«Хотелось бы, чтобы наше предприятие было не только самым северным, но и самым лучшим в России»

| Сергей Коробков | Би-порт

Прошлый год для общественного транспорта Мурманска оказался не самым удачным. Из-за пандемии не получилось обновить троллейбусы и провести запланированные мероприятия. Сейчас же ситуация стабилизировалась и ограничения спадают. О работе общественного транспорта в городе, «Декаде пассажиров», вступлении в силу закона о запрете высаживать детей без билетов и «зайчиках» рассказал генеральный директор АО «Электротранспорт», депутат Совета депутатов Мурманска Сергей Коробков.

«Хотелось бы, чтобы наше предприятие было не только самым северным, но и самым лучшим в России»

- Сергей Евгеньевич, 9 марта в Мурманске стартовала «Декада пассажира». Расскажите о ней поподробнее, пожалуйста. Как часто прибегаете к такому инструменту, чтобы выяснить у пользователей плюсы и минусы транспорта?

- Мы планировали проводить Декаду ежегодно, но в прошлом году пандемия не позволила это сделать. В последний раз мы проводили «День пассажира». Там было всё очень здорово и очень полезно. С учётом того, что ситуация улучшилась, в этом году мы несколько изменили проведение. Решили провести «Декаду пассажира» и во многом это связано с тем, чтобы сами пассажиры помогли решить те проблемы, которые возникли. Мы расширили эту программу. Во-первых, запустили две горячие линии. Знаете, когда руководитель общается непосредственно со своими пассажирами – это очень полезно. Вот один человек звонил и его слушал весь отдел – это порядка 10 человек. Как раз разъяснили изменения в федеральный закон по уставу пассажирского транспорта и всё остальное. Это наверняка разойдётся. Были и критические звонки, были звонки с благодарностями. Все они записаны и по всем будем смотреть что и как делать.

В состав Декады вернулись экскурсии. Давно их не делали, где-то года полтора. У нас побывали ребята из школы №11. Их человек 40 было. Мы им показали бомбоубежище, ремонтную зону, музей, подарили по календарику. Действительно, ребятам было интересно. Также была группа молодых инвалидов. Думаю, им тоже очень приятно было и за рулём посидеть, пофотографироваться. Я в концовке к ним пришёл, сказал, что ждём их на работу, если это им интересно.

Кроме того, в рамках Декады наши службы проводят «глубокие рейды» – выходят и начинают проверять с остановочного пункта, приходит ли транспорт по расписанию, садятся в транспорт, осматривают салоны и так далее. Каждый день у меня на стол ложатся несколько актов. Также провели большое совещание по улучшению безопасности движения. Три часа оно шло. Специалисты и рабочие высказывались по вопросам как улучшить ситуацию с безопасностью движения. Не секрет, что много стыковок, много дорожно-транспортных происшествий, есть проблемы с кадрами.

Мы в этом году получили как никогда много жалоб на сбои в расписании движения. За два месяца прошлого года таких письменных обращений было восемь по всем маршрутам, а в этом – в три с лишним раза больше. Этот год отличается в худшую сторону. Мы из кожи вон лезем, чтобы изменить ситуацию, но ничего сделать не можем.

Также в эту Декаду в первый раз мы сделали двойное анкетирование. Более пяти тысяч анкет распространили в бумажном виде среди пассажиров. Порядка 3,5 тысяч уже вернулось. Сейчас мы их обрабатываем. Кроме того, впервые сделали электронное голосование.

- Что повлияло на такое ухудшение ситуации в городе?

- За два месяца маршруты не доходили до конечной станции 35 раз. Это не какая-то одна машина, а целые маршруты. Особенно страдает «Севморпуть». Полное безобразие. Стоят знаки – все автомобили стоят под знаками. Дороги не чистят от снега. Разбираемся на комиссии почему не чищено, отвечают – «Потому что стоят машины». А это сотни машин. При этом не хватает людей, не хватает эвакуаторов.

