16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
0:36 Пятница 17 сентября 2021

Юрий Лепесевич, заместитель директора ПИНРО по науке: «Пока я не вижу вмешательства государства в процесс добычи рыбы, несмотря на то, что из года в год оно декларирует необходимость увеличения ее потребления россиянами»

9:35 – 20 августа 2008

Финансовое и ресурсное обеспечение научных исследований Полярного института рыбного хозяйства и океанографии в нынешнем году значительно улучшилось, по сравнению с 2005-2007 годами

Финансовое и ресурсное обеспечение научных исследований Полярного института рыбного хозяйства и океанографии в нынешнем году значительно улучшилось, по сравнению с 2005-2007 годами. В 2008-ом ученые ПИНРО провели и проведут практически все научные экспедиции, которые запланировали. Это важно, поскольку именно на исследовательских данных отечественной и зарубежной науки основываются решения международных комиссий по распределению объемов общедопустимых уловов рыбопромыслового флота на долгосрочную, а главное - краткосрочную перспективу.

О предварительных итогах научной работы ученых ПИНРО в нынешнем году, а также – о предварительных прогнозах объемов добычи разных видов биоресурсов российскими рыбаками в 2009 году – мы попросили рассказать Юрия Лепесевич, заместителя директора ПИНРО по науке.

- Все круглогодичные исследования, которые проводит наш институт, можно разделить на 3 группы, - сразу вводит в курс дела Юрий Михайлович. – Это учетные съемки по оценке численности биомассы, контрольный лов и мониторинг, когда собираются экологические данные со всей акватории распределения водных объектов в Северной Атлантике. А также - работы по селективности, когда уточняется размер ячеи трала при промысле в определенных морских районах тех или иных биоресурсов, и поисковые съемки.

Хочу отметить, что мы с Вами встречаемся в самый напряженный период работы ПИНРО. Пословица: цыплят по осени считают, применительна и к рыбному хозяйству. Ведь все основные мероприятия, где наукой определяется работа рыбопромыслового флота на краткосрочную перспективу, в частности - режим рыболовства в 2009 году, приходятся на осень. Это заседание Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству (СРНК), заседание НАФО (Международная комиссия по регулированию рыболовства в Северо-Западной Атлантике) и НЕАФК (Международная комиссия по регулированию рыболовства в Северо-Восточной Атлантике). Там устанавливаются объемы общедопустимых уловов (ОДУ) на следующий год, а затем - и объемы российских национальных квот. Осенью же проходит и заседание Экологической экспертизы, которая устанавливает ОДУ для чисто российских запасов биоресурсов. Таковыми являются запасы камчатского краба, сайки, морской камбалы - самые значимые для нас.

На осень приходятся также заседания всех рабочих групп, которые выполняют оценки запасов разных видов рыб, и рекомендации разных международных организаций и комиссий, определяющих политику в области рыболовства в районах Северной Атлантики. Единственным исключением является заседание рабочей группы ИКЕС (Международного совета по исследованию моря) по арктическому рыболовству, которое состоялось в конце апреля. Там уточнялись объемы таких значимых для российских рыбаков объектов, как: треска, пикша, черный палтус, сайда, морские окуни Баренцева моря.

- Уж коли заговорили о донных, не могу не спросить: ОДУ на треску и пикшу в 2009 году, по рекомендации ИКЕС, увеличится?

- Мнение всех специалистов из 6 стран, состоящих в ИКЕС, включая независимых экспертов, единодушно - запасы трески и пикши увеличиваются, а значит, ОДУ их вырастут. Но не намного. Объемы общедопустимых уловов этих видов рыб будут определены на осеннем заседании СРНК. Для сравнения: в 2008 году ОДУ трески составляет 429 тысяч тонн плюс 21 тысяча тонн треска - норвежская прибрежная. И 155 тысяч тонн пикши.

Запасы сайды находятся в стабильном состоянии, но пока объемы российских квот зависят не столько от состояния этого запаса, сколько от нашей договоренности с норвежцами на заседании Смешанной комиссии. Это же - ее национальный запас.

- Может, Вы конкретизируете, какие именно международные встречи будут проходить осенью, и по запасам каких объектов промысла?

