16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
1:38 Пятница 17 сентября 2021

Алексей Преснов, генеральный директор ООО «КРЭС»: «Реформа электроэнергетики в Мурманской области еще не завершена!»

11:29 – 6 августа 2008

Реформа электроэнергетики, начавшаяся в нашей стране несколько лет назад, затронула всех и каждого, в том числе и в нашей области

Реформа электроэнергетики, начавшаяся в нашей стране несколько лет назад, затронула всех и каждого, в том числе и в нашей области. Оно и понятно, ведь электричество за 100 с лишним лет своего широкого применения стало основой жизнедеятельности современной цивилизации. Именно поэтому мы вновь и вновь обращаемся к теме электроэнергетики, тем более, что повод есть: с 1 июля прекратила свою деятельность движущая сила отрасли в последние 14 лет - монополия РАО «ЕЭС России», и, как говорят, завершилась структурная реформа отрасли - вместо РАО ЕЭС образовались независимые компании, работающие в рыночных условиях.

В Мурманской области, почти синхронно с прекращением деятельности РАО ЕЭС, закончились «энергетические баталии» между ведущими сбытовыми компаниями, продолжавшиеся более двух лет. Очевидно, после бурных реформ, сопровождавшихся конфликтами и скандалами, настала пора созидания: время собирать камни. Так ли это? Мы попросили рассказать о сегодняшнем положении энергетики области Алексея Преснова - генерального директора региональной энергосбытовой компании ООО «КРЭС».

- Алексей Викторович, РАО ЕЭС больше нет, Ваш бывший оппонент - ОАО «Колэнергосбыт» - дружественная, можно сказать, родственная КРЭС компания, конфликты исчерпаны. Монопольные электрические сети отделены от конкурентных электростанций и сбытов. Реформа в области успешно завершена?

- Реформа завершена в части создания целевой структуры компаний в электроэнергетике. Вместо вертикально интегрированной энергокомпании - региональной монополии ОАО «Колэнерго» - мы получили несколько компаний. «Большое Колэнерго» разделилось на 5 различных компаний: генерацию в виде ТГК-1, транспорт электроэнергии - Колэнерго, сбыт - Колэнергосбыт, диспетчерское управление - Кольское РДУ, ремонтные предприятия. В коммунальной энергетике мы имели ряд предприятий, работавших в городах и поселках области, покупавших электроэнергию у Колэнерго и доставлявших ее конечным потребителям, присоединенным к коммунальным сетям. Коммунальные электросети также разделились на сбыт и собственно сети.

Для запуска в действие рыночных механизмов оборота электроэнергии была создана специальная торговая площадка - администратор торговой системы - АТС, более известная как оптовый рынок электроэнергии и мощности. Ее участниками в Мурманской области стали генерирующие компании, в частности ТГК-1 и Кольская АЭС, поставляющие электроэнергию на оптовый рынок. Со стороны покупателей участниками оптового рынка были назначены сбытовые компании, выделенные из региональных АО-энерго, в Мурманской области - это Колэнергосбыт. Правила функционирования оптового и розничных рынков электроэнергии в переходный период, принятые постановлениями правительства РФ в сентябре 2006 года, и ставшие основополагающими документами по претворению реформы в конкретную жизнь, определили основных участников формирующегося рыночного процесса и задали ориентиры на несколько лет вперед.

По Правилам генерирующие компании должны поставлять всю свою продукцию - электроэнергию на оптовый рынок. Крупные предприятия-потребители должны приобретать электроэнергию для своих нужд на оптовом рынке самостоятельно, в то время как остальные потребители должны покупать электроэнергию на розничных рынках у сбытовых компаний, представляющих их интересы на оптовом рынке.

Среди сбытовых компаний ввели специальный институт - гарантирующих поставщиков, обязанных снабжать электроэнергией любое обратившееся лицо в зоне их деятельности. ГП также обязаны купить все непроданные по прямым договорам объемы электроэнергии и мощности у розничных генераторов, если они расположены в зоне их деятельности. Обязанности ГП уравновесили значительно большими, по сравнению с обычными сбытовыми компаниями, правами. Электросетевые предприятия должны обеспечить транспорт электроэнергии от производителей до конечных потребителей, соблюдая принципы недискриминационного доступа к сетевой инфраструктуре и Правила функционирования розничных и оптового рынков.

