СПУСТЯ 20 ЛЕТ

 | Полярная правда |

На пресс-конференции, посвященной 20-й годовщине со дня Чернобыльской катастрофы, собрались непосредственные участники ликвидации катастрофы: военачальники, летчики, инженеры, вдовы героев Чернобыля, врачи, журналисты. Главным организатором пресс-конференции стал президент Международной общественной организации инвалидов «Центр социальной защиты инвалидов Чернобыля», руководитель операции в особо опасной зоне ЧАЭС, генерал-майор Николай Тараканов.

То, что случилось 26 апреля в 1 час 32 минуты в 1986 году - не просто авария, «это крупномасштабная катастрофа двадцатого века». В зону радиационного загрязнения в результате аварии на Чернобыльской АЭС входят четыре тысячи триста сорок три населенных пункта в четырнадцати субъектах РФ, где проживают полтора миллиона человек. Ученые подсчитали, что сила взрыва на станции была сопоставима с мощностью пятисот и более атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. По словам генерал-майора Тараканова: «Чернобыльская катастрофа - это человеческий фактор, который дал сбой во время работы и управления на этой станции процессом выработки атомной энергии».

В 1986 году на Чернобыльской станции затеяли эксперимент по дополнительному снятию электрической энергии. Но нельзя было делать это на действующей электростанции. «Это было преступление века», - высказал свою точку зрения Тараканов. Официально зарегистрировано, что пострадали 638 тысяч человек, из них 187 тысяч человек - ликвидаторы последствий аварии. На помощь в операции, только из запаса армии, было вызвано 500 тысяч солдат, которые незамедлительно отправились в Чернобыль, оставив свои семьи.

Долгое время жителей держали в неведении о случившемся. И только спустя 36 часов началась эвакуация населения. Когда догадались измерить уровень радиации в округе Чернобыльской АС, прибор зашкаливал. Приехали пожарные, еще не задумываясь над тем, чем они рискуют, и какие последствия их ожидают. Это люди - герои, они спасли все человечество, и эти герои могли быть живыми, но они работали в зонах со смертельным уровнем радиации (800 рентген и выше). На станцию призывали войска гражданской обороны, инженерные, саперные, химические войска, лучший вертолетный отряд, заказывали роботов из разных стран. Но ни один робот не сработал, так как, попадая в радиоизлучение, каждый из них становился помехой. В сентябре 1986 года специалисты провели эксперимент и установили, что уровень радиации на крыше составляет от восьмисот до семи тысяч ренген в час. Как можно было работать людям в такой безвыходной ситуации?! Но они работали!! Четырнадцать дней продолжалась операция, и в итоге с крыши сняли около 200 тонн ядерного топлива.

Люди спасали человечество ценой своей жизни! «Это был настоящий подвиг!» - от души сказал генерал-майор Тараканов, который сам лично управлял операцией. «Это русская душа человека», а не награда послужила стимулом к героизму. Люди не стремились стать героями, они хотели предотвратить масштабное бедствие. И тот, кто смеет унижать или оскорблять их, не достоин быть не только гражданином, но и человеком.

В настоящее время незнающие люди, с горечью отметил Николай Тараканов, делают из героев Чернобыля прокаженных, относятся к ним с опаской, пренебрежением. Государство лишает их льгот, заставляет стоять в очередях за социальной помощью. В советское время существовал указ, что чернобыльцы-инвалиды имеют право на получение жилья вне очереди в течение трех месяцев. Но сейчас, чтобы добиться жилья и льгот, нужно обойти огромное количество инстанций. Для чернобыльцев нет и специальных больниц, госпиталей. «Конечно, обида и очень серьезная обида», - выразил свое негодование организатор пресс - конференции. Теперь предстоит бороться за льготы, но у чернобыльцев уже нет сил воевать за них. Все это не украшает тех людей, которые занимаются вопросом социальной помощи героям Чернобыльской катастрофы.

