«У Мурманска появился шанс вырастить своих чемпионов в ледовых видах спорта»

| Игорь Морарь | Би-порт

В Мурманске произошло событие, которого и ждали, и не ждали. Любители и профессионалы ледовых видов спорта, спортивная общественность в течение многих лет возлагали надежды на разные проекты по строительству в городе крытого катка. И каждый раз это ничем не заканчивалось. Очередная попытка с подачи зампредседателя Совета депутатов города Мурманска, ветерана хоккея с мячом Игоря Мораря увенчалась успехом. Ледовая арена «Метеор» в географическом центре Мурманска в настоящее время открывается в восемь утра и закрывается в полночь, то есть не работает всего восемь часов в сутки.

О том, как удалось построить в городе ледовую арену, о ее уникальности и планах, «Би-порту» рассказал Игорь Морарь.

«У Мурманска появился шанс вырастить своих чемпионов в ледовых видах спорта»

– Игорь Николаевич, вами было потрачено очень много усилий, чтобы на месте заброшенного пустыря появилось это чудо – ледовая арена «Метеор». О чем вы думаете, глядя, как на арене дети занимаются ледовыми видами спорта?

– У них появился шанс стать спортсменами. А у города – вырастить своих чемпионов в ледовых видах спорта. Раньше, когда на каток в Ледовом дворце одновременно выходило по 40-50 детей, они просто занимались, так как организовать тренировочный процесс в таких условиях невозможно. С открытием «Метеора» юным фигуристам или хоккеистам хватает и места, и времени для тренировок. Значит, через какое-то время мы обязательно увидим результат.

Сужу по ситуации в хоккее с мячом, которым занимаюсь всю жизнь. Заметные достижения появились через 4-5 лет, когда дети, которые начали серьезно тренироваться, подросли. И сейчас наша команда 16-17-летних мурманчан готова как дубль хоккейного клуба «Мурман».

Думаю, такая же динамика по результатам будет происходить и в фигурном катании. Главное, что в Мурманске теперь есть прекрасная тренировочная база. И есть – кому заниматься.

Хотя возможность тренироваться на льду – это одна из составляющих успеха. Будут приглашать тренеров, которые добились успехов и имеют хороший опыт, чтобы они привносили в мурманский ледовый спорт что-то новое.

А еще спортсменам нужна экипировка, тренировочные сборы, участие в соревнованиях. Поэтому сейчас занимаемся сертификацией катка, чтобы он мог принимать соревнования различного уровня.

– Игорь Николаевич, как известно, ледовые виды спорта очень дорогие. Вы не раз говорили о том, что они должны стать доступны для всех детей, независимо от кошелька их родителей. Как вы хотите этого добиться?

– Знаете, почему у нас нет ярких звезд в ледовых видах спорта в регионе? К сожалению, не все могут ими заниматься, потому что не у всех родителей есть финансовые возможности. Для примера: детская хоккейная форма обходится в 50 тысяч рублей в год. А, кроме того, раньше нужно было платить за докатку.

Сейчас лед для юных спортсменов бесплатный.

Решаем вопрос по бесплатной экипировке для хоккеистов. В моем детстве лучшую форму нужно было заслужить. И это правильно. Надо, чтобы все имели возможность заниматься спортом, не деля его на спорт для детей обеспеченных родителей и не очень. Спорт – это не талант, это 99 процентов – трудолюбия, упорства и характера.

Главное, чему он учит, – добиваться цели собственным трудом и делать это с раннего детства. Спорт – это дружеское плечо, взаимовыручка, благодаря ему рождаются отношения, которые длятся всю жизнь. У меня, например, большинство друзей из спорта. Уверен, что только так мы сможем вырастить новое поколение самостоятельных и ответственных людей.

– Вы, как никто, знаете этот проект до тонкостей. Скажите, в чем уникальность мурманской ледовой арены как спортивного сооружения? Удалось ли учесть все запросы и нюансы?

– Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что в проекте ледовой арены мы все учли и даже привнесли свои новации. Мы заложили в проект уникальные перспективы по организации занятий для людей с ограниченными возможностями здоровья. На мурманской ледовой арене они могут заниматься, к примеру, следж хоккеем, а не просто посещать каток. Ледовых арен с такими возможностями в стране единицы. В 2019 году наша была четвертой и первой в регионе.

Мы исходили из того, что арена – дом не только для юных спортсменов, но и для их родителей, бабушек и дедушек, которые приводят детей и внуков на тренировку и ждут ее окончания.

Для них на втором этаже сделано кафе, откуда прекрасно видно, как ребенок занимается. Но при этом никто из близких не отвлекает юного спортсмена от тренировочного процесса. Кстати, устроить такое кофе с широким обзором катка предложили сами тренеры.

При разработке проекта мы учли количество раздевалок, чтобы детям было комфортно.

Сейчас мы дорабатываем вопрос транспортной доступности, чтобы дети могли безопасно добираться до арены от остановки общественного транспорта. Будет сделан дополнительный выход с крытого перехода на улице Орликовой, от него будет проложена к арене асфальтовая дорожка. Кроме того, планируется увеличить количество парковочных мест.