Оптовый рынок, как структура, был довольно хорошо проработан в течение 4 лет его деятельности: множество регламентов наряду с четко прописанными процедурами в Правилах оптового рынка и механизмами их реального применения на практике (механизмами принуждения) позволяют участникам оптового рынка вести свою деятельность в соответствии с самыми передовыми стандартами мировой практики. Во многом это связано с той ролью, которую играло в этом процессе РАО ЕЭС России. Именно оно, в лице Центра управления реформой, являлось автором и штабом реформы и одновременно организатором оптового рынка и его движущей силой.

На розничном же рынке, там, где и происходит превращение киловатт-часов в деньги, где встречаются интересы конечных потребителей и всей цепочки участников процесса энергоснабжения, пока все далеко не так стабильно и современно, как на оптовом.

Здесь существует нерешенная и, самое главное, реально не обозначенная в действующем правовом поле проблема перекрестного субсидирования населения за счет предприятий. Субсидирование осуществляется явочным порядком за счет разных тарифов гарантирующих поставщиков для населения и предприятий. В каком-то смысле потребители-предприятия пока что являются «крепостными» гарантирующих поставщиков, и в этом суть понятия «гарантирующий поставщик»: назначили - обязан обеспечить электроэнергией, но и уйти от него просто так нельзя. Проблема «перекрестки» известна давно, уже 10 лет говорится о необходимости ее решения, но «воз и ныне там». Даже в программе реформы на этот счет ясности нет - переход населения на свободные цены планируется на 2014 год, хотя уже к 2011 году все 100% электроэнергии в стране будут продаваться по свободным рыночным ценам.

Существует также локальная, менее известная проблема субсидирования одних, более мелких предприятий, за счет других, более крупных.

В стране в целом имеется проблема неравномерного розничного тарифного пространства в ценовых зонах, соответствующих оптовому рынку, что приводит к еще одной глобальной проблеме - межтерриториальному перекрестному субсидированию. К сожалению, именно наша область оказалась наиболее подвержена всем указанным болезням «переходного возраста» или переходного периода формирующегося розничного рынка. Поэтому считать, что реформа электроэнергетики в области завершена и, как в РАО ЕЭС, спускать флаги реформы, думаю, пока рано.

- То есть, в области еще существуют нерешенные проблемы реформы?

- С высоких федеральных трибун было объявлено об успешном завершении реформы электроэнергетики в стране к 1 июля 2008 года, что вносит некоторую сумятицу: ведь мы продолжаем работать по Правилам переходного периода и будем это делать до 2011 года.

На оптовом рынке в нашей области со стороны генераторов работают две компании: ОАО «ТГК-1» и Кольская АЭС. Обе компании не являются региональными, и в области действуют их филиалы. Электроэнергия, которую они поставляют на оптовый рынок, потребляется не только в области, но и за ее пределами. Из мощности около 3000 МВт Кольской энергосистемы около 550 МВт передается в Карелию и около 75-90 МВт по экспорту в Финляндию и Норвегию в период максимальных нагрузок.

Модель оптового рынка переходного периода предусматривает так называемые привязки поставщиков и покупателей по договорам с регулируемыми тарифами, усредняющие дорогих и дешевых поставщиков, и формально электроэнергия, потребляемая внутри области, производится не только на Кольском полуострове ТГК-1 и Кольской АЭС, но и за его пределами. Также как наши электростанции формально поставляют за пределы области большие объемы электроэнергии, чем это возможно фактически по условиям пропускной способности транзитных линий.

