Картошка, которую мы знаем

 | Полярная правда |

В этой коллекции насчитывается около 3000 образцов, аналогов ей нет в мире, и существовать она может только при условии, что каждый год, умирая, возрождается вновь. Второе невозможно без первого, ибо речь идет о коллекции сортов картофеля Полярной опытной станции Всесоюзного института растениеводства, жизнь которой возобновляется из лета в лето.

История распространения картофеля в Европе и мире отмечена событиями исключительными по силе впечатлений, которые вызывало в человеке это удивительное растение.

Родина картофеля и его диких сородичей - Южная Америка. В обиходе Старого Света он появился три сотни лет назад, причем, сначала как диковинный цветок в ботанических садах. Глядя сегодня на опытные посадки ПОСВИРа, представить это не стоит большого труда. Каким только цветом картофель здесь ни цветет - белый, голубой, розовый, ярко-красный, темно-фиолетовый, почти черный, лепестки махровые, бархатные... Кстати, есть совсем нецветущие сорта.

Долгое время не знали, к какому роду известных растений картофель отнести. Рода, оказалось, он простого, происхождения незнатного - из пасленовых. И потихоньку, понемногу картофель из ботанических садов стал перемещаться на огороды земледельцев.

Распространение картофеля в России проходило трудно. Доходило до анекдотичных случаев, но бывали события и такого накала, что оставили след в истории страны. Когда Петр I прислал из Голландии «для расплода» мешок картошки, придворные съели его, приняв за деликатес. Вместе с тем попы объявили картофель «чертовым яблоком», и смута была так велика, что даже в школьных учебниках написано про «картофельные бунты», протестные выступления масс, восставших против огородного чужака.

Потом, мы знаем, началось победное шествие картофеля по огородам мира. Англичане называют его «королем огорода», в России - «вторым хлебом», а на далеких Соломоновых островах, где клубни вырастают до килограмма, картофель и местная валюта имеют равное хождение.

Эта историко-аграрная справка здесь исключительно для того, чтобы мы понимали, какой цены капитал содержится в хранилищах ПОСВИРа.

Основу картофельной коллекции Полярной опытной станции, которая стала создаваться одновременно с образованием ПОСВИРа, то есть с 1923 года, поначалу составляли сорта зарубежной селекции. По мере того как картофельное собрание полнилось, появлялись российские сорта и - особой ценности достояние - сорта старые, часть которых в мире уже утрачена, их нигде, кроме ПОСВИРа, нет, и, конечно, дикорастущие формы. Несколько прародителей картофельного рода, которые живут совершенно особой жизнью, о них особое попечение, и о них следует сказать отдельно.

Прежде чем картофель стал огородной культурой, приятной во всех отношениях, прошел долгий путь эволюции, на котором человек и природа должны были немало потрудиться. Чтобы на исконно родной земле, где и температуры низкие, и почвы малоплодородные, и день светлый короток, обрести право на существование, растению необходимо было выработать механизм выживания. К тому же дикари более устойчивы к заболеваниям, вредителям, потрясениям внешней среды. Это генетически исходный материал выше всякой цены, спрос на него огромный. Дикими сортами дорожат во всем мире, за ними охотятся, стремятся получить любыми путями.

Было время, когда Россия ввозила диких предков картофеля из других стран бессчетно. Теперь это делать запрещено, запрет, причем, касается всех стародавних растений. Мир спохватился, испугавшись истощить генофонд растительного сообщества.

Понятно, что в ПОСВИРе дрожат над дикими видами, как над музейным раритетом. Помня, что в природе картофель - культура короткого дня, для них построили специальные вегетационные домики, в которых температура и освещение приближены к условиям далекой американской родины. Ранним летним утром домики открывают, впуская свет, а в 5 вечера закрывают, как будто и у нас темнеет так рано, как где-нибудь в предгорьях Перу сегодня и тысячу лет назад.

