16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
9:35 Пятница 24 сентября 2021

Татьяна Иванова, заместитель генерального директора по маркетингу ООО «Коларегионэнергосбыт» и ОАО «Колэнергосбыт»: «Энергосбытовым компаниям и потребителям есть что сказать друг другу»

15:40 – 19 января 2009

Артем Чирикин, начальник управления рынка ООО «КРЭС-Альянс»: «Только широкое внедрение систем АИИС КУЭ для розничных потребителей позволит им платить только за то, что они конкретно потребили, а не «за себя и за того парня»

В последние дни энергосбытовые компании области провели серию встреч с потребителями, где обсуждались вопросы дальнейшей либерализации цен и роста тарифов

В последние дни энергосбытовые компании области провели серию встреч с потребителями, на которых обсуждались вопросы их взаимоотношений с поставщиками электроэнергии в условиях дальнейшей либерализации цен и роста тарифов. Тема эта особенно актуальна в связи с разразившимся финансово-экономическим кризисом, ведь не секрет, что от того, как будут складываться отношения между поставщиками и потребителями жизнеобеспечивающих ресурсов, во многом зависит устойчивость всей экономики страны.

О чем конкретно энергетики беседуют с потребителями на таких встречах, мы попросили рассказать её участников – заместителя генерального директора по маркетингу ООО «Коларегионэнергосбыт» и ОАО «Колэнергосбыт» Татьяну Иванову и начальника управления рынка ООО «КРЭС-Альянс» Артёма Чирикина.

– Татьяна Николаевна, есть ли польза от таких встреч?

- Конечно, есть: потребители могут получить ответы на свои вопросы из первых уст, ведь основная проблема для них зачастую связана не самим ростом стоимости электроэнергии, хотя это, безусловно, важно, а с непредсказуемостью расходов в условиях либерализации цен. Существующая модель рынка, к сожалению, не даёт возможности чётко планировать свободные цены на электроэнергию и мощность ни сбытовым компаниям, ни конечным потребителям. В условиях кризиса и связанного с этим снижения объёмов потребления так называемая волатильность, т.е. скачкообразность рыночных цен, только увеличивается. Происходит это, в основном, из-за формирования цен на мощность.

Мощность – это особый товар, который стал продаваться по свободным ценам с июля 2008 года. Это, конечно, физическая величина, и характеризует она скорость передачи электрической энергии. Другими словами, мощность – это не что иное, как готовность электростанций отпускать свой товар – электроэнергию – в электрические сети потребителям. Именно в этом разрезе нужно понимать мощность, когда речь идет о тарифах и ценах. Что же происходит? В стране есть множество электростанций, построенных в разное время, работающих на разных источниках энергии, разных по эффективности и коэффициенту полезного действия. И все они с 1 июля 2008 года пытаются продать 25% своей мощности, то есть готовности поставлять электроэнергию на оптовый рынок, по свободным ценам. С 1 января 2009 доля мощности, продаваемой по свободным ценам, составит уже 30%, с 1 июля 2009 – 50% и т.д., пока не достигнет 100% в 2011 году. При этом купить эту мощность должны потребители через сбытовые компании. В Мурманской области, например, такой мощности около 3000 МВт, значит, по свободным ценам сейчас продается около 1000 МВт. Реально в области потребляется от 1300 до 1700 МВт, значит, по свободным ценам мы можем потребить от 390 до 510 МВт (30%). Но нам предлагается купить 1000 МВт! Более того, в соответствии с действующей моделью рынка, мы обязаны их купить! Свободная цена устанавливается на бирже по специальной методике, которая, к сожалению, не отражает нашего «нежелания» покупать все 1000 МВт вместо необходимых нам 500 МВт. В результате, этот объём приходится покупать нам и транслировать эти затраты на потребителей. Понятно, что в этом случае потребители заплатят фактически в два раза больше за один киловатт мощности по свободной цене, чем она стоит на оптовом рынке. При росте экономики и потребления эта разница между предлагаемой нам 1000 МВт и реально необходимой мощности снижалась, и, соответственно, цена на мощность вела себя спокойно в летние месяцы 2008 года. С осени, когда экономика страны стала испытывать проблемы мирового финансового кризиса, началось снижение энергопотребления по стране, и цена на мощность в отдельных регионах, в том числе и у нас, резко возросла. Конечно, это несколько упрощенная модель, но, в целом, она отражает происходящее: модель рынка оказалась не готовой к кризису в экономике.