В этой логике устанавливаемые с 2007 года ФСТ РФ усредненные тарифы поставщиков для Мурманской области или индикативные цены по регулируемым договорам на оптовом рынке оказались выше, чем сложившиеся в регионе тарифы на розничном рынке, устанавливаемые комитетом по тарифному регулированию Мурманской области с учетом инфляции. Аналогичная ситуация сложилась еще в ряде субъектов Федерации. Дисбаланс, по замыслу авторов реформы, должен устраняться при помощи механизма федеральных субсидий. Но, как показал опыт 2007 года, они выделяются не вовремя и не в полном объеме. В результате мы имеем в области то, что имеем - крайне болезненную проблему межтерриториального перекрестного субсидирования. Проблема, порожденная неудачной для нашего региона конструкцией вводимого рынка, имеет решение именно через ускоренное введение рыночных механизмов ценообразования на электроэнергию. Темпы либерализации оптового рынка - рост доли электроэнергии, продаваемой на свободном рынке, так называемом «рынке на сутки вперед - РСВ» - высоки: уже с середины 2008 года можно покупать на РСВ до 25% - 30% объемов, а к 2011 году все 100%. При этом в Мурманской области цены на РСВ примерно на 35% ниже, чем в среднем по первой ценовой зоне, и, вообще говоря, ниже, чем отпускные розничные цены в регионе. Происходит это по причине «запертого сечения»: местной генерации из-за ограниченной пропускной способности линий в Карелию «некуда» продавать свою электроэнергию и мощность. Рынок РСВ, в отличие от регулируемых договоров, отражает фактическое производство и потребление именно в узловых точках области, а не формальное, виртуально придуманное по неким усредненным схемам. Чем больше мы будем покупать в этих условиях по свободным ценам на РСВ, чем лучше планировать объемы покупки, иными словами, чем больше мы продвинемся в настоящий рынок, тем меньше будет сказываться эффект тарифных ножниц по регулируемым договорам, тем меньше будет требуемый размер субсидии.

Необходимо понять, что установленный порядок формирования тарифов на оптовом рынке по регулируемым договорам (т.е. как раз в «нерыночной», сокращающейся части оптового рынка), при котором наш энергоизбыточный регион с эффективной структурой генерации превратился из донора дешевой электроэнергии в субсидируемую область, отражает базовые принципы принятой в реформе переходной модели рынка. Да, она неудачна для Мурманской области, но она позволяет двигаться к общероссийскому рыночному пространству, что и является приоритетом реформы. Единственной альтернативой довольно резкому росту тарифов в нашем регионе на розничном рынке в течение трех лет, определенному соглашением между Мурманской областью и правительством РФ, может быть перевод Мурманской области в неценовую зону оптового рынка.

- Что такое неценовая зона оптового рынка?

- Это специальная конструкция рынка, предназначенная для регионов с изолированными или слабо связанными с единой энергосистемой страны электросетями. Речь идет о том, что генерация в этих регионах не может быть связана магистральными электрическими сетями с другими регионами, а, значит, вся произведенная здесь энергия потребляется в самом регионе. Таким образом, оптовый рынок электроэнергии становится региональным, вычлененным из общероссийского рынка, цены на нем устанавливаются не по общепринятой модели оптового рынка, а по специальным критериям. Здесь нет свободной части оптового рынка, тарифы на все 100%) объемов электроэнергии регулируются государством. По сути, это нельзя называть рынком - это некая система тарифных отношений производителей и покупателей электрической энергии, в регионе под жестким контролем государства. Рост тарифов происходит и здесь, но не на основе рыночных механизмов, а по расчетам регулирующих органов.

Мурманская область, как известно, не является изолированной, мы связаны магистральными линиями напряжением 330 киловольт с дефицитной энергосистемой Карелии. Поэтому продавать электроэнергию за пределы региона в объеме около 550 МВт мы можем, а вот покупать - нет. В этом смысле мы в какой-то степени подходим под критерии неценовой зоны. В Карелии идет строительство линии 330 кВ до Ленинградской области. После ввода ее в строй будет обеспечен устойчивый транзит электроэнергии между Мурманской областью и остальной европейской частью страны, и существующие зыбкие основания для создания неценовой зоны исчезнут.

- Контроль тарифов в неценовой зоне поможет удержать рост цен на электроэнергию?