А вообще-то человек, по компетентному замечанию научного сотрудника ПОСВИРа Натальи Николаевны Девяткиной, много лет занимающейся культурой картофеля, выдрессировал его, приучив расти там и так, как это требуется хозяину.

Коьский Север - особая страница истории распространения картофеля. На полярных пространствах, где никогда не знали земледелия, необходимо было вывести сорта не просто скороспелые, не только продуктивные, но способные давать урожай в условиях длинного светового дня. И значит, нужны были отличные от принятых приемы агротехники. Ученым ПОСВИРа предстояло научить северную картошку начинать сезон в июне с тем, чтобы в начале сентября был готов уже урожай. Так появились самые востребованные наши сорта, известные еще с 30-х годов: «Хибинский ранний» и «Имандра», вкуснее которых, говорят, нет ничего.

Рождением этих сортов мы обязаны времени, когда в ПОСВИРе занимались селекционной работой. Из сортовой коллекции картофеля выбирались лучшие донорские качества: у одного высокое содержание крахмала, другой годится для раннего урожая, третий устойчив к заболеваниям - результат комбинации полезных свойств превзошел ожидания. Между прочим, оба эти сорта, признанные, любимые у нас, пытались разводить в иных краях. Не живут, не могут, не хотят - вырождаются.

Достоинства родителей, кстати, наследуют не только новые сорта, но и не менее замечательные гибриды. Разница между ними та же, что у человека с пропиской и без нее. Сорт требует соблюдения формальностей, документально удостоверяющих факт его существования, а гибрид обходится без них. Что, впрочем, не мешает его введению в хозяйственный оборот.

Четвертый год на северных огородах сажают гибрид-15, обе его разновидности, с белыми и розовыми клубнями, и не нахвалятся. Ароматная душистая картошечка, не важно, что там в паспорте у нее. Кому надо, тот знает, что родился гибрид от приличных родителей. Ученые ПОСВИРа выбрали ему в отцы с матерью всем известный «Хибинский ранний» и не такой популярный, но вполне достойный «Кростар».

Крупных хозяйств, занимающихся разведением картофеля, у нас в области нет. Это проблемы частного сектора, тех, кто держит личные огороды. Для объемов, которые выращивают на наших землях, более чем достаточно 5 сортов селекции Полярной опытной станции и 4-х ее же гибридов. Важно, впрочем, не количество сортов и гибридов, главное - насколько они приспособлены к местным условиям. В Германии, к примеру, сорта «Вольтман» и «Небель» выведены еще в XIX веке, а потребность в них сохраняется до сегодняшних дней.

Но достижения современного земледелия были бы просто невозможны, не существуй сортовых коллекций картофеля, которые являются национальным достоянием любой страны. Государства европейского сообщества создали даже Международный банк генов картофеля. Свидетельство стратегической значимости сортового генофонда «второго хлеба» Земли. Страховой запас, надежно защищающий человека на случай непредвиденных событий. Здесь - панацея, если беда постигнет картофельные поля.

Известна судьба знаменитой коллекции Всесоюзного института растениеводства, в которой собрано едва ли не все разнообразие растительного мира планеты. Даже под огнем немецкой авиации сотрудники института спасали собрание, возобновляя посадки картофеля, высевая зерновые культуры. Истощенные, обессиленные блокадой Ленинграда люди не смели прикоснуться к спасительному куску картошки. Многие из них умерли голодной смертью, но выполнили свой научный долг, не позволив расхитить коллекцию.

Коллекция ПОСВИРа - часть мирового собрания всех видов картофельной культуры. Часть, кстати, немалая, равная той, что обладает Европа, и в научном мире известная.

С осени до лета коллекция хранится в больших корзинах. Летом от каждого сорта берется по нескольку клубней на посадку. Осенью, в урожай, отбирают наиболее здоровые, типичные для сорта и закладывают на хранение. Избыток - продают.

Так повторяется уже 80 с лишним лет из года в год. Круг этой жизни не должен прерваться. Ради нашего блага.

Адель АЛЕКСЕЕВА. Наш спецкор. Апатиты.