КАК СССР ВОЗВРАТИЛ ФИНЛЯНДИИ ВОЕННУЮ БАЗУ

 | Вечерний Мурманск |

История, известно, сослагательного наклонения не имеет. Однако в последнее время у части историков и публицистов очень модным стало рассуждать на тему, "а что было бы, если...?". Скажем если бы Гитлер в 40-м все же вторгся на Британские острова? Или если бы Сталин в 45-м не остановился на Эльбе, а двинул свои танковые армии к Ла-Маншу и Бискайскому заливу? Разумеется, подобные "глубокомысленные" рассуждения не имеют под собой серьезной научной основы. Гадание на кофейной гуще - дело не серьезных ученых, а, в лучшем случае, безответственных фантазеров. Но от того число последних, рядящихся в одежды первых, не уменьшается. В числе таких гипотетических проблем есть и такая: а стоило ли Советскому Союзу 26 января 1955 года подписывать протокол о досрочном возвращении Финляндии военно-морской базы в Порккала-Удд.

Закрывая Финский залив

С момента основания Санкт-Петербурга Россия была обеспокоена безопасностью своей северной столицы. Именно с этой целью Петр I отвоевал у шведов Выборг, а спустя сто лет Александр I и вовсе присоединил Финляндию, находившуюся до того под властью Стокгольма, к своей империи. Тем не менее Петербург оставался весьма уязвимым с моря. Поэтому русские стратеги стремились перекрыть путь вражеским кораблям не только мощным Балтийским флотом, но и цепью укреплений. Первым стал петровский Кроншлот - Кронштадт, постепенно обзаведшийся многочисленными фортами, возвышающимися прямо в водах Финского залива. Позже укрепления стали выноситься далее на запад. В середине XIX века мощную цитадель возвели на Аландских островах, второе рождение пережила старая шведская крепость Свеаборг близ Гельсингфорса (Хельсинки). В конце XIX - начале XX века с появлением новых видов вооружения было принято решение о строительстве минно-артиллерийских позиций, перегораживающих Финский залив. Одна из них на финском берегу опиралась на мыс Ханко, другая - на полуостров Порккала-Удд.

Предпринятые меры дали результат. В первую мировую войну, несмотря на неоднократные попытки, германский ВМФ так и не смог прорваться к устью Невы. После Октябрьской революции и предоставления независимости стране Суоми, Петроград - Ленинград неожиданно оказался в еще более опасном положении: финские руководители, бредившие идеей "Великой Финляндии", открыто проявляли враждебность к СССР. Сталин, в свою очередь, отвечал взаимностью. В конце 30-х годов с целью урегулирования отношений и обеспечения безопасности города на Неве советское правительство предложило финнам обмен: за территорию на Карельском перешейке - вдвое большую в Карелии. Инициатива СССР была отвергнута. В результате в конце 1939 года вспыхнула так называемая Зимняя война, после которой северный берег Ладожского озера с Выборгом отошел к Советскому Союзу. Мы получили также возможность создать военную базу на Ханко. В начальный период Великой Отечественной войны гарнизон "красного Гангута", оказавшись в блокаде, мужественно держался. В конце ноября - начале декабря 1941 года большую часть его защитников удалось эвакуировать морем, хотя наши потери оказались серьезными: из 88 кораблей и судов, участвовавших в операции, погибли 25.

К 1944 году финские правящие круги, наконец, осознали бесперспективность войны с СССР на стороне Германии. 17 сентября в Москве было подписано перемирие. В соответствии с этим документом восстанавливался мирный договор 1940 года между Советским Союзом и Финляндией. Кроме того, Финляндия возвратила СССР область Петсамо на Кольском полуострове. А вместо Ханко Сталин получил право на 50-летнюю аренду (пять миллионов финских марок ежегодно) полуострова Поркалла-Удд для создания там военно-морской базы.

Кинжал, нацеленный в сердце Финляндии

Полуостров Порккала-Удд, площадью почти 400 квадратных километров, всегда имел стратегическое значение. Еще в царской России здесь находились военные объекты. Рейд хорошо защищен от ветров и волнения, а глубины от 14 до 26 метров позволяют принимать значительное число кораблей и судов большого водоизмещения. Но для Сталина было важно не столько это. Главное, Поркалла-Удд находится вблизи финской столицы. Размещение здесь советских войск по сути означало установление полного контроля над Хельсинки.

