Наверх
Добавить в закладки | ВКонтакте | Twitter | Facebook | Telegram | Дзен | Google+ | RSS | 16+ Оформить подписку
 
 
1 GBP
Фунт стерлингов Соединенного королевства
84,6296
-2,6318
1 USD
Доллар США
65,9931
-1,6881
1 EUR
Евро
74,9022
-1,1715
10 NOK
Норвежских крон
77,9719
-1,6090
10 SEK
Шведских крон
72,9697
-1,2649
 
 

 
 
-2°
3.2 м/с
давление 774.1 мм рт.ст
 
 
 
 

Календарь

 
 
 
 
 
 
 
 

Выбор редакции

 
 
 
 

Самое читаемое

 
 
 
 

Мы ВКонтакте

 
 
 
 

Найдите нас на Facebook

 
 
 
 

Новости партнеров

 
 
 
 
Главная » Наш гость » «В Мурманской областной Думе запахло рыбой»
 
 
 
 
07 Ноября 2018 года, 11:48

«В Мурманской областной Думе запахло рыбой»

15 2Отменённые депутатские слушания по вопросу о ситуации в рыбной отрасли Мурманской области всё-таки состоятся 13 ноября. 

Что происходит в рыбной отрасли и кто виноват в отсутствии привычной для северян рыбы на прилавках магазинов? На эти другие вопросы «Би-порту» ответил председатель правления межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов. 

- Валентин Валентинович, этой осенью Вы уже высказывались относительно ситуации в рыбной отрасли. На ком лежит ответственность за то, что Мурманск, не один десяток  лет,  считавшийся рыбацкой столицей, в последние годы эту самую рыбу, в частности треску и пикшу, видит не так уже часто?

- В 2016 году губернатор Мурманской области Марина Ковтун сказала, что Мурманск статус рыбной столицы должен себе вернуть, в городе «должно постоянно пахнуть рыбой». Позже на совещании у премьер-министра России Дмитрия Медведева в апреле этого года она подчеркнула, что «сегодня в Мурманской области переработку рыбы ведут предприятия среднего и малого бизнеса и частные предприниматели. На начало 2018 года в области их более сорока. В 2017 году на их мощностях произведено более 27 тысяч тонн различной рыбной продукции. В лидерах производства - 12 рыбофабрик, на которых перерабатывают треску и пикшу, причем ориентированы они на выпуск высококачественного филе из охлажденного сырья. Мощности таких предприятий позволяют перерабатывать до 80 тысяч тонн трески и пикши в год. Но в 2017 году их загрузка, с учетом замороженного сырья, не превышала в среднем 35-50 процентов. Специфика их производства диктует жёсткую зависимость от поставок сырья прибрежным флотом».

Всё правильно говорит губернатор - жёсткая зависимость мурманского берега от работы прибрежного флота. Однако, жизнь показала, что понимание важности загрузки рыбным сырьём мурманских предприятий и планы Марины Васильевны разделяют не все. 

- А кто не согласен с губернатором?

- Уже через месяц после совещания Медведева мурманские чиновники поддержали на заседании Северного бассейнового научно-промыслового совета позицию своих коллег из Федерального агентства по рыболовству - забрать у рыбаков-прибрежников  выделяемую четыре года подряд неосвоенную наукой дополнительную квоту трески и пикши в объёме 10 тысяч тонн. Речь идёт всего о 2% от общего допустимого улова трески и пикши в 2018 году. Тем самым наделённые властью должностные лица фактически лишили сырья значительную часть упомянутых губернатором предприятий береговой рыбопереработки. В результате, с начала октября более половины тресковых рыбофабрик  Мурманска работают два дня в неделю, одна закрылась навсегда.  

- Неужели последствия такого решения не были очевидны для сотрудников областной администрации?

- Думаете, что представитель Министерства рыбного и сельского хозяйства Мурманской области А. В. Алексеев не понимал, к чему приведёт его позиция при голосовании? Понимал. Хорошо понимал. На упомянутом выше совете прибрежники доказывали, просили, убеждали не делать этого, объясняли, чем это может закончится. «Как об стенку горох». А что сегодня рабочим людям говорить? У них семьи, дети, кредиты. Кто им ответит за отъём сырья с ранее нормально работавших предприятий, за потерю в зарплате. Чиновники? Вряд ли.  

