Северянин превратил свое жилье в машину времени

Старинный буфет реставрировали полгода

В Кандалакше дом № 9 по улице Новой знают многие: не обратить внимание на эту двухэтажку просто невозможно. Она раскрашена в разные цвета и обнесена металлическим заборчиком, за которым виднеются колодезный сруб, деревянная телега и еще какие-то предметы крестьянского быта. Для полноты картины не хватает только бородатого мужика в зипуне и лаптях да лошади с бубенчиками на сбруе. Но хозяин всего этого раритетного великолепия носит обычную куртку, ботинки и брюки. А коня у него и вовсе нет - ни живого, ни железного. Это местный любитель редкостей, предприниматель Василий Гаркотин.

- Проходите наверх, - гостеприимно приглашает он меня в свой дом. - Здесь, на втором этаже, мой кабинет двадцать первого века - компьютер, стенка, диван, все как полагается. А тут, по соседству, столовая, но уже девятнадцатого века.

Мы проходим чуть дальше, огибая большую круглую печь. Диковинный резной буфет высотой метра два с массой точеных ручек, подставочек и прочих прибамбасов. Столик с изогнутыми ножками. Вокруг него два кресла с деревянными завитушками на спинках, крикливой полосатой расцветки. Большое трюмо со старинным, чуть потемневшим зеркалом, на нем такие же старинные книги и керосиновая лампа с прихотливым абажуром. Ни дать, ни взять, гостиная зажиточного купца из гоголевского романа.

- Вы хотите сказать, что на этих креслах можно сидеть?

- А как же! Все тут наши местные умельцы отреставрировали, в порядок привели. Буфет мне в плачевном состоянии достался - весь обклеенный чем-то был, без стекол... Я его из поселка Нивский привез. Там мои знакомые в какой-то квартире электропроводку меняли, увидели старый буфет и мне рассказали. Хозяевам он не нужен оказался, ну, я его и забрал. Полгода реставрировали. А кресла - из Кандалакши, мне их по объявлению продали.

Чай из 100-летних чашек

- Открыв дверку буфета, Василий достал оттуда старенькие чашечки с потертой позолотой.

- Чайку из посуды восемнадцатого-девятнадцатого века не желаете? Чашки кузнецовского завода - тоже по случаю купил.

Сижу в купеческом кресле, держу в руках старинную чашку тончайшего, полупрозрачного фарфора, тонко поющего от щелчка ногтем. На столе печенье в бронзовой, тоже старинной посудине, и чай в заварном чайнике желтого металла, с полустертыми узорами. Только вот самовар электрический, но тоже потускневший от времени, не рушащий всю эту патриархальную гармонию.

Так, а что на первом этаже? Здесь - рабочее помещение и еще одно собрание редкостей: старинный типографский пресс, способный прослужить еще не одну сотню лет; монетки, ходившие еще при царе Алексее Михайловиче в XVI веке; гусли, на которых играл, вероятно, какой-нибудь помор на веселых деревенских праздниках; большущая труба от граммофона - пращур современного динамика. Отапливается первый этаж по-современному: электрообогреватели, которые отключаются после того, как нагреют воздух до определенной температуры. Не дом, а машина времени...

Рядом с купеческой столовой - музей коммунизма

- Я это все называю музеем действующих экспонатов, - рассказывает Василий. - Здесь всем можно пользоваться. Вот, к примеру, каретные часы, - достает он еще один экспонат своего музея - часы в странном четырехугольном корпусе, упакованные в кожаную коробку с окошечком напротив циферблата. - Им сто пятьдесят лет — такие раньше брали в поездки, ведь в то время ни наручных, ни карманных часов не было... Мне они достались в нерабочем состоянии, я очень долго искал мастера, способного их починить, и нашел только в Москве.

Даже кочерга в этой комнате — позапрошлого века. Здесь, наверху, все отапливается печкой, как в старину. Прохладно - печь еще не раскочегарилась как следует. Но если протопить ее — становится очень тепло и уютно.

В этой же столовой - древний потемневший сундук, доверху набитый старинными журналами: Василий давно изучает историю русской журналистики, поскольку сам отработал лет 30 фотокорреспондентом в местной газете. Потом отправился учиться в Высшую партшколу, и быть бы ему партаппаратчиком, не грянь развал Союза. В память об эпохе развитого социализма, прямо по соседству с гаванью купеческого благополучия, он оборудовал еще один музей с экспонатами иного толка: штык от русской трехлинейки, полное собрание сочинений Ленина, Маркса, Энгельса и Сталина. На стенах - портреты вождя мирового пролетариата. Секретер с различными документами той эпохи: всяческими удостоверениями, талонами на продукты, снимками. Рядом с секретером - первый советский арифмометр и множество других вещей.

- До сих пор не могу разобраться, как на нем считать! - смеется хозяин.

Особняк - из убитой халупы

Весь этот дом Василий, можно сказать, собрал своими руками. Не без помощи, естественно, строителей и плотников, поскольку эта двухэтажка была в таком же плачевном состоянии, как и старинный буфет. Нынешний хозяин выкупил ее у городской администрации, приобрел новое жилье двум семьям, которые здесь жили раньше. И за 4 года превратил убитую халупу в особняк. Сейчас дом разделен на две части. Одна из них жилая, где постоянно живет Василий с семьей. В другой половине на втором этаже те самые «музеи действующих экспонатов», а Василий достает подобные вещи, где только можно. Их у коллекционера сотни. Он часто бывает в Москве, где никогда не упустит случая заглянуть на рынок различных редкостей. Но в основном раритетами снабжают его местные жители, благо Кандалакша - одно из древнейших поселений на Кольском полуострове. Супруга Василия относится к этой страсти мужа с пониманием, хоть и не разделяет ее. А взрослая дочь живет с супругом и детьми в отдельной квартире в городе.

- Колодец с телегой тоже в какой-нибудь деревне купили? - не могу сдержать улыбку.

- Нет, это мне один знакомый плотник сделал, специально по моему заказу, - понимающе улыбается Василий. - А летом к дому еще резное крылечко пристроим.

Алексей МИХАЙЛОВ. Кандалакша - Мурманск.