По точным данным, в живых на сегодня осталось (дети, взрослые, военнослужащие, гражданские) около 18 с лишним тысяч человек. Из ста чернобыльцев погибает от четырнадцати до двадцати человек в год.

Забыть эту катастрофу нельзя. Со школьной скамьи надо прививать человеку ответственность за будущую профессию, за последствия своих ошибок, за свою Родину, за своих соотечественников, чтобы те гордились своей страной и шли ей на выручку. А люди, которые говорят, что о таком происшествии можно забыть, - безнравственные, безответственные и не способные сострадать и прийти на помощь.

Еще один участник пресс-конференции - член-корреспондент Российской академии естественных наук, член Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Юрий Сараев сказал, что сейчас ученые, инженеры занимаются новыми технологиями, но их всегда подстерегает опасность неизведанного. Юрий Сараев считает, что люди, работавшие на ЧАЭС, - не преступники, и что они не виноваты в этой общечеловеческой трагедии. Он не согласен со своим коллегой Николаем Таракановым и считает, что в проводимом на электростанции эксперименте не было ничего страшного. Главное, как сказал Юрий Сараев, нужно было понимать опасность состояния реактора, а этой оценки сделано не было. После аварии были проведены широкомасштабные исследования состояния реактора при любом уровне мощности, разработали новые системы управления реактором, внесли множество изменений, дополнений, провели реконструкцию и модернизацию, в результате чего на всех атомных энергоблоках России и за рубежом были проведены огромные технические мероприятия, чтобы обезопасить ядерные реакторы. «Это международный опыт, - сказал Юрий Сараев. - Технически приняты все меры, все исследования проведены, и такого случиться больше не может».

Затем выступил врач-радиолог Леонид Андреевич Остапенко, который занимается радиационными делами уже около пятидесяти лет. Он рассказал, что люди приезжали в Чернобыль здоровыми, но в первые же дни у них начался кашель, насморк, поднялась температура. Поначалу думали, что это простуда. Но на самом деле, это сказалась полученная ими малая доза радиации. Сейчас чернобыльцы страдают от множества болезней, ведь чувствительность людей к радиации разная, но она есть.

Президент Международной общественной организации «Интернационал социальной справедливости» Сергей Проходенко говорил, что современному обществу необходимо научиться сострадать. Были написаны письма государственным чиновникам и другим состоятельным гражданам с просьбами о социальной помощи инвалидам Чернобыльской катастрофы. Но все они отказались оказать помощь тем людям, которые спасли жизнь им и их детям, мотивируя это тем, что не имеют возможности выделить средства.

Полковник Михаил Бушуй подчеркнул, что это была вселенская ядерная катастрофа двадцатого века и что советский солдат являлся самой нужной, ответственной, спасительной и надежной силой, но многие из этих людей остались без внимания. Триста семьдесят два депутата Госдумы проголосовали против льгот героям Чернобыля. Они заменили льготы денежными премиями, которые практически бесполезны. Теперь чернобыльцы уже не знают, где им просить помощи.

Бывший начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, генерал армии Владимир Лобов говорил о том, что абсолютное равнодушие народа оскорбляет. Ведь люди, пострадавшие в Чернобыле заслуживают не только уважения, но и вселенской благодарности. Человеческий фактор - это честность, правдивость. К человеческому фактору надо относиться бережно, а многие граждане этого не понимают. Чернобыльцам обидно, что забыто то, что они сделали, то, чем они жертвовали. Героев забывать нельзя....

Минувшая пресс-конференция проходила настолько интенсивно, что многие, и в их числе генерал-майор Олег Комлев и генерал-майор Владимир Ермаков, не успели взять слово. Но было высказано много различных мнений о причинах Чернобыльской катастрофы. Даже участники событий не могут прийти к соглашению, а между учеными и специалистами до сих пор продолжаются споры.

Инна СМИРНОВА.