Мурманску грозил свой Чернобыль

 | Полярная правда |

О трагедии, случившейся на Чернобыльской атомной электростанции и унесшей уже тысячи человеческих жизней, знает, наверное, каждый мурманский школьник. Но даже их отцам и старшим братьям вряд ли известно, что десять лет назад и Мурманску грозил свой Чернобыль.

А случилось вот что.

21 сентября 1995 года энергетики за долги перед «Колэнерго» отключили от своей подстанции базу атомных подводных лодок в Гаджиево. В числе обесточенных объектов оказались и четыре атомохода, выведенные из боевого состава Северного флота, но имеющие действующие реакторы. На некоторых из них по каким-то причинам не включилось автономное энергопитание, и реакторы стали неуправляемыми. Возникла реальная угроза ядерной аварии. К счастью, этого не произошло: военные под дулами автоматов заставили работника подстанции включить рубильник, и тем самым предотвратили беду.

О грозящей городу и области катастрофе мне тогда сообщил оказавшийся на месте события директор судоремонтного завода «Нерпа» Павел Григорьевич Стеблин, ныне покойный. Естественно, я незамедлительно передал эту новость в Москву, и через пятнадцать минут информация, выпущенная по каналам ИТАР-ТАСС, разошлась по миру. Реакция на нее последовала немедленно. На место события уже в ночь на 22 сентября прибыли для разбирательства представители федеральных военных и гражданских ведомств. А утром того же дня премьер-министр правительства России Виктор Черномырдин подписал постановление, категорически запрещающее энергетикам отключать от энергосистем подобные объекты. В тот же день по приказу командующего флотом все электроподстанции «Колэнерго», обеспечивающие электроэнергией места базирования атомных подводных лодок и других ядерных объектов, были взяты под временную охрану военных, чтобы энергетики не могли впредь отключать их по своему усмотрению.

Самое любопытное в этой истории то, что винить персонал подстанции за отключение военной базы было нельзя. Энергетики, оказывается, действовали в точном соответствии с постановлением правительства № 760 от 27 июля 1995 года, разрешающего им применять подобные санкции к злостным неплательщикам за потребленную электроэнергию. К таким неплательщикам с полным на то основанием они отнесли и военную базу. Однако в данном случае получился перебор, который едва не закончился плачевно не только для военных, но и для всех жителей Кольского полуострова. Как сообщил мне позднее один из военных специалистов-атомщиков, оставалось всего несколько минут до момента, когда ситуация могла выйти из-под контроля. Последствия ее могли быть даже хуже чернобыльских, утверждал он. Ведь речь шла о грозящей аварии не одного, а сразу нескольких атомных реакторов.

Федеральные и местные власти из-за опасения вызвать панику в стране и у наших скандинавских соседей сделали все возможное, чтобы скрыть истинную ситуацию в Гаджиево. После тассовской публикации об этом событии в центральных СМИ материалы о нем больше не появлялись. По указанию «сверху» замолчали его и местные газеты. Автору тоже дали понять, чтобы больше, мягко говоря, к этой теме не возвращался.

Сейчас контроль за ядерной и радиационной опасностью, исходящей от списанных атомоходов, многократно усилен. Военные и специалисты «Колэнерго» стали сотрудничать теснее. Можно сказать, что теперь нет условий для повторения гаджиевского ЧП. Но что было, то было. Пусть знают об этом мои земляки.

Василий БЕЛОУСОВ.