16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
12:46 Суббота 21 мая 2022

«Мне кажется, мы на нашем веку должны застать полеты к Марсу»

13:17 – 18 апреля

В субботу, 16 апреля, Мурманск посетил летчик-космонавт, герой России Александр Мисуркин. На творческую встречу с ним в Центре современного искусства пришли школьники и любопытные горожане. Российскому космонавту было о чем рассказать северянам. Он совершил три космических полета к Международной космической станции на транспортных пилотируемых кораблях. Продолжительность его полетов составила более 346 суток. "Би-порту" удалось пообщаться с Александром Мисуркиным и задать ряд волнующих вопросов.

- Тяжело ли быть космонавтом?

- Это очень субъективно. Один мой коллега, в моем присутствии в том числе, рассказывал послу одной страны, как тяжело быть космонавтом. В тот момент я с другими товарищами слушал этот рассказ и для себя понял, что если бы я это услышал до своего космического полета, то решил бы, что точно на это не гожусь. Мне кажется, главное гореть тем делом, которым ты занимаешься, искренне его любить, стремиться достичь каких-то поставленных целей. При этом в то же время нужно получать удовольствие от результата, от процесса движения к этой цели. Если так жить и двигаться, то ты не замечаешь трудности. Конечно, это вызов. Но ты его проходишь и понимаешь - да, я тоже это могу. И уверенности прибавляется, что ты можешь дойти до конечной цели.

- Какой бы вы совет дали ребятам, которые мечтают, но никак не решатся?

- Самое главное - решиться. Мне в детстве очень посчастливилось - в моей голове не возник вопрос "неужели это действительно возможно?" Наверное, если бы он появился, предположительно я бы сказал: "Ой, наверное, нет". Тогда я бы даже не попробовал. И вот это самое главное - не говорить себе "нет". Все возможно. Надо поставить себе цель, какой бы она амбициозной не была, составить стратегический, хотя бы в первом приближении, план или шаг. И потихоньку двигаться в этом направлении.

- Расскажите, почему вы ушли из Роскосмоса? Отвечая на этот вопрос на творческой встрече, вы говорили, что достигли какого-то внутреннего потолка и нужен новый уровень. Что это за новый уровень?

- Если ты понимаешь, что перестаешь развиваться в том месте или той деятельности, в которой ты сейчас занимаешься, значит надо что-то предпринимать. Но я сторонник того, что нужно постоянно развиваться. Как профессионально, так и личностно. Если ты понимаешь, что начинается этап стагнации, значит пора что-то менять. К сожалению, сегодня нет возможности полететь на Луну. Чему, конечно же, я не рад. Поэтому приходится что-то менять в своей жизни. Я не говорю о том, что у меня на сегодня есть какие-то далеко идущие планы. Но совершенно точно есть планы разобраться в своем тайм-менеджменте, в каких-то приоритетах. Прочитать все те книги, которые давно ждут этого на полках. Возможно, пойти учиться. Заняться тем самым внутренним развитием, нехватку которого я начал ощущать. [...] Как я уже говорил, если вдруг мы скоро полетим на Луну и будет некому, я с превеликим удовольствием вернусь обратно. Обещаю себя для этого сохранить.

- А космос остается в сердце?

- Безусловно. Он никуда не исчезает. Просто на сегодня не стоит таких задач, которые бы требовали для меня какого-то внутреннего дополнительного вызова.

- Президент Владимир Путин заявил о возобновлении российской лунной программы. Что даст запуск "Луны-25"?

- "Луна-25" - это беспилотный аппарат. Первый аппарат, который после длительной паузы, будет запущен к Луне. Вопрос, к сожалению, в том - когда мы подойдем к пилотируемому запуску? Понятно, что пилотируемый запуск предполагает определенное количество беспилотных экспедиций для того, чтобы подготовить возможность полететь людям. Поэтому на сегодняшний день нет возможности полететь в пилотируемом варианте сегодня. "Луна-25" - это межпланетная станция, полет планировался в этом году. Как сложится, пока не знаем, потому что европейские приборы со станции снимают. Как быстро их заменят отечественными - покажет время.

- Будет беспилотный запуск. А когда возможен пилотный?