– Это касается всех потребителей, или только тех, кто приобретает отдельно мощность?

- Речь идет обо всех потребителях, приобретающих электроэнергию по свободным ценам. Не касается это лишь тех, кто до сих пор оплачивает электроэнергию по низкому, экономически необоснованному тарифу, устанавливаемому органами власти. Другой вопрос состоит в том, что потребители, приобретающие отдельно мощность и электроэнергию, то есть рассчитывающиеся по двухставочному тарифу, могут четко видеть, за счет чего выросла сумма оплаты. Потребители же, рассчитывающие по одноставочному тарифу, получают счет, в котором указана цена только на электроэнергию, включающая в себя цену мощности. В результате потребители не могут самостоятельно разобраться, почему так выросла цена и начинают предъявлять претензии гарантирующим поставщикам – сбытовым компаниям. Для разъяснения сложившейся на рынке электроэнергии ситуации как раз и была организована серия встреч с потребителями.

– В чем суть одноставочных и двуставочных тарифов и могут ли потребители перейти с одного тарифа на другой?

- Одноставочный тариф предполагает использование одинаковой ставки для расчета всех потреблённых единиц электроэнергии. Расчет двухставочного тарифа основывается на заявленной мощности и показаниях счетчика электроэнергии.

Сдерживающим фактором для перехода с одноставочного на двухставочный тариф является отсутствие у потребителя счётчиков, обеспечивающих возможность расчета по любому тарифу. В целом же, установив соответствующие счётчики электроэнергии, потребители получают возможность в дальнейшем переходить на любой удобный для них тарифный план и оптимизировать свои затраты на оплату энергоресурсов.

– Артем Михайлович, что предпринимают гарантирующие поставщики в связи с резким ростом цен на мощность?

- Надо ещё раз отметить, что рынок мощности введён совсем недавно - с 1 июля 2008 года. До этого вся мощность продавалась исключительно по регулируемым договорам на оптовом рынке и не влияла на уровень свободных цен для потребителей. В регулируемых договорах для нашей области с 2007 года есть проблема – цена электроэнергии и мощности, так называемая индикативная цена, по которой в среднем по году покупают электроэнергию гарантирующие поставщики на оптовом рынке. Эта цена выше, чем установленные в области отпускные розничные тарифы для потребителей. В результате возникает дисбаланс, который называют проблемой межтерриториального перекрестного субсидирования и компенсируют гарантирующим поставщикам из федерального бюджета, правда, делают это с большим опозданием. Так, в 2008 году ОАО «Колэнергосбыт» получило субсидию только 27 декабря, а весь год его текущий платежный баланс был глубоко убыточным. Естественно, мы были должны гигантские суммы на оптовый рынок, то есть, своим поставщикам, в том числе и тем, с которыми мы могли бы заключать так называемые свободные договоры на электроэнергию и мощность (СДЭМ). Эти договоры в определенной степени позволяют хеджировать риски колебаний цен на рынке мощности. Они регистрируются на оптовом рынке, но являются свободными, то есть заключаются сторонами добровольно. Понятно, что с должниками, то есть с нами, заключать договоры никто не хотел.

Сейчас эта проблема решена и нам удалось с января заключить двухмесячные СДЭМы с ОАО «ТГК-1» на 3/5 объемов, покупаемых нами по свободной цене. Посмотрим, как это будет работать. Во всяком случае, зафиксированные нами сегодня цены в этих договорах в 2 с лишним раза ниже ноябрьских цен на мощность.