- Именно это является аргументом за переход в неценовую зону. При этом, заметим, речь идет, прежде всего, о низких тарифах для крупных промышленных комбинатов с высокой энергоемкостью выпускаемой продукции, так как доля населения в региональном балансе потребления электроэнергии относительно невелика.

- Каковы перспективы перевода Мурманской области в неценовую зону?

- Вопрос не совсем по адресу, лучше всего на него могут ответить те, кто реально занимается этой проблематикой - комитет по тарифному регулированию Мурманской области и областное правительство. Но, по моей оценке, шансы низкие. Объясню почему.

Как представитель энергосбытового сообщества, я должен был бы приветствовать неценовую зону, ведь мы находимся на рынке со стороны покупателей, и высокие тарифы на опте для нас не выгодны. Тем более, что продавать электроэнергию нам приходится по более низкой цене. Представьте себе овощебазу, на которой высокие цены, а мы - своего рода розничные торговцы, которые торгуют на наших рынках овощами. Приезжаем, покупаем за дорого, приходим на рынок торговать, а нас заставляют торговать за дешево, себе в убыток. При этом обещают всю разницу покрыть когда-то позже. В конце концов, покрывают, но не всю.

В неценовой зоне вроде бы и на «овощебазе», и на розничном рынке цены соотнесены друг с другом, чтобы этого абсурда не было. Но на самом деле это не всегда так. Например, в Архангельской области, которая уже работает в неценовой зоне, дисбаланс тарифов на опте и в рознице ,в пользу опта остался. Ведь для того, чтобы сдерживать тарифы на рознице, нужно снизить тарифы для производителей в области. Выгодно ли это ТГК-1, у которой в Мурманской области самая эффективная генерация? Выгодно ли это Кольской АЭС?

И вообще, далеко неочевидно – надо ли региону сегодня, когда значительная часть пути в рынок уже пройдена, возвращаться назад, в неценовую зону. Как уже говорилось, чем больше мы продвинемся в настоящий рынок, чем больше мы будем покупать электроэнергии по свободным ценам на РСВ, тем меньше будет сказываться эффект тарифных ножниц по регулируемым договорам, тем меньше будет требуемый размер субсидии для покрытия существующего дисбаланса между высокими оптовыми и низкими розничными тарифами. Таким образом, в краткосрочной перспективе требуемый размер субсидии может уменьшаться не только в связи с опережающим ростом розничных тарифов по сравнению с оптовыми тарифами, но и по причине либерализации оптового рынка и сокращения доли регулируемых договоров.

Не надо упускать из виду и то обстоятельство, что с введением рынка мощности, а это случилось 1 июля текущего года, «дешевизна» нашей генерации по стоимости электроэнергии может быть с лихвой перекрыта «дороговизной» мощности, в первую очередь на КАЭС. Речь идет о том, что поддержание энергоблоков в горячем резерве стоит дорого, особенно на АЭС, а это и есть предмет торговли на рынке мощности. И хотя стоимость мощности атомных станций предполагается «размазывать» равномерно по всем потребителям ценовой зоны, в неценовой зоне этот подход изменится. Нам придется купить дорогую мощность Кольской АЭС, и цена может оказаться неподъемной.

И, наконец, окончание строительства и ввод в эксплуатацию линии 330 кВ до Ленинградской области могут состояться раньше, чем планировалось, и нам придется «десантироваться» обратно в ценовую зону в авральном порядке без должной подготовки рыночных механизмов, так как с переходом в неценовую зону развитие рыночной инфраструктуры в электроэнергетике региона неизбежно затормозится и деградирует.

- Насколько успешно, по Вашему мнению, развивается энергосбытовой рынок региона?

- На розничном рынке Мурманской области есть свои особенности. Здесь есть три типа компаний. Первый тип - это ОАО «Колэнергосбыт» - системная компания, встроенная в реформу, осуществляющая поставки почти для всей области с оптового рынка.

Второй тип - это ООО «КРЭС», компания общеобластного масштаба, работающая в городской инфраструктуре региона, созданная на базе коммунальных сетей в городах и районах.