- Для пилотного нужно много чего отработать. Для этого и нужен беспилотный. Нужно отработать баллистические схемы, нужно отработать способы посадки на Луну, нужно отработать аппараты, которые смогут выполнить посадку и старт с Луны. Для этого всего и предназначены беспилотные экспедиции. И не одна. Их будет несколько беспилотных экспедиций, прежде чем мы сможем говорить о пилотируемых полетах.

- Как думаете, как скоро это возможно?

- Как сказал один уважаемый мною руководитель: "Всегда и всё определяется волей лидера". Для любого технологического скачка нужна в первую очередь лишь воля. Будучи руководителем, я понимаю, что у руководителей государства всегда стоит вопрос средств. Всегда не хватает на все цели, которых бы хотелось достичь. Приходится расставлять приоритеты. Как они будут расставлены в ближайшие десять лет, я надеюсь, мы с вами увидим.

- Как скоро станет возможным пилотируемый полет на Марс?

- Безусловно, полеты на Марс - это еще более сложная задача, чем полеты на Луну. Поэтому в приоритете и последовательности они точно будут именно такими: сначала будут полеты к Луне, потом к Марсу.

Непросто сделать ракету, которая сегодня сможет туда долететь. Но самая главная проблема в том, что мы не умеем делать хорошую защиту от радиации до сих пор. А за пределами магнитного поля Земли она очень сильная. И еще одна сложность техническая - на Землю мы приземляем капсулу с тремя космонавтами, которые больше не летят в космос. Чтобы ее приземлить в нашей атмосфере мы используем парашют площадью 1000 квадратных метров. А на Марс нам надо посадить ракету. То есть она будет гораздо-гораздо тяжелее, чем наш аппарат на Земле. Но при этом атмосфера Марса в сто раз более разряженная, чем атмосфера Земли. И скорость прилета к Марсу будет гораздо больше, чем скорость, с которой мы возвращаемся на Землю. Есть ряд технических проблем, которые на сегодня не решены пока. Но мне кажется, что мы на нашем веку должны застать полеты к Марсу.

- Хотели бы вы туда полететь?

- Безусловно, и туда, и обратно.

- А что значит для вас день космонавтики? Как вы его празднуете?

- Это мой профессиональный праздник. Это вообще всенародный праздник, на мой взгляд. И да, праздную от души. Как и все люди. Ничем специфическим не отличается.

- Вы предполагаете, что вернетесь к космосу в профессиональном плане? Или это уже осталось в прошлом?

- На сегодня совершенно точно развивается частная пилотируемая космонавтика. И я бы очень хотел, чтобы она развивалась и в нашей стране. И поэтому не закрываю тему космоса для себя окончательно в надежде на развитие частного космоса.

- Наша Земля из космоса и правда выглядит такой ранимой, беззащитной в плане экологии?

- Это очень субъективно. Кто-то говорит, что в его ощущении она большая, огромная. Действительно, мы летаем на очень небольшой высоте, если сравнивать с радиусом нашей планеты. Поэтому ты видишь небольшую часть. Но внутри меня возникало ощущение, что она такая хрупкая. Кажется, что если солнце однажды утром проснется и встанет не с той ноги и просто посмотрит серьезно в нашу сторону, то она этим взглядом просто сдует атмосферу с нашей планеты, как с одуванчика. Настолько она прекрасная, уникальная в этом бездонном, не очень живом космосе. И действительно хрупкая.

- Как вы считаете помогают ли планетарии в популяризации космонавтики? Не искажают ли они представление? Нужны ли они сейчас?

- Безусловно, планетарии нужны. Они нужны всегда. Если бы у человека изначально, тысячу лет назад не было тяги полета к звездам, мы бы никогда не дошли бы до реальных полетов в космос. Поэтому планетарии очень нужны, я сам люблю бывать там.

- Вам не надоедают на таких встречах вопросы про космический туалет?

- Вы знаете, на встрече не было ни одного вопроса про космический туалет. Несмотря на то, что диапазон возраста аудитории был очень широкий, очень многие даже глубокие вопросы, были от юных представителей нашей аудитории. И это здорово. Хотя обыденный любознательский интерес тоже имеет место быть. Я чувствую удовлетворение от таких встреч, если понимаю, что она действительно была кому-то нужна. Сегодня нет сомнений, что люди ушли с этой встречи с ощущением того, что она была для них не пустой, и я рад этому.

Лента новостей