- Что будет дальше с этими рыбофабриками?

- Предприятия к весне могут вовсе прекратить своё существование, отправив на биржу труда более 800 человек. Мурманчан. И судя по практическим действиям, это не особо заботит представителей исполнительной власти. А зачем. У них-то самих всё хорошо. Налогоплательщики Мурманской области обеспечивают им приличное регулярное материальное содержание. В отчётах всё «красиво». Лишних вопросов никто не задаёт. Дрейфуй по ветру на «бумажных парусах», практически никакой ответственности. 

- А как же местный потребительский рынок рыбной продукции?

- Хороший вопрос. Пойди-найди сегодня в магазинах Мурманской области приемлемую по цене треску и пикшу родного Баренцева моря — товар редкий, дорогой, почти дефицит. Дожили. Всё продано иностранцам. Дальневосточный минтай, какие-то бычки и толстолобики лидируют в ценовом сегменте доступной для населения рыбы. Пангасиус из устья Меконга и китайская тиляпия, теперь заменяют жителям рыбацкого региона треску и пикшу. 

- С чем рыбаки придут в Думу? Какие вопросы сегодня стоят наиболее остро?

- Главный вопрос, это, конечно, продавливаемые столичными олигархами аукционы на доли квот, которые, оставят без работы десятки местных рыбацких коллективов. Как следствие этого,  миллиарды рублей уйдут из регионального и местных бюджетов. Заберут в Москву, по месту регистрации новых «олигархо-эффективных компаний». Будут ли они вкладываться в Мурманск? Ответ мы знаем.  

- У Федеральной антимонопольной службы и у Росрыболовства есть свои основания за проведение аукционов. Какие аргументы против аукционов у рыбаков?

- Никакой «проблемы конкуренции» в морском рыболовстве, о которой говорит ФАС России, с точки зрения норм антимонопольного законодательства, нет. Это лукавство. Нет «рыболовного вопроса» и в положении об этом ведомстве, там только о товарных отношениях и товарных рынках идёт речь. Рыболовство, как понятие Закона о рыболовстве, - это не товар, это процесс. Добыча (вылов) водных биоресурсов, приемка, обработка, перегрузка, транспортировка, хранение, выгрузка уловов водных биоресурсов, производство рыбной и иной продукции из водных биоресурсов.

Тут нет реализации товаров, работ или услуг рыболовства. Поэтому «дорожная карта» ФАС России по развитию «конкуренции» через торговлю правом осуществления процесса рыболовства - незаконна. Не говоря уже о том, что эта краплёная «карта» реально направлена на создание монополии, остановила инвестиционный процесс и уже сегодня разрушает отрасль.

Аргумент Росрыболовства о разовом пополнении федерального бюджета за счёт средств, полученных от аукционов, также не выдерживает критики. При разумном повышении ставок сборов за пользование объектами водных биоресурсов можно без аукционных рывков, разрушения корпоративных программ развития, а то и полного уничтожения предприятий, планомерно наполнять государственный бюджет. В ближайшие годы результат будет в разы лучше - отрасль сохранит устойчивое движение вперёд и рыбаки продолжат участвовать в развитии территорий. 

С этими аукционами другая история. По сути, это типичная, организованная очень богатыми частными лицами, попытка «либерального грабежа» действующих хозяйствующих субъектов. Отбор сырьевого ресурса через изменение законодательства. Так называемый, проект «свежая кровь». Сегодня один вид водных биоресурсов, завтра два, послезавтра всё самое интересное «выдавят» на торги. При принятии нормы Закона о рыболовстве «об аукционных квотах» с административным ресурсом авторов этой идеи правительственное распоряжение по «видам водных биоресурсов для аукционов» можно менять хоть каждый год.

