16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
10:02 Пятница 24 сентября 2021

Вячеслав Зиланов, председатель КС «Севрыба»: «Сегодня связь рыбаков с Росрыболовством напоминает улицу с односторонним движением»

10:52 – 23 ноября 2009

В Росрыболовстве, территориальных органах Федерального агентства и комитетах рыбной промышленности на местах говорят о высоких достижениях сессии. Рыбаки Северного бассейна такого восторга не разделяют

Полтора месяца назад завершилась 38-ая сессия Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству (СРНК), результаты работы которой вызвали неоднозначную реакцию со стороны российского рыбацкого сообщества. В Росрыболовстве, территориальных органах Федерального агентства и комитетах рыбной промышленности на местах говорят о высоких достижениях сессии. Рыбаки Северного бассейна такого восторга не разделяют. И, несмотря на то, что сплошь и рядом отмечаются успехи рыбной отрасли в 2009 году, развитие этой тенденции в 2010-ом, по мнению председателя Координационного Совета работников рыбной промышленности Северного бассейна (КС «Севрыба») Вячеслава Зиланова, вызывает сомнения.

На эту и другие темы наш сегодняшний разговор с этим человеком - заслуженным работником рыбного хозяйства России, профессионалом, отдавшим российской рыбной промышленности более полувека, прошедшим суровый жизненный путь от лаборанта мурманских поисковых судов до заместителя министра рыбного хозяйства СССР.


- Вячеслав Константинович, что именно не устраивает в протоколе СРНК рыбаков Северного бассейна, мнение которых Вы разделяете?

- Прежде всего, они не одобряют введение единой ячеи трала в 130 миллиметров с 1 января 2011 года по всей акватории Баренцева моря. Этой меры технического регулирования промысла трески недостаточно. Необходимо принимать не одну меру, а целый пакет. Введение 130-миллиметровой ячеи интересно и экономически выгодно только норвежским рыбакам, но никак не нам. Дело в том, что российский промысел на 90-95 процентов является траловым, в то время как доля использования трала у норвежцев составляет только 28-30 процентов.

Я не знаю, чем руководствовался глава Росрыболовства Андрей Крайний, одобряя на сессии введение только одной меры регулирования. Ведь перед СРНК в Федеральном агентстве прошло совещание с рыбопромышленниками - представителями прибрежных регионов, где ими были высказаны предложения о применении пакетного метода регулирования промысла. Почему Андрей Анатольевич не продвигал идею рыбаков - является для меня загадкой. Могу высказать лишь предположение: по-видимому, это было сделано в надежде, что до 1 января 2011 года остальные наши предложения будут решены в рабочем порядке. Если нет, тогда надо отозвать свое согласие на введение ячеи в тралах 130 миллиметров.

- С точки зрения международной юрисдикции разве можно отозвать уже утвержденное решение обратно?

- Протокол 38-ой сессии СРНК, если не будет возражений со стороны России или Норвегии, юридически вступает в силу 9 декабря 2009 года. А начнет действовать, начиная с 1 января 2010 года. Согласно регламенту, если по протоколу, подписанному от имени правительств 2-х стран, до 9 декабря не последует возражений - в целом или по отдельным его положениям, он вступит в силу. Андрей Крайний имеет право возражать в соответствии с правилами и процедурой, вернувшись домой после сессии и посоветовавшись с рыбаками и федеральными органами. Если какие-то положения протокола кого-либо не устраивают, вносится предложение их пересмотреть. Можно даже пойти по такому пути, как созыв специальной внеочередной сессии СРНК. Но существует и другой, более мягкий, способ решения проблемы. В рамках Смешанной комиссии по рыболовству действует подкомитет по техническим мерам регулирования, который до 39-ой сессии СРНК должен учесть предложения российских рыбаков и вынести их для утверждения на заседание комиссии в 2010 году. Пакетный метод сопредседатели СРНК Андрей Крайний и Йорн Крог должны утвердить на осенней сессии, и тогда промысел в 2011 году начнется с соблюдением взаимных интересов.

От имени КС «Севрыба» я обратился с таким предложением к главе Росрыболовства. Андрей Крайний должен понимать, что учет интересов российских рыбаков - это государственная задача. Сошлюсь на недавнее послание президента Дмитрия Медведева к Федеральному Собранию, где он говорит, что, прежде всего, органы, которые ведут переговоры на международном уровне, должны защищать экономические интересы государства. В данном случае экономические интересы российских рыбаков и являются экономическими интересами государства.

- Какие предложения содержатся в пакете мер технического регулирования?