- Буквально на днях состоится заседание рабочей группы, где будут рассматриваться результаты рабочей тралово-акустической съемки сельди, состоявшейся в мае-июне этого года. Участие в этой съемке приняли пять стран: Россия, Норвегия, ЕС, Исландия и Фарерские острова. Наши ученые работали в акватории Баренцева моря, что связано с особенностями распределения сельди. Это далеко мигрирующий вид, распределяется и в открытой части моря, и в зонах иностранных государств, включая российскую экономзону (РЭЗ). Особенность в том, что в РЭЗ распределяется молодь сельди и ее свежее пополнение. Та акватория, которую снимали мурманские ученые с судна «Фритьоф Нансен», дает представление и о пополнении, и о том, каким образом в краткосрочной и даже долгосрочной перспективе может развиваться запас. На рабочей встрече будут обобщаться сделанные нами предварительные выводы. А они заключаются в том, что в 2009 году промысловый и нерестовый запасы сельди будут сохраняться на достаточно хорошем уровне, а общедопустимый улов соответствовать, примерно, тому, который установлен на текущий год. Объемы квот увеличены не будут, они и так приличные.

- Сколько?

- Общий ежегодный вылов сельди составляет около полутора миллионов тонн. На фоне того коллапса, который наблюдался с этим объектом 20-30 лет назад, когда на промысел сельди был наложен длительный мораторий, - это хороший показатель. Российская национальная квота этого биоресурса в нынешнем году составляет больше 200 тысяч тонн. В этом году, по сравнению с 2007-ым, она увеличилась на 30 тысяч тонн.

- Вы считаете, квота сельди в 2008 году будет выбрана? Создается впечатление, что при нынешней дороговизне топлива, рыбаки концентрируют внимание только на валютоемких объектах.

- Вопрос выбора российской квоты сельди на сегодняшний день открыт. Но сырьевая база промысла - хорошая. Объем вылова будет зависеть от двух вещей – количества приложенных промысловых усилий и заинтересованности рыбаков в промысле сельди, напрямую зависящей от конъюнктуры рынка. Если на сельдь будут низкие цены, и суда станут работать себе в убыток, то с определенной долей вероятности можно говорить о том, что квота выбрана не будет. Но промысловики в этом не виноваты. При тех сумасшедших ценах на топливо и при полном невмешательстве государства в рыболовную политику, у отраслевой науки просто не поднимется рука бросить камень в наших рыбаков.

- И далее, касательно вопроса об осенних международных заседаниях ученых.

- В конце августа - начале сентября пройдет совещание рабочей группы по далеко мигрирующим видам рыб. Биологи методом математического моделирования, с использованием данных прямых наблюдений, оценят запасы путассу, атлантической сельди и скумбрии. Заглядывая вперед, скажу, что ОДУ скумбрии будет близок к этому году, объем российской квоты не изменится.

Радостных новостей по оценке состояния путассу у меня нет. Вероятнее всего, ОДУ путассу существенно снизится, а значит, и национальные квоты всех государств, включая Россию. Насколько – другой вопрос, это будет управленческое решение. Если бы принималась во внимание только научная составляющая, ОДУ путассу уже был бы намного ниже. Управленцы же, принимая во внимание интересы рыбаков, снижают ОДУ постепенно. Справедливости ради отмечу: не только российский рыбопромысловый флот испытывает проблему недостатка сырьевой базы. Мы же в прошлом году не выбрали порядка 50 тысяч тонн национальной квоты путассу. Скорее всего, это удастся сделать нынче, потому что эта квота – по той причине, которую я называл – в 2008 году снизилась.

Мы подняли тему недовыбора квот, поэтому не могу не отметить, что уже 5 лет российские рыбаки не реализуют в полном объеме квоту сайки, практически прекратили промысел креветки. На уровне государства мы должны решить, если государственная политика заключается в полнейшем его невмешательстве в процесс добычи рыбы, то только экономика будет определять объем российского вылова в районах Северной Атлантики. Наши рыбопромысловые суда - не очень новые, не сильно мощные и не вполне экономически эффективные. Поэтому рыбаки будут работать только на хорошо ликвидных объектах. Государство должно подумать о том, как решить проблему насыщения населения страны белковой продукцией по доступным ценам. Будет ли это дотация рыбному хозяйству, продажа рыбакам топлива по более низким ценам или госзаказ, который гарантирует рентабельность промысла. Пока я не вижу вмешательства государства в процесс добычи рыбы. И это при том, что мы декларируем из года в год необходимость увеличения ее потребления россиянами.

Снова возвращаюсь к Вашему вопросу. На осень запланировано заседание совместной рабочей группы НАФО и ИКЕС по креветке Баренцева моря. Оценку запасов этого объекта мы получим в ходе экосистемной съемки, начавшейся недавно. Но, основываясь на результатах предыдущих рейсов, скажу, что запасы креветки находятся в хорошем состоянии. Россия могла бы ее вылавливать до 50 тысяч тонн в год - сырьевая база позволяет. Но промысел креветки, говорят рыбаки, нерентабелен при тех топливных затратах и практически полном отсутствии у нас современных судов-креветколовов. Мощные зарубежные креветколовы могут брать в сутки до 10 тонн биоресурса, а наши - только 2,5 тонны, поэтому промысел этого объекта у нас почти не ведется.