В марте 1945 года смешанная советско-финляндская комиссия закончила работы по демаркации линии границы арендованного района, установив 111 пограничных знаков. Но еще за полгода до этого в Порккала-Удд перебросили значительный воинский контингент: 1-ю дивизию морской пехоты Балтийского флота. Вскоре началось строительство укреплений, в которых с 1947 года стали размешать мощные 100-мм казематные пушки, спаренные с пулеметом "Максим". Дальность стрельбы этих орудий превышала 20 километров. В гавани дислоцировалась бригада шхерных кораблей, в состав которой входили бронекатера, вооруженные двумя танковыми пушками, и тральщики. Но главная ударная сила бригады появилась на базе несколько позже. 7 июня 1947 года в Порккала-Удд пришел броненосец береговой обороны "Выборг". Корабль этот по-своему замечательный. В недавнем прошлом под названием "Вяйнемяйнен" он входил в состав финского ВМФ. Введенный в строй в 1932 году, корабль обладал сильным вооружением и бронированием. Советский Балтфлот начал охоту за ним и однотипным "Ильмариненом" еще в 1939 году. Однако "Вяйнемяйнен" в отличие от собрата, подорвавшегося на мине в 1941 году, уцелел. По условиям Парижского мира Финляндия продала последний оставшийся у нее броненосец Советскому Союзу.

Что дальше?

Срок аренды военно-морской базы в Порккала-Удд истекал лишь в 1994 году. Однако в 55-м из Москвы неожиданно прозвучало заявление о досрочном отказе от своих прав, и в следующем январе Порккала-Удд был официально возвращен Финляндии. Дело в том, что в Советском Союзе наступили новые времена. У кормила государственной власти встал Н. С. Хрущев, который уверовал во всесилие ракетно-ядерного оружия. Поэтому традиционные виды вооружений, в том числе и флот оказались у него не в чести. К тому же Никита Сергеевич полагал, что база очень дорого обходится. Военные в Генштабе, разумеется, поддержали предложение Первого секретаря ЦК КПСС. Вся техника и вооружение были спешно вывезены, а различные сооружения, возведенные за десять лет нашими военными строителями, безвозмездно переданы финской стороне: Хрущев почему-то был уверен, что финны все равно не станут платить за передаваемые объекты. Хотя, вероятно, если бы не "волюнтаристское" мнение, то в ходе нормальных дипломатических переговоров было возможно найти компромисс, устраивающий обе стороны.

Хрущев надеялся своим широким жестом заслужить признательность финской и мировой общественности. Вместо этого в Суоми стали набирать силу те, кто требовал пересмотра итогов второй мировой войны. Надо сказать, что даже послевоенные президенты Финляндии Паасикиви и Кекконен не оставляли надежды убедить советское руководство вернуть хотя бы часть утраченных земель и неоднократно, но безрезультатно ставили этот вопрос перед Москвой. Определенная пауза в подобных попытках наблюдалась в 60-80-х годах, когда соседняя страна испытала все выгоды от разностороннего сотрудничества с СССР. Затем прежние настроения в определенных кругах финского общества проявились вновь. В том числе и по поводу области Петсамо - нынешнего Печенгского района Мурманской области.

Нынешние российские патриоты продолжают клеймить Н. С. Хрущева за забвение национальных интересов при досрочной передаче Порккала-Удд, проводя параллель между теми давними событиями и "бегством" советских войск из ГДР. Либералы же тешат себя и общество иллюзиями о конце "холодной войны" и начале эры торжества разумного мирового порядка. Однако речь идет не только и даже не столько о делах минувших дней. В той или иной форме территориальные претензии к России предъявляют не только Финляндия, но и практически все соседи. В то же время у современной России нет никаких претензий к Финляндии (как, впрочем, и другим государствам), и если там не намерены ссориться, то оснований для какого-либо беспокойства о будущем нет.

А Порккала-Удд остается главной базой военно-морского флота Финляндии. Вдоль многочисленных причалов общей длиной до полутора километров здесь базируются боевые корабли и катера. Что же до территориальных "проблем", кои, по мнению некоторых финских деятелей, существуют с Россией, то лучше о них забыть. История XX века убедительно свидетельствует о том.

Максим СЕРГЕЕВ.