Кроме того, еще в ноябре мы обратились в ОАО «АТС», обрисовав эту проблему. Ведь такая ситуация сложилась не только у нас, но и во многих других областях, где промышленность резко стала снижать потребление, и оптовый рынок озаботился решением этой проблемой. Сейчас говорят о неких «коридорах», в которых будут ограничены колебания цен на мощность на свободном рынке. Именно поэтому Администратор торговой системы заявил, что будет публиковать свободные цены за январь и февраль гораздо позже.

– Существует мнение, что часть вины за высокие свободные цены лежит все-таки на ОАО «Колэнергосбыт» и связано это с плохим планированием работы на оптовом рынке из-за дефицита квалифицированных кадров?

- Мне сложно оценивать свою квалификацию, но хотел бы отметить, что мы проводили анализ свободных цен за последние месяцы у нас и в Русэнергосбыте. У нас результаты лучше. Что касается планирования, то на сегодня этой работой мы занимаемся совместно с региональным диспетчерским управлением энергосистемы Мурманской области, так как с марта 2008 года, в результате деятельности бывшего руководства, Колэнергосбыт был отлучен от процедуры подачи ценовых заявок на оптовом рынке из-за хронических долгов. Взаимодействие специалистов разных субъектов электроэнергетики позволяет повысить эффективность планирования.

Вообще, планирование на сегодня, в отсутствие надлежащих систем коммерческого учета у большинства потребителей, на самом деле, делается «на глазок» и мало влияет на конечный результат, то есть на свободные цены для конкретных потребителей. Подавляющее большинство из них рассчитывается по одноставочному тарифу, поэтому имеет настолько же объективную свободную цену, как «средняя температура по больнице». Только широкое внедрение систем АИИС КУЭ для розничных потребителей позволит им платить только за то, что они конкретно потребили, а не «за себя и за того парня». Именно в этом заключается логика стимулирования создания рыночных механизмов в электроэнергетике – чтобы грамотно работать на рынке, нужно приобрести необходимые инструменты. Поэтому мы занимаемся созданием своей системы АИИС КУЭ по периметру потребления ООО «КРЭС», пропагандируем внедрение почасового учета у потребителей.

– Татьяна Николаевна, как Вы оцениваете дальнейшие перспективы Ваших взаимоотношений с потребителями в условиях финансово-экономического кризиса и одновременного роста стоимости электроэнергии?

- Это хороший вопрос, потому что он сегодня действительно является ключевым: как мы сумеем пережить этот кризис, и, в частности, будут ли развиваться рыночные отношения в электроэнергетике в условиях кризиса, будем ли мы и дальше продвигаться в реформе или остановимся и развернемся обратно?

Мы уже говорили об этом публично. В частности, Ваш частый гость, генеральный директор ООО «КРЭС» и ООО «КРЭС-Альянс» Алексей Преснов, неоднократно отмечал, что этот кризис станет испытанием для отрасли, испытанием для построенной модели рынка, потому что ситуация в электроэнергетике в корне поменялась за последние годы, и сегодня невозможно решать проблемы кризиса экономики старыми методами. Я имею в виду методы 90-х годов: зачеты, векселя, бартер и т.д.

Раньше единое Колэнерго в нашей области было всем: и производителем, и розничным продавцом, и сетевой инфраструктурой, и оптовым рынком. В условиях недостаточных платежей потребителей руководители Колэнерго, по крайней мере, имели возможности для маневра: они могли перебрасывать живые деньги на самые узкие участки, в то время как остальные подразделения финансировались по остаточному принципу и ждали денег от совершения ряда действий по зачетам, бартерным и вексельным сделкам. Коренное отличие этой компании состояло в том, что она была фактически государственной и управлялась из единого центра РАО «ЕЭС России». Но при всех положительных моментах у неё был один фундаментальный недостаток – не было перспектив развития, привлечения рыночных инвестиций.