- Наши рыбаки предлагали ввести ячею в 125 миллиметров для российской экономической зоны (РЭЗ) и в130 миллиметров - для норвежской экономической зоны (НЭЗ) и Шпицбергена. Также рыбаки предлагали установить единую длину рыбы, подлежащей вылову, единые правила открытия и закрытия районов промысла, единые меры контроля инспекторов, единые меры наказания за одни и те же нарушения, единую отчетность по уловам. Унифицировать все контрольные функций, которые осуществляются в рыболовстве, в Баренцевом море и водах архипелага Шпицберген.

Увы, из предлагаемого пакета выхвачена только ячея, нагрузка от применения этой меры падает только на Россию.

- Предлагая применять более крупную, чем раньше, ячею трала, норвежцы объясняют это желанием сохранить молодь и более высоким рыночным спросом на взрослую, большую рыбу. Наверное, это логично?

- Это все демагогия. Ранее мне довелось участвовать в такого рода переговорах, и мы говорили норвежцам, что готовы ввести ячею в 135 миллиметров и даже в 155 - при условии, что они нам разрешат, как это делают сами, промысел в местах нереста трески.

(То есть, у Лофотенских островов и Вестеролена, в российской акватории мест нереста трески практически нет. Лишь в теплые годы она нерестится в Мотовском заливе - заливе Баренцева моря, вдающимся между Мурманским берегом материка и полуостровами Рыбачий и Средний – Ред.)

Нам ответили: нет. Норвежские рыбаки берут в местах нереста почти 60 процентов всего своего вылова, а для России эти места недоступны. А между тем, в своей зоне мы закрыли для тралового лова около 30 процентов промысловой площади в целях сохранения молоди. Где же пресловутый баланс интересов?

- Как часто меняется размер ячеи трала? Чем, с Вашей точки зрения, вызвана необходимость нынешнего ее изменения?

- Ячея за всю историю существования российско-норвежских отношений в области рыболовства меняется уже 4-ый раз. И всегда, прежде чем что-то изменить, на заседании Ученого совета ПИНРО-ВНИРО с участием промысловиков давались научные обоснования, проводились обсуждения. По сегодняшнему введению ячеи в 130 миллиметров ничего такого не было. По существу, было принято политическое решение 2-х руководителей делегаций – от России и Норвегии.

Впервые ячея в мешке трала при промысле трески в Баренцевом море была введена в послевоенный период, по договоренности с норвежцами, - 110 миллиметров.

- Почему такая маленькая? Разрешалось ловить маломерную рыбу, чтобы накормить людей, оголодавших за время войны?

- Это не маломерная рыба. Такая ячея была принята, исходя из научных доводов, существовавших в то время. Она применялась почти 20 лет, пока в 1967 году не была введена новая ячея - 120 миллиметров. Тогда же впервые был определен минимальный размер трески и пикши - 34 см и 31 сантиметр соответственно. В третий раз ячею со 120-ти миллиметров до 125-ти сменили в 1981 году, уже в рамках СРНК, с научным обоснованием и с согласия норвежской стороны. Россия исполняет это решение до сегодняшнего дня. А Норвегия в 1983 году, в одностороннем порядке, несмотря на мнение российской стороны, ввела в своей экономической зоне ячею в 135 миллиметров, а также распространила действие этого правила на воды архипелага Шпицбергена. Это решение до сих пор создает в указанных районах промысла, и особенно у Шпицбергена, конфликтные ситуации с участием российских рыбаков и инспекторов береговой охраны Королевства.

- Претензии рыбаков Северного бассейна к результатам 38-ой сессии СРНК ограничиваются только вопросом по мерам регулирования?

- Отнюдь. Другой вопрос, вызывающий разочарование у наших рыбаков, – величина прибрежной квоты. До начала 90-х годов она была одинаковой для России и Норвегии – по 40 тысяч тонн, и не учитывалась в общем объеме национальных квот. Затем норвежцы, проведя определенную работу в ИКЕС (Международный Совет по исследованию моря – Ред.) и с отдельными российскими специалистами, добились признания своей трески отдельной прибрежной популяцией. Но это не так. Треска в Баренцевом море составляет единую популяцию, никаких особых прибрежных популяций не существует. Но если мы все же пошли на выделение трески в отдельную прибрежную квоту, то это решение должно распространяться на обе стороны – Норвегию и Россию. Если в Норвегии – 40 тысяч тонн, то и у нас должно быть столько же. Если у северных соседей этот объем не учитывается в общем объеме квот, то и в России он тоже учитываться не должен. Баланс по объему прибрежной квоты мы нашли – по 21-ой тысяче тонн каждой стороне. Но норвежцы его берут сверх квоты, определенной для них комиссией, а у нас прибрежная квота включается в национальную квоту.