Без ложной скромности скажу, что в «Метеоре» – лучшее ледовое поле в регионе. Здесь профессиональная плита, она позволяет регулировать температуру льда, отличающуюся для хоккеистов и фигуристов. Наша ледовая арена соответствует требованиям соревнований высокого уровня. И опытные хоккеисты, которые приезжали и чертили лед в Мурманске, отметили, что это очень быстрый лед, самый лучший, лед, который катит.

Мы учли огромное количество деталей и нюансов, позволяющих сделать из любителей профессионалов. Над катком, к примеру, – профессиональный свет по спецпроекту, нет ни одной засветки.

К тому же ледовая арена не будет первые два года закрываться. Кататься можно будет и летом. Теперь многие тренеры могут не вывозить воспитанников в Апатиты, в Карелию на тренировки. Лед есть в Мурманске.

Сейчас поступают предложения организовать уроки физкультуры для школьников на коньках. Тем более что в «Метеоре» дети смогут брать коньки для занятий бесплатно.

– Ледовая арена построена в рамках частно-государственного партнерства. По вашему мнению, насколько эта модель финансирования сегодня жизнеспособна? С какими трудностями вы столкнулись, и как удалось их преодолеть?

– С точки зрения финансирования, это уникальный проект, потому что до строительства ледовой арены в Мурманске в области спорта не было реализовано ни одного проекта с помощью частно-государственного партнерства. Было очень тяжело, потому что от юридической, технической, административной составляющей и до прохождения экспертизы, – все приходилось делать впервые и самим.

Начнем с того, что получить средства было очень непросто. Финансирование по федеральной программе составляло 300 млн рублей. Нам выделили на строительство ледовой арены 120 млн рублей. Мы оказались вторыми, хотя заявки подавались со всей страны. Представьте, как нужно было подготовиться, чтобы победить в этом конкурсе и получить такую сумму.

Наш проект был рекомендован к повторному применению в федеральной программе от экономической модели до конструктива сооружения и сроков его реализации. Это показатель того, что у нас действительно все было продумано.

– Игорь Николаевич, пандемия осложнила жизнь всем. Как удалось не остановить стройку, да еще и ввести объект в эксплуатацию раньше срока?

– Да, из-за пандемии горели сроки, была нехватка рабочей силы, нарушились все международные связи. Машину для заливки льда «Замбони» делает всего одна страна в мире – США. Ее заказывали заранее, так как она собирается под конкретный каток в течение восьми месяцев. А за это время изменился валютный курс, и увеличение расходов легло на инвестора.

Кроме того, и стройку останавливать было нельзя: если не построить в срок, финансирование могли прекратить. И даже при нашей скрупулезной подготовке проекта просчитать все было невозможно, к примеру, количество дополнительных скважин для опор в грунте, а значит, и дополнительные средства. Практически всю стройку в такие моменты на себе вытаскивал частный концессионер. Порядка 120-140 млн рублей своих средств он отвлекал во время строительства для того, чтобы процесс не останавливался.

– Игорь Николаевич, вы были инициатором и главным двигателем этого проекта. Если бы пришлось начинать сначала, взялись бы?

– Сейчас, когда я смотрю на лед арены, понимаю, что три с половиной года моей жизни прошли не зря. Очень важно видеть плоды своего труда, труда сотен людей, которые принимали в этом проекте участие, хотя сначала не верили, что это возможно. Но вместе мы сделали это замечательное дело.

Когда же мы закончили проект ледовой арены, я был уверен, что больше никогда к частно-государственному партнерству не подойду. Но дня через два подумал: а почему бы и нет? И вот сегодня мы начали заниматься предпроектной подготовкой строительства объектов для других видов спорта – для художественной гимнастики, для футбола, волейбола, баскетбола, для спортивных танцев. Очень хотим развивать новый для Мурманской области олимпийский вид спорта – керлинг.

В этот раз, думаю, все пойдет намного легче. Участие в федеральной программе на условиях частно-государственного партнерства – это уникальный путь, который позволяет реализовать финансово емкий проект, который в одиночку не потянуть ни муниципалитету, ни бюджету региона, ни частному инвестору.

- Игорь Николаевич, всегда, когда вы рассказываете про ледовую арену, говорите «мы». Но неслучайно, когда на пресс-конференции было объявлено о конкурсе названия ледовой арены, кто-то из журналистов в шутку назвал ее «Морарь-ареной». И тем не менее, вы не стремитесь попасть на телеэкраны и в новости как человек, благодаря которому в Мурманске удалось построить ледовую арену. Почему?

– «Морарь-арена» – это, конечно, шутка. Если я сейчас начну поименно перечислять всех участников проекта – это больше сотни людей. Это строители, юристы, администраторы, финансисты, общественники, руководители федераций, правительство области, администрация города и ее структурные подразделения, Совет депутатов города Мурманска. Вы не представляете, какое количество встреч, выездов и совещаний было проведено по этому проекту.

Я бы поговорил о другом. Мне очень приятно, что ледовая арена стоит. У «ДДТ» есть слова: «Это все, что останется после меня». Открытие ледовой арены я воспринимаю как большое личное достижение, думаю, как и все люди, которые помогали этому проекту сбыться.