Сейчас всё иначе. Денежные потоки сосредоточены в независимых сбытах, именно они питают всю отрасль. Причём деньги из Мурманской области уходят на общероссийский рынок, и там уже распределяются между участниками процесса энергоснабжения потребителей. Если потребители не платят вовремя сбытам, то весь процесс нарушается. Здесь могут помочь прежние инструменты: сбыты не могут взять в зачёт продукцию потребителей и продать её или зачесть ее стоимость с генераторной компанией, ведь их взаимоотношения формируются не через свободные договоры, а через биржу (оптовый рынок) по специальным правилам и регламентам. Даже розничные договоры четко прописаны в Правилах функционирования рынков: продавать электроэнергию можно только определённым субъектам и по определённому механизму. Сбыты, которые я представляю, в этой ситуации оказываются крайними: с одной стороны, им недоплачивают потребители, с другой – оптовый рынок и сети требуют свою долю и желательно в 100% объёме. Если сбыты согласятся выполнять за свой счёт требования всех участников рынка, тогда они, по сути, будут за свой счёт кредитовать больную кризисом экономику. Это, конечно, нонсенс, ведь сбыты не имеют имущества, необходимого для залогового обеспечения существенных банковских кредитов, и всё, что они получают сейчас – это дорогие короткие деньги под существующие обороты.

Пока КРЭС имеет существенный кредитный портфель, а наша прибыльность и то обстоятельство, что бизнес наших акционеров достаточно диверсифицирован, позволяет нам поддерживать необходимый кредитный рейтинг. По итогам 2008 года мы вывели в прибыль и Колэнергосбыт, что позволяет нам надеяться на получение дополнительных средств в ближайшем будущем. Однако, это не может быть долгосрочной панацеей для решения проблемы нарастающих неплатежей со стороны потребителей ни у нас в области, ни в целом по стране.

– Так что же делать?

- Мы все должны определиться, чего хотим. Здесь два варианта. В первом случае мы продолжаем тот нелегкий путь реформирования электроэнергетики, по которому идём уже несколько трудных лет, исправляя на ходу ошибки и несуразицы, но всё-таки двигаясь вперед, к свету в конце тоннеля – переводу отрасли на рыночные рельсы с целью коренного обновления её основных фондов. Во втором случае мы говорим «Стоп!» и пытаемся развернуться назад в узком тоннеле реформ. Только я не уверена, что развернуться получится. Как бы тоннель не обрушить себе на голову. И если даже развернёмся, то отрасль умрёт в ближайшие 10-15 лет – износ основных фондов слишком велик, а денег на модернизацию взять неоткуда. Если вспомнить, то именно это обстоятельство было краеугольным камнем обоснования необходимости реформ, и с этим никто не спорил. В общем, не может отрасль, являющаяся жизнеобеспечивающей для всей экономики, длительное время оставаться нерыночной, в то время как вся экономика переведена на рыночные рельсы. Это аксиома экономической теории и с этим, нравится нам это или нет, придётся смириться.

– То есть Вы за продолжение реформ?

- Да. Я считаю, что точка «невозврата» уже пройдена, и нормального, «неаварийного» пути назад нет. Это значит, что нужно трезво смотреть на вещи: мы должны, как бы ни было трудно, не допустить обвала. Прежде всего, это касается дисциплины платежей потребителей за электроэнергию, отношения к этому со стороны общества и контролирующих органов, особенно органов прокуратуры. Это касается и взаимоотношений участников процесса выработки, передачи и продажи электроэнергии: нельзя тянуть одеяло на себя, не считаясь с интересами партнеров. Если кому-то мнится, что, если удушить сегодняшние сбыты, станет лучше, то это иллюзии. На наше место придут другие, такие же, а может быть, и гораздо хуже нас. И неважно, будут они управляться сетями и генерацией или останутся независимыми. Сейчас рынку нужно другое: методичная и спокойная работа всех участников цепочки энергоснабжения потребителей. Необходимо развязывать узлы, решать наболевшие проблемы, вместе противостоять трудностям. Именно этой цели и служат состоявшиеся в последние дни встречи с потребителями. Этому же служит и организуемая нами конференция в Саариселке, в Финляндии, 19-22 февраля. Среди участников будут и представители зарубежных энергетических компаний, что позволит обменяться опытом работы на энергорынке. Мы призываем все заинтересованные стороны к сотрудничеству.

Лента новостей