И еще момент, который мурманских рыбаков не устраивает. Норвежцы хотят свои переводные коэффициенты на треску (при переработке кругляка в филе – Ред.), ранее применяемые ими при промысле в НЭЗ и у Шпицбергена, распространить на все российские суда, работающие в Баренцевом море. Но эти коэффициенты не соответствуют результатам тех исследований, которые проводились на российских судах. Они завышены. Наши рыбаки предлагали норвежцам: присылайте своих специалистов на российские суда, мы возьмем своих. И все вместе измерим действительные параметры расчетных коэффициентов и введем их по всему морю. Но нет, такое предложение норвежскую сторону не устраивает. Раньше, когда возникали конфликты между норвежскими инспекторами и российскими рыбаками, ведущими промысел в НЭЗ и у Шпицбергена, контролеры хоть и пользовались своими переводными коэффициентами, но с учетом нашей системы расчета. Теперь, получается, что российские переводные коэффициенты не будут учитывать вообще.

При обсуждении этого вопроса немалую роль сыграло то обстоятельство, что российская отраслевая наука проводит исследовательских работ в РЭЗ в 3 раза меньше, чем норвежская. Это наша недоработка, и задача Росрыболовства заключается в том, чтобы недостающую научную часть восполнить. Тогда мы будем с норвежцами - равноценные партнеры. А сейчас у меня такое ощущение, что Смешанная комиссия по рыболовству в последние годы дрейфует от сотрудничества и прагматизма к жесткой конкуренции, которую, к сожалению, выигрывают норвежцы. Это может привести к ослаблению роли СРНК в международном сотрудничестве в области управления рыболовством, а впоследствии, не исключено, что и к ее развалу.

- Но Росрыболовство, комитет рыбохозяйственного комплекса Мурманской области положительно оценивают результаты сессии.

- Коллеги видят только те моменты, которые их радостно ослепляют. Я тоже их вижу. Квота трески приближается к биологически доступной величине изъятия, это хорошо. Рост вылова пикши. Достигнуто половинчатое решение по синекорому палтусу – тоже плюс в общую копилку. Но негативные моменты тоже есть, и они ведут к конфронтации в комиссии.

- Будем надеяться, что Андрей Крайний отреагирует на письмо КС «Севрыба» должным образом и одобрит предложения рыбаков. Давайте теперь поговорим о промысле 2009 года, до завершения которого осталось чуть больше месяца. Итоги, наверное, уже просматриваются? Каково Ваше мнение по результатам работы российских рыбаков в целом и промысловиков Северного бассейна в частности?

- Ряд руководителей считают, что положение в рыбной отрасли страны - блестящее. Вылов растет, магазины сети «Океан» открываются, обновление флота намечается.

В целом 2009 год выдался напряженным для рыбаков, но есть и положительная составляющая. Прежде всего, они получили распределение квот на 10-летний период, благодаря чему стали работать, заглядывая в будущее. Если говорить о вылове, то в целом по России он будет на 200-300 тысяч тонн больше, чем в 2008-ом году, и составит порядка 3,4-3,5 миллиона тонн против 3,2 миллиона. В Северном бассейне вылов вырастет примерно на 50 тысяч тонн и составит 610-615 тысяч тонн. Отсюда - рост рыбопродукции, больше ее поступлений на внутренний и внешний рынок, уменьшение числа убыточных предприятий. Но не все так гладко - продолжаются кризисные явления в рыбной отрасли. Высокий вылов в 2009 году обеспечен, прежде всего, двумя факторами. Первый – необычайным урожаем лососевых на Дальнем Востоке. Впервые дальневосточники взяли почти 550 тысяч тонн рыбы, в то время как в прошлые годы добывали 250-300 тысяч тонн, а в худшие годы – 50 тысяч тонн. Второй фактор – Северный бассейн увеличил вылов за счет открытия промысла мойвы, на добычу которой ранее действовал мораторий, и хорошего промысла трески и сайки. Но 2010 год окажется сложнее. Лимит мойвы для Северного бассейна уменьшен. На Дальнем Востоке ожидается снижение ОДУ лососевых на 40 процентов - из-за появления неурожайного поколения. Поэтому, если суммировать, то в 2010 году вылов в целом по России опять опустится до 3,2 миллиона тонн, как и в 2008-ом году. Это говорит о стагнации в отрасли, потому что такие элементы, как освоение новых районов, новых объектов, оперативная расстановка флота по районам, заброшены. Этими вопросами всегда занималась специализированная организация – промысловая разведка. Но ее приватизировали, суда раскупили. Научно-исследовательские институты осуществляют, в основном, долгосрочное прогнозирование, а решением вопросов приращения сырьевой базы не занимаются.

- Вячеслав Константинович, но если возобновлением работы судов в дальних районах промысла и возрождением промразведки на государственном уровне никто не занимался даже в сытые «нефтяные годы», то в кризис – к гадалке не ходить - этим не озаботятся и подавно.

