Николай Цискаридзе: «Надо развиваться»

 | Полярная правда |

Николай Цискаридзе — человек чрезвычайно активный. Любители балета часто видят его в спектаклях Большого театра, телезрители — в передачах телеканала «Культура» и др. С недавних пор Цискаридзе осваивает еще и профессию педагога. Выступление его ученика Артема Овчаренко в партии принца в балете «Щелкунчик» привлекло внимание публики.

— Николай, Вы ощущаете себя мэтром?

— Нет, конечно. Я же молодой человек. Если так о себе подумаю, буду трупом. Даже великие педагоги, с которыми мне удалось работать, не ощущали себя мэтрами. Марина Тимофеевна Семенова говорила — «Я понимаю, что я собой представляю, но я же живой человек». Она мне объясняла, какую большую радость испытывает педагог, когда у ученика все получается хорошо, а если что-то не выходит, учитель расстраивается еще больше. Теперь мне понятны ее слова.

— Общаясь с молодыми, чувствуете разницу поколений? Двадцатилетние — другие?

— По своим знаниям они просто неандертальцы, к сожалению. Выросли в другой стране, с другими техническими новшествами, практически ничего не читали, не знают элементарного. Зато умеют пользоваться интернетом, целыми часами сидят «В контакте», в «Одноклассниках», несмотря на то, что они такие молодые.

— А вам удается как-то повлиять на них, заинтересовать хорошей литературой?

— Я занимаюсь с Артемом Овчаренко, хожу с ним в музеи, он ходит в театры по моему совету, читает книги. Приятно, что он любознательный и пытается все успеть. Но, к сожалению, пробел огромный, приходится многим заниматься. Когда мы вместе с Артемом и его одноклассником пришли в Пушкинский музей, выяснилось, что они не знают ни одной древнегреческой легенды, ни хорошей, ни плохой. Представляете? А ведь эти мальчики закончили Хореографическую Академию с красным дипломом. Страшно.

— Но еще не все потеряно. Замечательно, что Ваш ученик проявляет интерес к искусству.

— Иначе я не буду с ним работать. Объяснил ему, что нет ничего страшнее, чем глупый артист балета, показал, как это выглядит на некоторых моих коллегах. Чтобы не быть смешным и не разочаровывать людей, надо развиваться.

— «Щелкунчик», в котором недавно выступил Артем Овчаренко, для Вас — особый балет.

— Да, очень счастливый. Я верю в цифры и считаю, что все не случайно. В первый раз я станцевал свой «Щелкунчик» 13 января в пятницу, и, оказалось, что я стал тринадцатым исполнителем партии принца в истории Большого театра, начиная с Владимира Васильева, который в 1966-м первым станцевал в постановке Юрия Григоровича. Получилось так, что я был тринадцатым и во многих других спектаклях, в которые меня вводили. В музее театра специально считали, получилось очень смешно, но эта цифра меня преследовала. А когда Артем пришел ко мне репетировать, оказалось, что мы родились в один день, 31 декабря.

— Жизнь творческого человека, тем более балетного артиста, — череда взлетов и кризисов, после которых опять наступают взлеты. Как Вы преодолеваете кризисы и какой из них был самым драматичным?

— Сложно переживаю премьеры. Готовишь новый спектакль месяцами, долго-долго в нем пребываешь, и вдруг все заканчивается. На первом представлении балета «Пиковая дама» в постановке Ролана Пети я разрыдался прямо на сцене, так тяжело было сознавать, что репетиционный период закончился.

— Но потом жизнь спектакля продолжается.

— Самое интересное происходит тогда, когда его создаешь.

— Но Вы пережили более серьезное испытание — тяжелую травму ноги.

— Это уже давно забыто. Во время болезни трудно было выдержать травлю, организованную в мой адрес. Мои недоброжелатели почему-то решили, что я уже никогда не смогу больше танцевать. Читать о себе гадости в газетных статьях было крайне неприятно. Но я старался не обращать внимания, хотя, честно говоря, это очень сложно. Вынести все это помог мои замечательный педагог Николай Борисович Фадеечев. Я слушал только его, и мне становилось легко. А теперь я пытаюсь объяснить Артему, чтобы он закрыл уши и не реагировал ни на похвалу, ни на хулу. — Николай, Вы — известный телеведущий, на телевидение пришли уже сложившимся артистом. Вам помог Ваш артистический опыт или пришлось начинать с нуля? — Прежде всего, перед камерой надо грамотно говорить, а для балетных артистов это нередко представляет проблему. Я прошел хорошую школу, начал сразу с прямого эфира в программе «Взгляд», не имея права на ошибку. Шестой сезон рассказываю о балете на канале «Культура». Тексты мне никто не пишет, перед съемками много читаю, обдумываю выступления. Как будто готовлюсь к экзамену по истории балета, но слушать меня будет не комиссия, а вся страна.

Беседовала Елена Губайдуллина