И третий тип - это компании при некоторых комбинатах. В 2005 году, когда контуры энергорынка на федеральном уровне еще до конца не были сформированы, в Мурманской области состоялось совещание, на котором крупные предприятия и только что образованный как отдельная компания Колэнергосбыт приняли некий план развития энергоснабжения области в связи с реформой электроэнергетики. Согласно этому плану при крупнейших комбинатах - потребителях электроэнергии создавались сбытовые компании, снабжающие энергией не только сами комбинаты, но и города-спутники и призванные обеспечить для комбинатов «доступ к дешевым энергоресурсам». Такие компании были созданы в Мончегорске и в Кировске и начали работать, покупая электроэнергию не только для комбинатов, но и других потребителей в этих городах, в том числе ранее обслуживавшихся коммунальными сетями.

Принятые позднее документы реформы отрасли - Правила функционирования розничных и оптового рынков - сформулированы так, чтобы «вытолкнуть» на оптовый рынок всех крупных покупателей электроэнергии, независимо от того, сбытовые это компании или крупные предприятия. Крупные предприятия при выходе на оптовый рынок должны быть оборудованы специальным коммерческим учетом, позволяющим планировать их потребление и мощность на оптовом рынке. Если предприятия хотят стать сами участниками оптового рынка, то тогда, до момента выхода на рынок, они должны выполнить весь комплекс технических и организационных мероприятий по созданию автоматизированной информационно-измерительной системы контроля и учета электроэнергии (АИИС КУЭ), соответствующей требованиям оптового рынка. Как вариант, они могут воспользоваться услугами сбытовой компании - гарантирующего поставщика, имеющего серьезные временные послабления по созданию АИИС КУЭ: на оптовый рынок для ГП можно выйти и без этой системы. Таким образом, можно использовать ГП при комбинате как «паровоз» для выхода на оптовый рынок.

Именно это обстоятельство на самом деле оказалось главным аргументом в пользу продолжения работы созданных в 2005 году сбытовых компаний после выхода Правил и получения ими статуса ГП в 2006 году, при этом в Кировске этот статус был получен на основании сфальсифицированных данных. Однако' дальнейший ход событий показал неэффективность этого плана, прежде всего, для комбинатов. После двух с лишним лет работы этих компаний комбинаты фактически несут убытки от их деятельности, оцениваемые в десятки миллионов рублей. КГМК за два года потратила через покупной тариф на электроэнергию на содержание ОАО «Арктик-Энерго» около 60 млн. руб., ОАО «Апатит» на ОАО «ЕЭСК-Центр» - около 40 млн. руб. Зачем было создавать отдельные компании из бывших отделов главного энергетика комбинатов? Ведь затраты по их содержанию, а это и есть их сбытовая надбавка, в разы, если не в десятки раз, превышают расходы на отделы главного энергетика. Тем более что эти отделы никуда не делись, и все организационно-технические функции у них остались. Сбытовые компании распоряжаются только деньгами: они собирают деньги с бывших субабонентов комбината, а для того, чтобы иметь статус гарантирующего поставщика, им отдали еще население и бюджеты городов-спутников, ранее снабжавшихся от городских сетей. Выполнена ли была задача выхода на оптовый рынок («доступа к дешевым энергоресурсам») комбинатов по упрощенной процедуре при помощи этих сбытовых компаний? Нет, не выполнена. Более того, ОАО «ЕЭСК-Центр», потеряв статус ГП, вообще стало для выполнения этой задачи непригодно.

Если говорить о сегодняшнем этапе, то нужно отметить следующее. КРЭС, объединивший проблемные сбыты коммунальной энергетики, родился в жестких условиях давления со стороны Колэнергосбыта и других более благополучных претендентов на сбытовой рынок области. Как это часто бывает, «гадкий утенок» КРЭС в итоге оказался более жизнеспособным по сравнению со своими коллегами-оппонентами в ходе развития реформы в регионе, что и предопределило исход их двухлетнего противостояния к весне 2008 года. Став акционером Колэнергосбыта, мы были вынуждены принять на себя роль проводника стратегической линии в региональной энергосбытовой политике с целью обеспечить благоприятные условия для формирования розничного рынка в Мурманской области в соответствии с Правилами.