- Между прочим, когда у нефтяной отрасли страны были очень сложные годы, проходила ее прихватизация, геологическая разведка все равно была сохранена, как государственный орган. Да, она ужалась, объемы заказов снизились, но геологоразведчики продолжали работу по открытию новых районов в меру выделенных средств. Одно только уточнение запасов Штокмановского месторождения в Баренцевом море чего стоит! А открытие месторождений на Ямале?

Наш же орган промразведки, существовавший на протяжении долгого времени, был ликвидирован. Это говорит об отношении государства к рыбной отрасли. Но, несмотря на тяжелые времена, воссоздавать промразведку все равно нужно. Таково требование времени. Сегодня работой по рациональной расстановке флота в районах промысла занимаются сами судовладельцы. Оперативного прогнозирования, общего подхода нет, теряется эффективность работы промыслового флота.

- Сейчас на правительственном уровне много говорят о том, что для оперативного и эффективного решения важных задач необходимо создавать государственно-частные партнерства. Нельзя полагаться только на помощь государства. Но закона о государственно-частном партнерстве еще нет. Как быть?

- На Северном бассейне есть организации, которые частным порядком занимаются вопросами оперативного прогнозирования и открытия новых районов и новых объектов. Там используются наработки отраслевых институтов, имеется и своя методика, которые оправдываются. На первых порах рыбакам можно и нужно работать с ними. Но создание промразведки, как отдельной специализированной организации, должно повысить эффективность работы промысловиков, обеспечить контроль ситуации во время лова через оперативные штабы непосредственно в море. Вот где поле деятельности Росрыболовства!

- Принятый 5 лет назад федеральный закон «О рыболовстве» продолжает подвергаться корректировке. Как Вы думаете, что еще там нужно изменить для более эффективной работы рыбной отрасли?

- Поправок в закон о рыболовстве требуется внести еще немало, но сейчас следует ограничиться только теми, которые могут оказать непосредственную помощь рыбакам сразу же после выхода их в свет. Это поправка об обороте долей, о научных квотах – изменение в статью 21 о возможности переработки улов, взятых при выполнении научно-исследовательских и поисковых работ. И поправка, разрешающая заход в российские порты судов, построенных за рубежом и работающих под российским флагом.

- Недавно мне на глаза попалось интервью с Германом Зверевым, президентом дальневосточной Ассоциации добытчиков минтая, где он призывает меньше шуметь и больше делать, а также приводит интересные сравнения. Например, Андрей Крайний у президента Ассоциации ассоциируется с бывшим министром рыбного хозяйства Советского Союза Александром Ишковым. Наталья Комарова, председатель комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы - с «железной леди» Маргарет Тэтчер. Первый вице-премьер российского правительства Виктор Зубков – с Алексеем Косыгиным, бывшим председателем Совета Министров. Насколько корректны эти сравнения? Они вызывают у Вас улыбку, одобрение или несогласие?

- Каждый волен применять те сравнительные характеристики, которые считает нужным, и которые вытекают из его знания дела и истории. Но, предлагая их прессе, а, следовательно, и широким слоям населения, нужно хорошо изучить историю дел, которые государственные деятели прошлых лет воплощали в жизнь. Они несоизмеримы и несопоставимы с теми, что делаются сейчас. Во-первых, сравниваются люди разных взглядов, моральных принципов и идеологий. Министра Ишкова, например, с которым мне довелось работать, отличала огромная ответственность, очень щепетильное отношение к кадровому составу министерства и представителям регионов. Александр Акимович всегда считал, что предметной и важной работой занимаются больше люди на местах, а не те, кто сидит в высоких кабинетах. У него было золотое правило - несмотря на занятость, чиновники обязаны в первую очередь решать вопросы регионального уровня. До принятия решений - апробировать их в регионах, где они будут применяться. Принцип работы такой: принял решение, дал обещание, выполнил. Таков был министр Александр Ишков. Он не шумел в прессе, а реальные дела делал. Но мог и в СМИ выступить, когда надо отстоять интересы рыбаков. А сегодняшняя связь прибрежных регионов с Росрыболовством напоминает улицу с односторонним движением. Мы ставим вопросы, а оттуда не слышно – отреагировали на них или нет, а если отреагировали, то хотелось бы знать - как. Когда же узнаём, то принятое чиновниками решение получается с точностью до наоборот. Надо менять стиль и методы работы с регионами. Здесь видится выход в приближении аппарата Росрыболовства к регионам, рыбохозяйственным бассейнам. Заместители руководителя Федерального агентства должны возглавлять бассейновые территориальные органы. Этого требует время и дело.

- Спасибо за беседу. Успехов Вам в работе по отстаиванию интересов рыбаков Северного бассейна, а им самим - в предстоящем промысле 2010 года.

Лента новостей