Аукционы на право пользования водными биоресурсами, наоборот, надо убирать из Закона о рыболовстве, дабы не возникало у некоторых федеральных чиновников и их любимчиков-коммерсантов «искушения» в настоящем и в будущем мухлевать  с квотами. «При добровольном отказе или законном лишении права пользователя на долю, а также для добычи (вылова) водных биоресурсов, в отношении которых ранее не осуществлялось рыболовство, или водных биоресурсов в новых районах их добычи (вылова), квоты должны распределяться на конкурсной основе под обязательства постройки судов на российских верфях». 

- Тема аукционов непосредственно касается  рыбопромышленников, а какая разница субъекту Российской Федерации от способов распределения квот?

- Подобная «глобализация» ни к чему хорошему на территориях не приведёт. От торгов квотами бюджет Мурманской области ничего не получит. Кроме, конечно, проблем с сырьём у рыболовных и рыбоперерабатывающих компаний, сокращений работников предприятий и, как результат, снижения налоговой базы. Первое время местные предприятия будут медленно садиться на сырьевую и экономическую «мель», а лет через пять продадутся. Их не станет. А другие, новые, будут далеко, не дозвонишься… 

- Аукционы — не единственное, что тревожит рыбацкое сообщество?

- Конечно. Сейчас активно обсуждаются нормы Налогового Кодекса РФ, а именно, новые увеличенные ставки сборов за пользование объектами водных биоресурсов, и дифференцированные ставки, стимулирующие поставки рыбы на российский рынок. Согласно Бюджетному Кодексу РФ налоговые доходы от уплаченных плательщиками ставок по нормативу 80 процентов получает и Мурманская область, так как уплата сбора производится плательщиками по месту нахождения органа, выдавшего разрешение на добычу (вылов) водных биологических ресурсов, то есть, в территориальном управлении Росрыболовства в Мурманске. Рыбаки готовы в ближайшие годы платить больше и пополнять областной бюджет.

Кроме того, беспокоят дополнительные денежные и административные барьеры по получению разрешений на промысел для долевых собственников рыбопромысловых судов. Законодательный запрет на продажу в магазинах и на рынках прибрежной свежей и охлаждённой рыбы прямо из моря — весьма неожиданная «санкция» на мечту Президента России о рыбных рынках в приморских городах. И это уже не говоря о бесконечных спорах ФГУП «Нацрыбресурс» и Мурманским рыбным портом о причалах. Кстати, власти Приморья предложили Росрыболовству прописать в нормативной базе «механизм двух ключей» по управлению причалами рыбного порта Владивостока

Это только те проблемы, что лежат на поверхности. 

- Выстроена  ли  работа с региональными рыбными чиновниками по решению накопившихся вопросов? Есть ли обратная связь?

Мы не слышим позицию Мурманской области по главным вопросам отрасли. Что практически делают областные рыбные начальники, чем занимаются неизвестно. Поэтому рыбаки и пошли в Думу.

Свои предложения по наполнению сырьём мурманских фабрик прибрежники и рыбопереработчики направили народным избранникам. А именно, закончить с субъективным «ручным режимом» перераспределения квот между пользователями на заседаниях утверждённых Росрыболовством членов Северного бассейнового  научно-промыслового совета, и обратиться в Минсельхоз России с предложением утвердить «Порядок распределения неосвоенных при осуществлении всех видов рыболовства объёмов квот трески и пикши Северного рыбохозяйственного бассейна в отчётном и текущем годах».  В нём предлагается предусмотреть передачу указанных объёмов пропорционально ежегодным заявкам предприятиям, осуществляющим в текущем году прибрежное рыболовство. Для обеспечения дополнительных поставок рыбного сырья на береговые фабрики, а также свежей и охлаждённой рыбы в розничную торговлю. Единое промысловое пространство с 2019 года — тому не помеха. Федеральная антимонопольная служба не занимается «конкуренцией» между видами рыболовства и даже будет приветствовать увеличение рыбаками-прибрежниками  поставок рыбы на внутренний рынок. А жители Мурманской области спасибо скажут. 

- Отдельно хотелось бы остановиться на вымирании рыбацких деревень,  где рыбодобыча, по сути, единственный источник к существованию. Можно ещё что-то сделать или уже поздно?

