16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
0:24 Пятница 17 сентября 2021

Сергей Субботин, заместитель губернатора Мурманской области: «Увеличение сбора налогов - это еще не показатель роста экономики»

9:35 – 18 октября 2007

В Мурманской области на протяжении последних лет отмечается оживление экономики

В Мурманской области на протяжении последних лет отмечается оживление экономики. Во всяком случае, об этом свидетельствуют данные статистики, в частности, постоянный рост налоговых сборов. Можно ли считать, что в регионе созданы и дают результат благоприятные условия для развития экономики? Об этом мы решили расспросить Сергея Субботина, заместителя губернатора Мурманской области.

- Сергей Алексеевич, мы видим, что ежегодно правительство региона заключает Соглашения с крупными градообразующими предприятиями, вклад которых в экономические и социальные показатели Мурманской области и конкретных городов становится все ощутимее. Регулярно мы получаем сведения о росте налоговых поступлений в бюджет...

- Не торопитесь делать выводы. Увеличение сбора налогов - это еще не показатель роста экономики. Увы, прирост налоговых сборов за какой-то период по сравнению с тем же периодом прошлого года, например, на 20 процентов, вовсе не означает, что также на 20 процентов увеличился объем промышленного производства в регионе.

- Откуда же берутся эти прекрасные показатели по сбору налогов?

- Это говорит об «эластичности» налогооблагаемой базы. Например, руководители предприятий могут по тем или иным причинам показывать или скрывать от налогообложения свою прибыль или реальный объем выручки, или фонд оплаты труда своих работников. Для этого существует много способов, выявить которые весьма трудно без проведения документальной налоговой проверки предприятия. Всем известна печальная, но очень распространенная практика выплаты «черной» зарплаты, источником которой является «черная» выручка.

Предположим, что все предприятия и предприниматели из года в год и из квартала в квартал честно отражали бы в бухгалтерской и налоговой отчетности реальные объемы производства и финансовые результаты своей деятельности. Тогда, во-первых, объем налоговых поступлений в бюджеты всех уровней и во внебюджетные фонды (в том числе, в пенсионный) будут значительно выше. Возможно, в разы выше. Во-вторых, эти налоговые поступления будут без резких скачков. Ведь никаких кризисов и никаких внезапных всплесков развития в экономике России не наблюдается, а значит никакого скачкообразного роста или обвала налоговых поступлений тоже не может быть!

В России честно и полностью налоги платят очень немногие. Кстати, наиболее стабильно, не будем говорить, что полностью, платят налоги крупные предприятия – так называемые бюджетообразующие и градообразующие. Это потому, что они всегда на виду в отличие от мелкого бизнеса. Все прочие бизнес-структуры активно стремятся «минимизировать» налоговые платежи. Здесь как раз и ответ на вопрос – почему собираемость налогов разная и от чего она зависит, если не от роста производства? Зависит она от того, как сработала налоговая инспекция.

- Неужели налоговые органы у нас работают нестабильно или не в полную силу? Почему тогда столько жалоб от бизнеса на засилие налоговиков?

- Я бы не называл это засилием. Проверка проверке – рознь. Есть так называемые камеральные налоговые проверки, они проводятся без выезда на предприятие путем анализа (хотя это громко сказано) той бухгалтерской отчетности, которую предприятие сдает в обязательном порядке. Они предприятию не в тягость и, как правило, вообще незаметны и безопасны, лишь бы грубых ошибок в отчетности не было, а дебет с кредитом сходились. Другими словами, что бухгалтер нарисовал, то налоговик и принял. Второй вид проверок – документальные – проводятся с выездом проверяющих на предприятие. Бывает, налоговики просматривают и перепроверяют сплошным порядком все первичные документы, проводят встречные проверки на предприятиях–контрагентах. Впрочем, для подавляющего большинства мелких и средних предприятий и предпринимателей такие проверки случаются раз в несколько лет и проводятся выборочно по отдельным видам налогов и сборов. Основная масса мелких бизнесменов вообще ни разу не подвергается таким проверкам, потому что, не дожидаясь их, прекращают свои опыты по минимизации налогов в одном юридическом лице и регистрируют другое. А вот для крупных предприятий это настоящая головная боль!

Почти все крупные предприятия региона, особенно градообразующие, раздражены деятельностью налоговых органов, которые буквально мучают их многочисленными и практически непрерывными камеральными и выездными проверками. В большинстве случаев эти проверки заканчиваются судебными исками, так как предприятие категорически не соглашается с доначислениями и штрафными санкциями. А налоговый орган ни за что не отказывается от своих претензий. Поэтому суды идут непрерывно, из инстанции в инстанцию. Но что самое примечательное – заканчиваются они традиционно поражением налоговиков. При этом представители налогового органа в суде доверительно признаются, что заранее знают о своем поражении, но им «сверху приказали» идти до конца. Таким образом, гигантская армия юристов, как со стороны предприятий, так и со стороны налоговой службы постоянно «тренируется» в судебных тяжбах с одним и тем же результатом – нулевым для бюджета, для государства.

В этой связи руководители многих крупных местных предприятий открыто говорят об отсутствии комфортных условий для развития бизнеса в регионе. Многие заявляют о том, что с удовольствием перевели бы свой бизнес в иной регион, если бы это было возможно. Не секрет, что именно по этой причине – ввиду некомфортности – ряд крупных компаний реструктурировали свой бизнес в регионе. Они держат здесь лишь недвижимые активы (рудники, шахты, здания, сооружения и др.) и основной производственный персонал. А свои управляющие компании, через которые происходит основное движение финансовых средств, они зарегистрировали за пределами Мурманской области. Там же уплачиваются и налоги от этих финансовых оборотов. Это очень плохо для нас, для нашего областного и местных бюджетов.

- Это касается только крупного бизнеса?

- Поскольку «лучшие силы» налогового органа постоянно (хоть и безуспешно) воюют с крупным бизнесом, то большая часть представителей среднего и малого бизнеса, естественно, выпадает из поля пристального внимания налоговиков. При этом крупных предприятий у нас в области не более 15-20, а всех прочих - более 16 тысяч. Индивидуальные предприниматели – отдельная тема. При этом не вызывает сомнения тот факт, что налоговая дисциплина в мелком бизнесе гораздо слабее, чем в крупном, который всегда на виду. Именно в мелком и среднем бизнесе, особенно в торговле, строительстве, в рыбной отрасли практикуется сокрытие выручки и выплата «черной» зарплаты. Именно эта часть бизнеса обуславливает «эластичность» налогооблагаемой базы. Если налоговый орган усилит здесь свое внимание, собираемость налогов вырастет, ослабит - упадет.

- Сергей Алексеевич, Вы можете привести примеры предприятий, которые попали под прессинг налоговиков?

- Конечно. Ковдорский ГОК за истекшие два года более 20 раз оспаривал в судебных заседаниях предъявленные ему налоговые претензии в сумме около 500 миллионов рублей. Все суды налоговая проиграла.

Еще один пример – компания «Арктикшельфнефтегаз» за два года пережила более 20 камеральных проверок только по НДС и через суд успешно (но целых 26 раз!) отбила доначисленные 50 миллионов рублей. А в 2007 году налоговый орган, проведя две выездные проверки этого же предприятия, вновь безуспешно пытался через суд взыскать с предприятия 77 миллионов рублей (недоимка, пени и штрафы). Все судебные иски рассмотрены судом в пользу предприятия.

На слуху у нас бесконечно долгая тяжба между налоговым органом и ОАО «Апатит». Сейчас дело дошло до того, что Москва, желая наконец разобраться в ситуации, направила в Мурманскую область специалистов-налоговиков из других регионов.

Сделаю оговорку, что приведенные примеры могут быть неточными по цифрам, но в целом отражают истинную картину.

- Что можно сделать для того, чтобы изменить ситуацию и может ли на это повлиять региональная власть?

- Влиять на качество и на организацию работы налоговых органов региональная власть не может. Это федеральная структура.

- Какой же выход в этой ситуации?

- Налоговикам самим, вероятно, стоило бы пересмотреть стиль своей работы. Не надо разбивать лоб в молитве, даже если это молитва во здравие государства российского. Стоило бы, наряду с повышением качества проверочной и юридической работы, перестать игнорировать правовую позицию, а также квалификацию и качество работы юристов предприятий. Следовало бы экономить силы и рабочее время специалистов, не расходуя их на бесконечные и безуспешные судебные тяжбы.

Тактика действий налоговиков, в принципе, понятна: сделав лихие доначисления по результатам проверки, налоговый орган включает эти суммы в отчетность за истекший период, как результат своей «успешной» работы. Но потом московское начальство начинает его драть за то, что доначисленные суммы налогов не только не взыскиваются своевременно, но и вообще оказываются дутыми, так как суд их отменяет!

- Так не лучше ли для повышения эффективности работы наладить нормальный государственный диалог между налоговым органом и бизнесом. В качестве примера иногда приводят Калининградскую область.

- Я беседовал с представителем янтарного края во время проведения семинара по борьбе с коррупцией, и он мне рассказал, что позволило их региону повысить эффективность работы налоговых органов, увеличив объемы налоговых сборов. Это – диалог между налоговиками, бизнесом и региональной властью.

Следует заметить, что руководители наших крупных предприятий постоянно заявляют о своей готовности к такому диалогу. Этому надо верить! Ведь было бы неразумным подозревать руководящий менеджмент ведущих российских предприятий – лидеров экономики в заведомом предательстве интересов народа и государства. Но, увы, именно такое подозрение усматривается в исступленной и безуспешной настойчивости налоговых претензий.

Для диалога, о котором мы говорим, существуют все основания, включая и правовые, и экономические, и логические. После составления акта о результатах налоговой проверки предприятие представляет свои возражения. Именно на этапе рассмотрения возражений грамотный ревизор не только может, но и обязан (если он честный и грамотный) оценить прочность правовой позиции налогового органа и предприятия. Эта оценка – основа для диалога с предприятием. Стоит ли безуспешно настаивать на уплате доначисленных виртуальных пятисот миллионов или по-государственному мудро поторговаться и получить в бюджет реальные пятьдесят? Причем, не через год-два, а сразу же. Кстати, именно этот принцип государственно-полезного, социально-полезного диалога лежит в основе Соглашений, заключаемых ежегодно между областным правительством и градообразующими предприятиями.

Лента новостей