- Каковы успехи отраслевой науки в морских научных исследованиях этого года?

- На днях началась международная тралово-акустическая съемка пелагического окуня-клювача в открытой части Норвежского моря и в сопредельных районах – норвежской экономзоне (НЭЗ), морских зонах Шпицбергена, Фарерских островов и Исландии. Она проводится под эгидой ИКЕС, но в рамках НЕАФК. Наше судно, арендованное у мурманских рыбаков, с учеными ПИНРО на борту, будет вести исследования запасов окуня-клювача в Норвежском море. Запас этого вида биоресурсов еще не зарегулирован, то есть, квота его вылова ранее была не определена. Международная экспедиция продлится до конца августа, после чего будет намечена дата сбора рабочей группы. По результатам ее заседания примут решение по режиму эксплуатации запаса пелагического окуня-клювача в открытой части Норвежского моря в 2009 году.

Несколько дней назад началась совместная российско-норвежская экосистемная съемка, нацеленная на оценку запасов пелагических видов рыбы Баренцева моря. Она позволит определить и запасы мойвы для заседания СРНК. На основании совместной оценки российских и норвежских ученых будет приниматься решение об ОДУ мойвы на 2009 год, мораторий на добычу которой был объявлен в 2003 году. Уже сегодня все расчеты показывают существенный рост ее промыслового и нерестового запасов. В ходе этой же съемки также будут оценены запасы креветки и пополнение всех промысловых рыб Баренцева моря на перспективу.

В октябре начнется многовидовая тралово-акустическая съемка, нацеленная на донные виды рыб Баренцева моря, на основании которой можно будет дать прогноз ОДУ на 2010 год.

Да, важное чуть не забыл! 20 августа приступим к траловой съемке запасов камчатского краба. Нынешним летом, впервые за последние 5 лет, мы провели водолазно-ловушечную съемку вселенца. Это совершенно новый вид исследований. Раньше оценка запаса камчатского краба выполнялась на основании только траловой съемки. Это самый точный способ учета, так как трал облавливает все объекты. Но потом не только рыбакам, но и ученым запретили использовать трал в 7-мильной зоне. Надо было подумать о других способах учета, потому что в 7 милях от берега краба распространяется много. В этом году мы впервые разработали дизайн водолазно-ловушечной съемки и постарались подсчитать его биомассу ловушками и с помощью водолазов, работающих на глубинах до 30 метров.

- Они их считали поштучно, что ли?

- Представьте себе – да! В определенных точках побережья, визуально. За 25 суток выполнено много погружений. Сначала работали на меньших глубинах, а потом - на больших, с применением ловушек. Эксперимент заключался и в определении коэффициента уловистости ловушки. Подтвердились наши предположения о том, что ловушка, как метод учета краба, - далеко не идеальное средство. Потому что краб, как оказалось, подходит к ней только при запахе вложенной приманки. Если ловушка расположена по течению и краб - тоже, он туда заползает. Но если краб находится в непосредственной близости от ловушки, но против течения, то он ее игнорирует, потому что не ощущает пищи.

В ходе летних исследований запасов камчатского краба мы получили оптимистичные результаты. Краба в 7-мильной зоне – хватает. Методом прямых наблюдений мы пришли к выводу об общем запасе в 30 миллионов экземпляров, это – непромысловые и промысловые самцы, самки, молодь и пополнение. Но данная съемка, повторю, - экспериментальная. При наблюдениях, мониторинге важна не столько конкретная величина, сколько динамика развития запаса, ведь все познается в сравнении. Для оценки запаса краба используются не прямые экспериментальные наблюдения, а метод математического моделирования. На основании съемок, мы рассчитываем численность каждого поколения и только на основании этих данных устанавливаем ОДУ. 30 миллионов экземпляров - величина во многом умозрительная, но полезная. Мы убедились, что краба много, но о динамике развития запаса сказать ничего нельзя. По итогам более ранних наблюдений наши ученые делают вывод, что запас камчатского краба находится в стабильном состоянии.

- А исследования запасов другого вселенца – краба-стригуна опилио или, как его еще называют, – снежного, продолжаются?

- Конечно. Сразу после траловой съемки запасов камчатского краба мы хотим провести съемки стригуна опилио. В районах распределения камчатского краба он встречается штучно, поскольку это более холоднолюбивый вид. Его основные концентрации - на Гусиной банке и прилегающей акватории – ближе к Карскому морю. В прошлом году мы впервые провели траловую съемку опилио, и в этом хотим повторить, чтобы определить тенденцию развития запаса. Кроме того, мы собираемся установить ловушки, чтобы узнать, есть ли потенциальная возможность промысла этого вида.

- И научная квота на него имеется?