Мы сейчас вернулись к перевозкам 140 тысяч поездок в день. Это близко к показателям 2019 года. Но маршруты стоят. Завод Севморпуть не знает, что произошло. К ним едут большие фуры и загораживают полностью проезд. Просили обратиться к их руководству. Там полное безобразие на этом кольце и становится всё хуже, а в этом году дошли до «точки» – маршруты просто не доезжают или стоят. Один раз у нас 60% работающих на «десятке» автобусов просто стояли из-за этого. Металлобаза – это маршрут №27 – необорудованные цепями большегрузы стоят, проезда нет. Улица Орликовой – хороший большой район, а доехать не можем из-за того, что просто бросают машины. Кольцо на Мира – там тоже ряд маршрутов проходит и также всё брошено, есть даже и старые брошенные машины. ГИБДД наметило мероприятия и есть надежда на то, что вопрос сдвинется.

Приведу цифры. За два месяца на автобусных маршрутах мы потеряли 796 линейных часов, что сопоставимо 75 рейсам по маршруту №18 или четырём дням работы его в будни. Будто бы маршрут четыре дня не работал вообще. По троллейбусам – 907 часов, что сопоставимо 1841 рейсу по маршруту №3 или свыше пяти дней его работы. Люди выходят на работу, получают зарплату, но не везут пассажиров, транспорт стоит из-за того, что не можем нормально организовать. Я понимаю, что на помощь управляющим компаниям много уделялось внимания, но и на свои дороги тоже надо смотреть. А управляющая компания там, где я живу – молодцы. Они примерно раз в неделю, особенно когда снегопады были, чистили. Проблем не было. Цена вопроса расчистки, когда максимум 3-4 часа поработают, это 6-8 тысяч рублей. Это управляющая компания в силах сделать.

Пассажиру всё равно по какой причине он не едет. У нас есть товарищи, которые к нам обращаются, когда автобус опоздал на три минуты. Поэтому Декада будет продолжаться. Завтра у нас горячая линия. Ожидаю, что будет много вопросов.

- Помогут ли делу показательные рейды со штрафами и эвакуаторами? Обычно такие вещи учат людей.

- Хотя бы записочку под дворник положить, пусть прочитает о том, что там написано. Действительно, если провести показательные рейды с эвакуацией, то ситуация будет разряжаться. А если делать это регулярно… Если брать «Севморпуть», то сам завод должен делать. Это же их люди страдают. А там ещё поликлиника, до которой люди не доезжают. По снегу добираться сложно.

- В следующем году АО «Электротранспорт» исполняется 60 лет. Какие цели ставите перед собой?

- Хотелось бы, чтобы наше предприятие было не только самым северным, но и самым лучшим в России. Главное, чтобы речь об ухудшении вообще не велась. Прошлый год тяжёлый был. В пандемию по троллейбусам практически не обновились. За два месяца этого года ввели два новых троллейбуса и заключили договор на четыре автобуса, которые уже в пути. Думаю, до конца месяца их введём.

- Как обстоят дела с введением новых табло на остановках?

- Мы резко начали увеличивать количество табло. Приняли решение в марте и во время Декады увеличить ещё на пять штук, а за год увеличить на 20 с лишним штук. Вчера у нас зажглось табло на Театральном бульваре, до конца недели зажжётся табло на улице Книповича, у «Детского мира» в сторону юга. До конца марта появится ещё три табло, причём мы планируем и будет тестировать новый вид. Можно будет не только увидеть информацию, но и нажать кнопочку, чтобы услышать о том, какие маршруты подойдут. Возможно, появится кнопка SOS для экстренных случаев.

- С недавнего времени запрещено высаживать из общественного транспорта детей без билетов. Расскажите о данных изменениях.