Сформировавшаяся двухуровневая структура сбыта в регионе позволяет эффективно и в то же время плавно двигаться к полноценному розничному рынку. Промышленные и крупные сельскохозяйственные предприятия, расположенные в индустриальных зонах, получают электроэнергию напрямую от регионального оптового оператора - Колэнергосбыта. Предприятия же, непосредственно расположенные в городах, а, значит, менее крупные, покупают электроэнергию у городских энергосбытовых компаний, в данном случае, КРЭС. Тариф в городах, как правило, выше, и это справедливо, ведь расходы на сбыт для большого числа небольших фирм и населения по определению значительно превосходят расходы на сбыт для десятка-другого крупных потребителей. В то же время, в отдельных случаях можно отступить от этого общего правила и временно дать отдельным потребителям в городах более низкий тариф, применяемый в пригородных зонах. И такая практика уже имеется в Мурманской области. Такое взаимодействие сбытовых компаний на рынке позволяет оптимальным образом собрать существующую в области сбытовую маржу, без бесплодной борьбы друг с другом, разрушающей хрупкие основы зарождающегося рынка и дезориентирующей потребителей.

Если такая схема, на первый взгляд, и противоречит принципам свободной конкуренции, не надо забывать, что речь идет о формирующемся розничном рынке переходного периода, где конкуренция серьезно ограничена организационными и техническими мерами. Однако, если какое-то предприятие в городе всерьез готово перейти на обслуживание на «первый уровень - в пригородную тарифную зону», ничто не мешает ему выполнить требования по организации коммерческого учета оптового рынка и перейти к более дешевому поставщику.

- То есть, на розничном рынке электроэнергии все движется в правильном направлении?

- Да, сейчас у нас есть все возможности проводить целенаправленную политику по организации современного розничного рынка в области, готовить его к либерализации, которая наступит к 2011 году, если не случится каких-либо кардинальных изменений типа перехода в неценовую зону.

В чем суть либерализации розничного рынка? Это снижение требований к коммерческому учету, соответствующему оптовому рынку, для регистрации точек поставки за компанией, стирание различий между ГП и не ГП за счет снижения «статусности» понятия ГП. Действительно, к 2011 году произойдет полная либерализация оптового рынка, и, как мы увидим, продажи электроэнергии и мощности по регулируемым ценам уже не будет. Это будет означать, что вся энергия на опте всеми участниками - и ГП, и не ГП - будет покупаться на конкурентном рынке на сутки вперед по свободным ценам, поэтому и розничным покупателям вся энергия будет поставляться по свободным ценам. Для них уже будет неважно, у кого обслуживаться: у ГП или у просто сбытовой компании. Важна будет цена, а она будет ниже у того, кто лучше спланирует покупку на опте, а это значит, будет лучше оснащен технически и будет более профессиональным. Кроме цены на рынке электроэнергии важна ее доступность и бесперебойность, поэтому среди сбытовых компаний выигрывать будет та, у которой лучше отлажена работа с сетями. Не последнюю роль в этом будет играть и клиентоориентированность поставщиков электроэнергии. Вообще, быстрая либерализация на опте и отсутствие внеконкурсной конкуренции на рознице создают напряжение на рынке в целом, напряжение между его двумя неотъемлемыми частями. Наши конфликты в области во многом объективно отражают как раз это напряжение: мы говорим «реформа, рынок, свободные цены», но у потребителя на рознице нет пока реального выбора, и это его раздражает, и он совершенно прав. Мы, и не только мы, а может, и не столько мы, а наша «церковь реформы» - Совет рынка, Некоммерческое Партнерство гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний, комитет по тарифному регулированию должны просвещать «паству» - наших потребителей. А «ересь» - правовой нигилизм, взаимоотношения «по понятиям», от кого бы это ни исходило - от небольшой частной компании, крупной промышленной структуры или энергетического холдинга, - искоренять твердой рукой в тесном взаимодействии с надзорными и судебными органами. И тогда у нас с рынком все получится.

Лента новостей