- Безусловно, на 2008 год - 2 тысячи экземпляров.

- Сегодня можно что-то сказать об общей величине запаса краба-стригуна?

- Чтобы сделать более точный вывод с применением метода математического моделирования, требуется 5 лет наблюдений. В отношении опилио еще не разработаны четкие ориентиры. К примеру, мы говорим, что камчатского краба можно вылавливать в размере 20-30% от промыслового запаса. Такой процент изъятия позволяет популяции самовоспроизводиться, гарантируя устойчивый промысел на долгосрочную перспективу. В отношении опилио такого ориентира нет.

- Не можете назвать объем запаса краба-стригуна даже приблизительно?

- Скажем так: его численность сопоставима с запасом камчатского. Пока она меньше, но рост запаса и расширение ареала распространения опилио продолжается.

- Ваши коллеги из Мурманского морского биологического института на одном из совместных мероприятий, с участием норвежских политиков и представителей общественности, предупреждали о возможной вспышке численности опилио в ближайшем будущем, что будет равносильно едва ли не экологической катастрофе в Баренцевом море. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Мировой опыт акклиматизации всех вселенцев говорит о том, что сначала численность нарастает медленно, затем следует резкая вспышка, а потом, как правило, падение и стабилизация запаса на определенном уровне. Вот типичная динамика развития вселенцев, она будет свойственна и крабу опилио.

Отвечу сразу и на Ваш невысказанный, но предполагаемый мною вопрос. Негативные последствия для экосистемы Баренцева моря камчатского краба, мягко говоря, преувеличены. Многолетние наблюдения по его питанию не подтверждают высказываемые некоторыми нашими коллегами предположения и апокалиптические сценарии того, что камчатский краб якобы выедает бентос и полностью лишает кормовой базы все объекты Баренцева моря, как то - морская камбала, пикша, другие. Он их действительно потребляет, но не наносит серьезного ущерба донной фауне. То же самое можно сказать и в отношении стригуна опилио. Даже если резко увеличится его численность, краб распространяется на широкой акватории. Но холодной воды в Баренцевом море много, а у него использованы не все возможности по расширению ареала, где откорм донных рыб, между прочим, проходит недолго. Преимущественно – один сезон, во время максимального прогрева воды с августа по ноябрь. Причем в тех районах треска и пикша откармливаются не только донными организмами.

- Возвращаясь к теме научных исследований. Норвежских ученых по разным причинам несколько лет подряд не пускали проводить научные работы в российской зоне Баренцева моря. А в этом году?

- После того, как возникли проблемы с допуском норвежцев в РЭЗ, мы разработали план научного покрытия тех морских районов, в которые наши коллеги не получают разрешения от российского МИДа. Так что особой проблемы, с нашей точки зрения, здесь нет. Норвежские ученые, конечно, хотели бы проводить необходимые съемки в РЭЗ сами. В этом году они получили допуск к донным съемкам и к весеннему мониторингу запасов мойвы. Впервые за долгие годы. Экосистемную съемку мы спланировали без норвежцев, и они с этим согласились. Наши коллеги проведут ее в НЭЗ и у архипелага Шпицберген.

- Насколько полно в этом году будет выполнена научная программа ПИНРО? По Вашей информации, в 2009 году у института опять будет двойное государственное обеспечение исследований – ресурсное и финансовое?

- Нас не интересует, в какой форме государство будет обеспечивать работу отраслевых ученых. Не мы придумали форму ресурсного обеспечения. Главное, чтобы необходимые работы были проведены. В текущем году мы выполнили практически все плановые экспедиции - за исключением съемки пелагических рыб, также нами полностью не охвачены исследованиями районы Северной Атлантики. В зоне регулирования НАФО присутствуют только российские наблюдатели на промысловых судах. Все это – по причине недостатка средств. Из-за отсутствия денег давно не проводились экспедиции в открытые районы НЕАФК для оценки сырьевой базы того же макруруса. Безусловно, это не единственный объект, который можно ловить в незарегулированных международными комиссиями районах промысла. Пока мы оперируем только экспертными оценками, и рыбакам никто не гарантирует успешного промысла.

В этом году ситуация с финансовым и ресурсным обеспечением ПИНРО гораздо лучше, чем она была в 2005-2007 годах. Мы закрыли исследованиями практически все районы в Баренцевом и Норвежском морях.

- Момент очередного реформирования структуры Росрыболовства никак не повлиял на финансовое обеспечение института?

- Слава Богу, нет. Никаким образом мы этого не почувствовали. Все квалифицированные и опытные сотрудники главного рыбацкого ведомства, с которыми мы контактируем, в том числе - и выходцы из нашего института, остались на своих местах. Мы работаем совершенно в нормальном режиме.

Лента новостей