- Есть основополагающий для нас документ – Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта. Там много вопросов рассматривалось, но давно стоял вопрос, что ничего нет про детей, как работать с «зайчиками» и прочее. Было принято много изменений, но средства массовой информации вырвали из контекста только то, что детей нельзя высаживать, они могут ехать просто так, коммунизм.

- Не возникнет ли такая ситуация, когда каждый первый ребёнок будет говорить, что забыл деньги? Что делать в данном случае?

- Детей мы любим. Даже несмотря на то, что было много случаев с несовершеннолетними, когда они вели себя, мягко говоря, не просто плохо, а очень плохо. В 2017 году у нас на предприятии было введён запрет высаживать из салонов автобусов и троллейбусов несовершеннолетних. Чётко было указано. Даже если он хам. Бывали случаи, когда кто-то из кондукторов это нарушал. Мы разбирались с этим, бывало, увольняли людей.

Кроме того, в своём документе мы сделали алгоритм действий. Эти изменения в Уставе тоже говорят, что это не всё. В течение короткого времени субъект федерации должен принять нормативный акт или закон о том, что в этом случае делать. Если вот сидит ребёнок без билета, мы его не высаживаем, но спрашиваем: «Есть у тебя телефон с собой?» или «Номер знаешь мамы или папы?». Мы связываемся с родителями и говорим, что ребёнок проезжает в транспорте один и без билета, нужно его забрать. Подъезжайте, оплатите проезд и забирайте, нет вопросов. Мы не высадили ребёнка и сдали его родителям.

Если ребёнок отвечает, что у него нет телефона или номера, то мы сразу звоним в полицию и говорим, что сложилась такая ситуация – несовершеннолетний в салоне, высадить его не можем, подъезжайте. Приезжает полиция, мы сдаём ребёнка им. В этом случае изменения в устав говорят, что нет такого бесплатного проезда. Значит за этого ребёнка нужно будет оплатить, как я понимаю, административный штраф и стоимость проезда.

Зачастую сами родители толкают на это дело. Не секрет, что у ребёнка может быть пять банковских карт с собой, но ни одна из них не срабатывает. Это даже не забывчивость, а специально так делают. Ещё один важный момент, которого раньше не было. На сегодня в федеральном законе говорится, что наделённые проверкой лица обязаны проверить удостоверяющие личность документы и тот человек, который проезжает без оплаты, обязан предъявить удостоверение личности.

- Бывают такие случаи, когда использовал в общественном транспорте банковскую карту, а она не сработала. Заплатил за проезд другим способом, вышел, а деньги с карты списались. Что делать?

- В таком случае мы людям отмечаем, что есть телефон горячей линии. Необходимо обратиться на неё. Там всё проверят. Если карта попала в «стоп-лист», то значит был момент, когда пассажир проезжал по карте и на ней не было денег. Как только там деньги появились и человек провёл транзакцию, эти деньги списываются за ту поездку. После этого карту из «стоп-листа» нужно выводить. Из-за того, что на сегодня эта услуга востребована, а вопросов о срабатывании-несрабатывании стало меньше, налички осталось всего 24-25%. Это очень здорово. Чем меньше налички, тем легче кондукторам и меньше различных злоупотреблений.

- Стоит ли остро проблема «зайцев»?

- Если будет переход на бескондукторный проезд или как в маршрутках, то проблема может возникнуть. При кондукторах это очень редко. Могут быть только люди, которые специально нарушают. Такое было в 90-х, когда мы делали рейды и сотни безбилетников вылавливали. Такие конфликты огромные были. Есть ещё момент воспитания. Все говорят, что в Финляндии или Швеции люди уважают закон. У нас действительно с уважением может быть несколько слабее, например, про автомобильные знаки говорили. Но там и штрафы выше – 200 евро, 400 евро. А у нас – 100 рублей. Это один евро. Разница есть. Если штраф будет пять тысяч рублей, то сразу изменится отношение к этому вопросу.