- Тут ведь вот какая ситуация.  На поддержку сельского хозяйства бюджет Мурманской области ежегодно тратит сотни миллионов рублей в год, ещё столько же выделяет федеральный бюджет. Говорят о продовольственной безопасности Кольского Заполярья и социальной защищённости жителей нескольких посёлков. Никто не спорит, надо. А то, что исконно рыбные Териберка, Йоканьга, Харловка и другие населённые пункты на берегу Баренцева моря «загнулись» без рыбы и без работы, это чиновников не беспокоит? Рыба это не продовольственная безопасность, не источник жизни, по их логике? Социальная защищённость людей на эти территории не распространяется?

А ведь там никто не просит бюджетных денег. Только поддержу власти  небольшой объём квоты. То есть, просят дать право законно ловить рыбу и торговать  уловом тем, кто постоянно живёт на побережье и помнит историю этих мест. 

Очевидно же, что малое рыболовство и законная торговая кооперация дадут людям работу, муниципалитетам налоги, - вернут наши «териберки» к их изначальной роли на Кольском полуострове. Для этого нужно не более 3 тысяч тонн квоты трески и пикши в год на 40-50 малых судов. Причём, для этого не надо обращаться к запасам, которыми управляет Смешанная Российско-Норвежская комиссия по рыболовству.

Посмотрите на наших соседей. Как делает Норвегия? Там на эти цели, не спрашивая разрешения у России, жителям прибрежных мест ежегодно выделяются десятки тысяч тонн трески и пикши, и ещё предоставляют гражданам целевые кредиты на покупку рыболовного судна с квотой. Бывшие русские Васино (Вадсё) и Варгино (Вардё), до которых рукой подать — норвежские мужики на своих небольших судёнышках рыбачат и посёлки как «конфетки» выглядят. Лови законно 50 тонн «по погоде» с апреля по октябрь, продавай улов, живи в удовольствие на побережье. Налоги плати.  Зимой грейся на югах. Социальная защищённость на практике. Придумывать ничего не надо. 

- А у нас этих простых, но работающих примеров не замечают?

- Президент России Владимир Путин ещё два года назад поддержал это направление  работы, федеральное правительство «за», Россрыболовство не возражает. Только где инициатива от Мурманской области?   Кстати, в Мурманской областной Думе это направление развития рыболовства рассматривали в прошлом году, депутаты поддержали президента, просили исполнителей практически заняться этим вопросом. И что? Один раз совещание провели, рабочую группу создали. Результатов — ноль. 

Непонятно, почему не интересна региональным должностным лицам, отвечающим за рыбное хозяйство на Севере России, тема малого рыболовства. Это их принципиальная позиция? Или работать с Москвой по вопросам нормативной правовой базы — дело хлопотное.  Времени много требует. Думать надо, копаться в законах, писать, предложения вырабатывать, отстаивать в различных федеральных ведомствах проекты новых норм. Свою точку зрения иметь. Принципиальным быть. Короче, «пахать» надо. Ответственность, опять же.

А может устали чиновники, не интересно, лень?  

- Валентин Валентинович, если обобщить, что ожидает рыбацкое сообщество от рыбных слушаний в Мурманской областной Думе?

- Депутатам, на самом деле, есть, что спросить, что обсудить и что решить. Позиция областных отраслевых специалистов, что от нас, мол, ничего не зависит, что в морском рыболовстве Москва устанавливает «правила игры», что «наверху всё решено», не представляется убедительной. И Камчатка, и Сахалин, и Приморье, и Архангельская губерния, руководители исполнительной власти, депутаты, сенаторы крупнейших рыбодобывающих субъектов Российской Федерации постоянно отстаивают в Москве интересы своих регионов по рыбным вопросам. Активно поддерживают согласованную общеотраслевую позицию по тем или иным изменениям законодательства, направляют письменные предложения руководителям государства и федеральным министрам. Не стесняются и не боятся говорить правду.

Вопросов в рыбной отрасли региона накопилось много,  их пора бы начать решать. Выходит, что очередь дошла до депутатов Мурманской областной Думы. А иначе, из программы ежегодной «Мурманской международной деловой недели», которая, как утверждают организаторы, стала визитной карточкой арктического региона, тема рыбы исчезнет уже навсегда. Обсуждать будет нечего.

Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter.