Валентин Балашов, руководитель Баренцево-Беломорского территориального управления Госкомрыболовства России: «Процесс укрупнения рыбодобывающих компаний неизбежен. Их станет меньше, но они будут крупнее, прозрачнее, а значит сильнее»

| Би-порт

Для Мурманска, несмотря на глобальные перспективы освоения богатств Штокмана, рыбная тема остается актуальной

Для Мурманска, несмотря на глобальные перспективы освоения богатств Штокмана, рыбная тема остается актуальной. Перспективы развития рыбной отрасли региона не могут не волновать мурманчан, потому что Мурманск в первую очередь портовый и рыбный город. Как оценить рыбные перспективы региона – перспективы рыбной отрасли мы попросили рассказать Валентина Балашова, руководителя Баренцево-Беломорского территориального управления Госкомрыболовства России.

- Валентин Валентинович, воссоздание Госкомрыболовства России, создание территориального управления в Мурманске – как все это отразится на рыбной отрасли в целом и конкретно на рыбной отрасли нашего региона?

- Начну с того, что последние 3-4 года рыбопромышленники Севера просили, и даже требовали, чтобы большинство вопросов, касающихся работы отрасли, решались там, где расположены рыболовецкие предприятия. Рыбаков услышали. Создано и работает рыбное министерство – Государственный комитет Российской Федерации по рыболовству с 19 территориальными управлениями в регионах. Одно из них в Мурманске. 31 марта 2007 года было зарегистрировано и приступило к работе Баренцево-Беломорское территориальное управление Госкомрыболовства России. Таким образом, можно сказать, что Управление создано по просьбе рыбаков. Территория ответственности – вся Северная Атлантика выше 35 градуса северной широты, от Канады до Новой Земли, Баренцево и Белое моря.

Теперь рыбопромышленники в территориальном управлении Госкомрыболовства России могут оперативно на месте решать вопросы, касающиеся их ежедневной производственной деятельности. Москва определяет самое главное для отрасли: общие допустимые объемы добычи биоресурсов, доли на их вылов, а теперь доли будут закрепляться за пользователями на 10 лет, нормативно-правовые акты, регламентирующие порядок работы рыбопромысловых судов, иные решения, обеспечивающие политику развития отрасли на многие годы вперед. Кстати, и по этим вопросам наше присутствие в регионе упростит и ускорит внесение предлагаемых рыбопромышленниками на местах изменений в законы и нормативные акты. Хотя подчеркну: территориальное управление не занимается нормотворчеством – мы являемся надзорно-контрольным и исполнительным органом Госкомрыболовства России. А вот влиять через наше присутствие в регионе на процессы нормотворчества рыбакам станет проще. Приведу пример: два последних года рыбаки пытались изменить ограничения на ведение промысла, обусловленные введением в 2005 году минимального объема добычи на одно промысловое судно. В январе в нашем Управлении была создана рабочая группа с участием представителей рыбного бизнеса, в результате были подготовлены предложения по изменению ситуации. В начале февраля Руководитель Госкомрыболовства России А.А.Крайний подписал приказ о новых величинах минимальных промысловых нагрузок на одно судно, в котором на 100 процентов учитываются предложения, поступившие в Москву из Мурманска.

- А что еще дает ваше присутствие в регионе?

- Усиление международной активности Госкомрыболовства России. У наших рыбаков в море частенько возникают конфликтные ситуации с представителями береговой охраны иностранных государств. Российские суда задерживают, им предъявляют те или иные претензии, иногда очень даже спорные с точки зрения международного права, конвоируют в иностранные порты, выставляют штрафные санкции и т.п. Баренцево-Беломорское территориальное управление обеспечивает работу нашего флота в конвенционных районах рыболовства, в том числе защиту со стороны государства от неправомерных действий с чьей-либо стороны. В настоящее время идет работа по подготовке инспекторских судов, которые будут постоянно работать в конвенционных районах рыболовства. Российские государственные морские инспекторы будут обеспечивать порядок в работе наших судов и, безусловно, защищать добросовестных рыбаков.

- Что вы считаете наиболее важным из того, что сразу получили рыбаки благодаря вашему присутствию в регионе?

- Оперативность в получении разрешительных документов для ведения промысла. Если раньше на это уходило в среднем 2 недели, то теперь – 2 дня.

- Какие вопросы курирует ваша структура и какие из них на сегодняшний день приоритетные?

- Самые главные направления деятельности - они же и самые приоритетные. Это выдача, приостановка, аннулирование разрешений на вылов биоресурсов в море и во внутренних водоемах, заключение с пользователями договоров на доли, контроль и надзор за исполнением российского законодательства в области рыболовства, согласование строительства промышленных и социальных объектов на водоемах рыбохозяйственного значения и вблизи них.

На последнем я бы остановился отдельно. Это очень важное направление работы Управления с учетом перспектив Мурманской области и всего Арктического региона, в том числе и по освоению Штокманского и других морских углеводородных месторождений. Ведь нам необходимо, начиная такое огромное строительство, руководствоваться известным принципом «не навреди». Сохранение биоресурсов Баренцева моря, популяции атлантического лосося (семги), приходящего на нерест в реки Кольского полуострова, это не только наша ответственность перед будущими поколениями, но и прямая обязанность исполнения международных обязательств России по сохранению водных биоресурсов в данном районе. Поэтому предприятия, которые имеют отношение к строительству промышленных объектов, будут обязаны компенсировать вредные воздействия на водные биоресурсы, возместив ущерб государству.

Еще одно из важных и приоритетных направлений нашей деятельности – организация работы по сохранению и воспроизводству семги. Это в первую очередь функционирование в Мурманской области рыборазводных заводов, производящих малька семги. Заводы находятся в неудовлетворительном техническом состоянии, требуется их модернизация. Мы подготовили все необходимые обоснования для финансирования данного направления, нашли полную поддержку руководства Комитета. Особо отмечу, что практически все реки Кольского полуострова, впадающие в Баренцево и Белое моря - семужьи. Как я уже сказал выше, семга является объектом международных договоров, участником которых является Россия, кроме того, Кольское Заполярье немыслимо без семги – это жемчужина Мурманской области, если хотите «бренд». Тысячи туристов со всего света приезжают к нам каждое лето, чтобы поймать, увидеть и отпустить обратно в реку эту «королевскую» рыбу. И мы не позволим кому-то здесь все уничтожить.

- Год за годом сезон семужьей рыбалки в Мурманской области начинается со скандала, в прошлом году цена карты-путевки на отлов семги на самой популярной и любимой рыбаками реке Кола побила все рекорды – за хвост просили 3000 рублей. Как будет теперь организовано спортивное и любительское рыболовство на территории Мурманской области? Чем можно порадовать рыбаков-любителей в преддверии начала сезона рыбалки на семужьих реках?

- Могу успокоить рыбаков-любителей, сезон они начнут вовремя. Наше Управление выдачей карт-путевок заниматься не может, но контролировать этот процесс будет. В соответствии с законом, спортивное и любительское рыболовство отнесено в ведение субъекта Российской Федерации. В настоящее время Департамент рыбной промышленности Мурманской области готовит соответствующее решение, и мы надеемся, что в 2008 году условия для рыбаков–любителей, как и раньше, будут приемлемыми, будут учтены прошлогодний опыт и особенности условий для различных категорий рыбаков: ветеранов, инвалидов, коренных жителей нашей области.

- Валентин Валентинович, как будет организована рыбоохрана на водоемах Мурманской области?

- Могу сказать, что мы разработали новую систему организации рыбоохраны в Мурманской области. Она будет мобильной и обеспеченной самыми современными техническими средствами. Инспекторы рыбоохраны практически не будут зависеть от фактора влияния местного населения. Инспекция на месте будет представлена минимумом госинспекторов по типу участковых, а остальные инспекторы будут мобильно выезжать в разные районы Кольского полуострова, причем узнавать о месте своей поездки они будут непосредственно перед ней. То есть, в основе организации этой работы положен принцип оперативности и эффективного стимулирования работы госинспекторов.

- Добыча и переработка краба в Мурманской области – это в большей мере ниша для криминала или реальный объект для промысла и прибыли для нашего региона? Какие перспективы у нас на этом направлении добычи морепродуктов?

- Когда краба было много, а его промысел был запрещен, тогда и началось браконьерство – и это объяснимо. Уже 4 года ведется легальный промышленный лов краба в Баренцевом море, и массовое браконьерство сведено до минимума. В Мурманской области на крабе работают две крупные компании – «Арктиксервис» и «СЗРК». С учетом утвержденных государством объемов вылова краба для Северного бассейна в объеме 12,5 тысячи тонн много компаний, занимающихся этим промыслом, у нас не будет. Их может быть не более 5-6. Они производят мороженое мясо краба и отправляют его за границу, прежде всего в Японию, США и в наши столицы – Москву и Санкт-Петербург. Сейчас отмечается спрос на живых особей, которые охотно заказывают рестораны Москвы и Санкт-Петербурга. Однако цена этого деликатеса высокая, и он не станет в ближайшем будущем продуктом массового потребления. Крабовое мясо останется таким же изыском, как черная икра.

- Охарактеризуйте, что сегодня собой представляет береговая рыбопереработка в Мурманской области.

- За исключением нескольких экспортно-ориентированных предприятий, в первую очередь компаний «Норд Вест», «Гольфстрим», «Порт Владимир», региональная береговая рыбная переработка представляет собой несколько десятков мелких цехов, работающих на сырье порой непонятного происхождения. Отмечу, что в условиях рыночной экономики, при огромных затратах, которые мы имеем на Севере, здесь что-либо производить невыгодно, кроме продукции тех компаний, которые имеют рынки сбыта на Западе – за границей. Отмечу, что идея создания особой портовой зоны, которая живет в регионе с середины 90-х годов и последовательно поддерживается губернатором Мурманской области Юрием Евдокимовым, способна изменить ситуацию в лучшую сторону.

- Валентин Валентинович, реформа рыбной отрасли начинается, заканчивается или... она невозможна в нынешних условиях?

- Безусловно, мы можем говорить о продолжении реформы системы государственного управления отраслью. В декабре 2004 года принят закон о рыболовстве, в сентябре 2007 решение о создании Госкомрыболовства России. Реформа идет, ее поддерживают регионы и большинство рыбопромышленников, поэтому результат будет однозначно положительным для отрасли.

- Приняты и вступили в силу с 1 января 2008 года поправки к закону о рыболовстве, есть ли принципиальные изменения и как они отразятся на работе рыбаков Северного бассейна?

- Хороший вопрос. Раньше как было: не выполнил рыбопромышленник условия договора с государством - и как с «гуся вода». Бегай за ним по арбитражам, доказывай, что нарушены права государства. Теперь все наоборот – Госкомрыболовство России имеет право в одностороннем и установленном порядке расторгать договорные отношения с нарушителем, приостанавливать и аннулировать разрешения на промысел. А уже после этого нарушитель сам будет доказывать в суде, почему он не осваивал выделенные ему государственные ресурсы или нанес крупный ущерб рыбным запасам. Это очень серьезно – ответственность. С другой стороны, закон позволил рыбаку получить право пользования рыбным ресурсом в течение 10 лет. Тоже серьезно – планируй свое развитие, повышай капитализацию бизнеса. Все по–честному. Есть и другие изменения в законе, но, на мой взгляд, эти самые существенные.

- Какими вы видите перспективы рыбной отрасли региона?

- Перспективы рыбной отрасли региона обусловлены объективными тенденциями развития рыночной экономики. Отмечу, что стадии развития рыночной экономики или «капитализма», скажем так, как нас учили в школе, это как времена года – они идут друг за другом, хочется нам того или нет. У меня до сих пор перед глазами стоит картина 1991 года: проспект Ленина, центр Мурманска, длинные ряды горожан, торгующих от безысходности «разнокалиберным», порой самым невероятным товаром, разложенным на пустых ящиках из-под пива. Называлось это все «свободой торговлей», если помните. Потом эти ряды сменили передвижные лотки во дворах, им на смену пришли вереницы ларьков, теперь строят торговые павильоны около крупных остановок общественного транспорта, но где-нибудь в развитой стране вы их видели – нет! Так что со временем, поверьте мне, у нас будет как у «них». Будут торговые «Молы» - огромные магазины на окраине города, где горожане будут раз в неделю покупать по очень приемлемым ценам товары повседневного потребления и продукты питания. А в центре города – банки, рестораны, кинотеатры, газетные киоски, магазинчики с молоком и хлебом да дорогие бутики, торгующие драгоценностями и мехами, а самое главное - места отдыха горожан.

Также и в рыбном бизнесе будет идти процесс специализации и укрупнения компаний, занимающихся добычей, транспортировкой, переработкой и реализацией рыбы и рыбной продукции. Так что процесс укрупнения рыбодобывающих компаний неизбежен. Их станет меньше, но они будут крупнее, прозрачнее, а значит сильнее как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Причем они вынужденно будут учиться быть законопослушными. Собственникам станет не выгодно, да и технически сложно «урвать» и положить в карман что-либо тайком от государства, их целью станет рынок как таковой, свое место на нем, хорошая отчетность и финансовая прозрачность, ибо это стоимость бизнеса, его капитализация, то есть - это и есть капитализм. И здесь я отмечу, что присутствие государства в рыбной отрасли, контроль государства за крупными компаниями будет сводиться к минимуму. Мы понимаем, что для серьезной фирмы очень важна хорошая репутация. Ей есть чем рисковать. Увы, вынужден признать, сегодня у нас в регионе крупных рыбодобывающих организаций не так много, единицы, например, «Мурманский траловый флот», крупнейший в России рыбопромышленный консорциум с историей и традициями, хорошей репутацией в стране и мире, высокой капитализацией и кредитоспособностью.

И здесь не буду лукавить, надо сказать честно – государство будет создавать нормативно-правовые условия для развития крупных национальных рыбодобывающих компаний, именно они способны строить новые современные промысловые суда, фактически заново создавать отечественную рыбную промышленность, в том числе и у нас на Севере, а маленьким рыбным фирмам год от года будет труднее выживать в рынке.

Отмечу особо, чтобы никого не перепугать, эти укрупнения не касаются тех, кто ведет прибрежный промысел, здесь останутся мелкие и средние рыболовецкие хозяйства, расположенные непосредственно в прибрежных населенных пунктах. Этот вид рыболовства по определению имеет социальную направленность, он также будет поощряться государством. Будут пересматриваться правила ведения этого промысла, определены районы промысла и типы судов, которые смогут этим промыслом заниматься, установлены льготы на ведение этой деятельности. «Прибрежка» по своей сути ориентирована на обеспечение работой жителей прибрежных районов и реализацию продукции, в том числе свежей рыбы на территории приморского региона. То есть, прибрежное рыболовство должно способствовать поддержанию жизни на краю земли русской – в отдаленных морских поселках.

- Говоря о перспективах отрасли, трудно обойти тему браконьерства...

- Начну с того, что основа «переловов» - экономическая. При такой цене топлива, а она по некоторым видам биоресурсов оставляет сегодня 65 процентов в себестоимости рыбной продукции, такой стоимости снабжения, услуг портов и судоремонта неизбежно возникает вопрос о выживании мелких и средних рыболовных фирм. Еще единственный в мире сбор за пользование биоресурсом заплати. Какое уж тут развитие и модернизация!

Сегодня государство не может напрямую, как в советское время, поддерживать рыбопромысловые компании. Немногие даже работавшие в отрасли специалисты знают, что в восьмидесятые годы, можно сказать рассвет советской экономики, государство дотировало Всесоюзное рыбопромышленное объединение «Севрыба» на сумму 300 миллионов рублей ежегодно. Направлялись эти средства на строительство новых современных траулеров и транспортных рефрижераторов, модернизацию основных производственных фондов предприятий «Севрыбы». И сегодня сохранились документы, подтверждающие данный факт.

К чему я это говорю? Да! В отрасли есть хронические браконьеры, я бы сказал даже «клинические», они не знают и никогда не поймут законов рынка, законов государства. Они бандиты, и поступать с ними государство будет как с бандитами. Но, поверьте мне на слово, большинство рыбаков – это нормальные трудяги, и большинство капитанов и руководителей флотов люди, которые хотят честно работать, а не бегать от правоохранительных органов.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос о перспективах, скажу, что вместе с рыбопромышленниками Северного бассейна мы будем продолжать работать над обоснованием введения более льготных экономических условий для рыбной промышленности. Соглашусь с тем, что процесс этот не быстрый и очень непростой, требует системной и очень профессиональной работы с различными государственными структурами, министерствами и ведомствами. Но наряду с процессом укрупнения рыбодобывающих предприятий это и только это есть экономическая и правовая основа борьбы с незаконным промыслом.

А с нарушителей мы будем в любом случае строго спрашивать.

- А как повлияет продажа Мурманского морского рыбного порта на перспективу рыбной отрасли Северного бассейна?

- Это правильно, что порт продается. Государство в любые времена, в любом уголке мира никогда не было эффективным собственником основных средств производства. У нас попробовали в 1917 году, чем это закончилось - видели. У государства функции другие.

Теперь порт. Начну с того, что по закону причальная линия порта принадлежит государству, а все, что находится на территории порта, может быть частной собственностью. Я не согласен с теми, кто говорит, что «частники понастроят там шашлычных или еще какие-нибудь безумные объекты - и конец порту». Несерьезный это разговор. И страшилки про «другие грузы», которые вытеснят рыбу из порта - пустые разговоры и не более того. Для обработки линейных массовых грузов, таких как контейнеры, навалочные грузы, нефть и т.п. необходимы крупнотоннажные транспортные суда с осадками 15-17 метров, а может и более, иначе не будет экономики. Я уже не говорю о железнодорожной и грузовой инфраструктуре под такую номенклатуру и еще о сотне обязательных факторов.

Рыбный порт не просто так построили в южном колене Кольского залива на глубинах 10-12 метров. Все просто. А рыбопромысловому флоту больше не надо. Поэтому, кто бы ни приобрел порт, порт в основе своей останется рыбным. Тем не менее, для обеспечения дополнительных гарантий рыбакам будет вполне законно, если государство сдаст в долгосрочную аренду отраслевой государственной организации причальную линию 2 грузового района порта, где сконцентрирована производственная инфраструктура по перевалке рыбы и последние 30 лет традиционно идет обслуживание промысловых судов. Тем самым будет гарантировано сохранение рыбного профиля этой части порта. Этот грузовой район вполне справится с объемами перегрузки рыбы, поступающей в наш регион, даже если вся рыба, вылавливаемая на Северном бассейне, будет доставлена в Мурманск. Я бы не говорил это так уверенно, если бы не работал ранее в Мурманском морском рыбном порту. Но и без этой аренды, в силу технических особенностей 2 грузового района порта (советские инженеры знали что, как и где строить), этот район не может быть использован в долгосрочных проектах под другие виды грузов, за исключением рыбных. Поэтому и новый собственник, кто бы он ни был, не изменит специализацию этого района. А вот остальная часть порта может быть задействована под обработку других немассовых грузов и других типов судов, под базы снабжения для Штокманского проекта, под обеспечение северного завоза и многое другое.

Отдельный разговор о нефтебазе порта. То, что сейчас происходит с арендой базы, уже не смешно. Рыбопромышленники Мурмана вынуждены заправлять свои промысловые суда с автобензовозов практически на улицах города. Очевидно, пришло время строить в Кольском заливе новый нефтеперевалочный комплекс.

- Без чего у рыбной отрасли, в том числе и всего региона, не может быть будущего?

- Ответ однозначный – без кадров. Кадры решают все. Без них ничего не будет.

- А насколько актуальна кадровая проблема для рыбной отрасли Мурманской области?

- Напомню, во времена плановой советской экономики была системная подготовка кадров, а сегодня вам любой рыбопромышленник скажет, по ряду морских специальностей нехватка кадров стала уже большой проблемой. Я считаю, что Северный бассейн в ближайшее время ожидают тяжелые времена – никто не знает точно, сколько специалистов и каких специальностей потребуется флоту завтра, через год, через пять лет. Сегодня нет, как в советское время, «плана по труду», в котором было все рассчитано и записано, сколько и каких специалистов по годам уйдет с рынка труда, сколько необходимо обучить и по каким направлениям, а самое главное, кто их примет на работу. Мы работаем над этим. Вроде все понятно, ответ лежит на поверхности – престиж профессии. Но здесь, увы, и имидж этой работы, и условия труда в море, и сами по себе сотни непонятных рыболовных фирм, которые не особо привлекают своей историей и перспективой современную молодежь. Поэтому мы опять возвращаемся к вопросу создания крупных и социально ответственных рыбодобывающих предприятий с хорошим имиджем и перспективой роста для молодых специалистов.

- Как вы прокомментируете перспективу объединения МГТУ и Морского колледжа? Есть ли шанс сохранить самостоятельность старейшего учебного заведения региона, кузницу морских кадров, визитную карточку города? Приложите ли вы какие-то усилия для сохранения юридического лица колледжа, как его бывший выпускник? Ведь путевку в рыбацкую жизнь вы лично получили именно в средней мореходке!

- Переход от разговора о кадрах к разговору об учебных заведениях логичен. Могу сказать, что приказом Руководителя Госкомрыболовства России Андрея Крайнего создана специальная комиссия, которую я возглавляю. Она должна до 18 апреля подготовить необходимые материалы для создания в Мурманске отраслевого образовательного комплекса. Уже прошло два заседания этой комиссии. Идет конструктивная работа, в которой принимают участие представители выше упомянутых учебных заведений и представители Администрации Мурманской области. Могу сказать одно – колледж как был на своем месте, так и останется, и неоновую вывеску никто не собирается снимать. Но при этом скажу, что на базе двух учебных заведений появится совершенно новое учебное заведение, которое будет решать вопросы подготовки специалистов для отрасли, исходя из новых задач, поставленных Госкомрыболовством России. Будет проведена серьезная ревизия подготовки кадров. Мы видим, что сегодня оба учебных заведения слишком увлеклись коммерческой деятельностью в ущерб основной задаче – работы на отрасль. Этого больше не будет. Все бюджетные средства будут идти на подготовку морских специалистов.

- Можно ли говорить о перспективах возврата рыбаков Севера в Мировой океан, и как вы оцениваете эти перспективы? И вообще, есть ли у нас сегодня в регионе компании, которым это будет по плечу?

- Говорить о перспективах можно. Сегодня есть несколько компаний, которые работают в зонах Канады, Фарерских островов, а «Мурманский траловый флот», например, работает в зоне Марокко. Но говорить о тех масштабах нашего присутствия в Мировом океане, которые были в советское время, пока рано. Работа российских судов рыбопромыслового флота в Мировом океане – это не только бизнес, это еще и усиление государственного экономического и политического ресурса. Однако в условиях рыночной экономики очень важна затратная составляющая, рынки сбыта вылавливаемой рыбы. Все это надо учитывать для того, чтобы планировать наше присутствие в Мировом океане. Вот мы опять подошли к тому, о чем уже говорили. Да, только крупные национальные рыбодобывающие компании при поддержке государства способны вести бизнес в самых дальних уголках земного шара.

- Кто хозяева в рыбной отрасли нашего края: москвичи или местные бизнесмены?

- Помните, по Марксу – при капитализме хозяином всего является капитал. А он не имеет национальности или географической родословной. Свобода передвижения труда и капитала – это основное условие благополучия свободного общества. Сегодня многие имеют возможность путешествовать. И, гуляя, например, по Лондону, восхищаясь его красотами, мы же не задаем себе вопрос – а кто хозяин этого города. А ведь 60 процентов Лондона в собственности арабских шейхов, американских капиталистов, российских олигархов и, замечу, англичан это совершенно не беспокоит. Нам пока трудно это понять. Нам еще интересно: кто владеет чем-то, каким образом он это получил, почему именно он, а не кто-то другой... Мы пока не научились думать прагматично: а что полезного из этого будет для моего города, отрасли, страны, в конце концов, да, для меня лично. Я скажу так: важно, чтобы Он - Капитал - был. Он способен поменять рыбную отрасль и жизнь населения региона к лучшему. У наших местных бизнесменов и наших местных компаний объективно не могло быть и нет таких денег, которые способны кардинально и качественно изменить отрасль. Для этого необходимы сотни миллионов долларов. А приход капитала в регион нужно приветствовать и создавать для этого условия, и не важно из Москвы, Лондона или Казани он родом. Инвестиции способствуют развитию рыбной отрасли Северного бассейна и Мурманской области, в которой мы с вами живем и, думаю, что делаем все возможное, каждый на своем рабочем месте, чтобы жизнь наша была лучше.