16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
0:38 Пятница 17 сентября 2021

Алексей Преснов, заместитель председателя совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», генеральный директор ООО «КРЭС»: «Сегодня мы не знаем, куда и как тратятся деньги от экспорта электроэнергии. Подозреваю, что им находится применение в Санкт-Петербурге»

15:35 – 11 января 2009

Как вариант, на «уведенные» у нас в 2008 году деньги, а это свыше 500 миллионов рублей можно быстренько построить линию от ГЭС-4 до КПП по нашей территории и раз и навсегда закрыть вопрос энергоснабжения наших стратегических объектов

Начало нового года – время вступления в силу новых условий договоров энергоснабжения, действующих, как правило, в течение всего года. Своевременное заключение таких договоров в соответствии с действующим законодательством позволяет и поставщикам энергии, и ее потребителям планировать свои доходы и расходы, спокойно заниматься текущими и стратегическими вопросами. И наоборот – отсутствие таких договоров ставит под угрозу надежность энергоснабжения, являющуюся главной составляющей жизнеобеспечения любого предприятия и учреждения. Вся Европа с тревогой наблюдает перипетии российско-украинского газового конфликта, возникшего в первые часы 2009 года и связанного с отсутствием договорных отношений между компаниями-участниками экспортных поставок газа в Европу на начавшийся год.

Но, оказывается, и у нас в области есть конфликт на энергетическом рынке, также связанный с экспортом в Европу, правда не газа, а электроэнергии. И начало нового, 2009 года участники этого конфликта также встретили без договорных отношений. По информации нашей редакции, под угрозой оказалось, как минимум – энергоснабжение объектов, расположенных на известном многим мурманчанам контрольно-пропускном пункте «Лотта» на российско-финской границе; как максимум – поставки на экспорт нашей электроэнергии потребителям Норвегии и Финляндии.

Более того, по нашим данным, такая ситуация складывается уже второй год подряд. Конфликтуют два субъекта рынка электроэнергии, некогда бывшие подразделения мощного и единого ОАО «Колэнерго»: филиал «Кольский» ОАО «Территориальная генерирующая компания – 1» (ОАО «ТГК-1») и основной гарантирующий поставщик Мурманской области ОАО «Колэнергосбыт».

Надо сказать, что первая компания представляет собой часть большой генерирующей компании, объединяющей в себе все электростанции Северо-Западного региона, за исключением атомных, в то время как вторая – ОАО «Колэнергосбыт» - является чисто региональной, областной компанией по сбыту электроэнергии. Одним из основных акционеров ОАО «ТГК-1» является ОАО «Газпром». ОАО «Колэнергосбыт» принадлежит группе мурманских компаний, наиболее ярким представителем среди которых является другой гарантирующий поставщик в нашем регионе – ООО «КРЭС».

Суть конфликта состоит в оспаривании обеими компаниями права на продажу потребителям электроэнергии, производимой на Пазском каскаде ГЭС. Этот каскад расположен на пограничной реке Паз, и две линии электропередачи высокого напряжения уходят от его электростанций непосредственно за рубеж. При работе этих линий до 80 процентов вырабатываемой каскадом электроэнергии может передаваться на экспорт в Скандинавию. Эти объемы довольно значительны и сопоставимы с объемами энергоснабжения столицы области через сети ОАО «Мурманская горэлектросеть». Цена энергии на скандинавском рынке электроэнергии и мощности Нордпул (Nord pool) превышает цену на российском рынке на 50-100 процентов. Понятно, что продавец такой энергии получает существенные дополнительные доходы.

В то же время сложилось так, что КПП «Лотта» снабжается электроэнергией исключительно с финской территории. Электроэнергия, необходимая для снабжения объектов КПП «Лотта» (а это сам погранично-таможенный пост, вспомогательные объекты, пограничная часть), исторически учитывалась в объеме экспорта энергии с Пазского каскада и продавалась потребителям КПП, как если бы она поступала из Российской Федерации. Так было до конца 2007 года, когда поставщиком электроэнергии и на экспорт, и для КПП «Лотта» выступало ОАО «Колэнергосбыт». Действительно, эта компания приобретала весь объем энергии, передаваемый на экспорт, на станциях каскада, а небольшую часть этого объема возвращала обратно по финским сетям для снабжения КПП «Лотта». Однако с 2008 года все изменилось. ОАО «ТГК-1» пожелало само выступать в качестве экспортера электроэнергии за рубеж, в то время как обязанность по снабжению объектов таможни и пограничной службы осталась за гарантирующим поставщиком - ОАО «Колэнергосбыт». Разгорелся конфликт.

Сегодня мы попросили дать комментарий по этой ситуации представителя одной из сторон конфликта – заместителя председателя совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», генерального директора ООО «КРЭС» - Алексея Преснова. Надеемся, что свою позицию по этой проблеме выскажут и руководители ОАО «ТГК-1».

- В целом вы правильно изложили суть конфликта. Я бы только добавил небольшой экскурс в историю. Электростанции Пазского каскада строились в 50-х - начале 60-х годов по межправительственным соглашениям между Финляндией, Норвегией и Советским Союзом. Изначально предполагалась их работа на экспорт, в том числе для компенсации ущерба от использования водных ресурсов озера Инари. В советские времена эта торговля электроэнергией, наряду с торговлей лесоматериалами, именовалась приграничной и входила в компетенцию Мурманской области, в то время как любой прочий экспорт был монополией Министерства внешней торговли. Если кто-то помнит, область получала в рамках приграничной торговли какие-то товары, в основном так называемого «народного потребления» - финскую одежду, предметы быта и пр. Колэнерго, как компании–экспортеру, в счет этих денег доставались для своих нужд, например, финские снегоходы «Lynx», когда у нас в стране о них только было можно мечтать. Тогда все было государственное, и вопрос состоял лишь в том, кто распоряжался этими доходами: центр или область. В те времена вопрос решался в пользу области по согласованию с центром. В 90-х годах, когда Колэнерго было акционировано, все оставалось по-прежнему, только теперь деньги за экспортную электроэнергию поступали на валютный счет общества при посредничестве некоей московской компании агента, отражавшей интересы тогдашнего руководства Минэнерго и позднее РАО «ЕЭС России». Как они тратились тогда, это уже не имеет значения. Можно сказать только то, что при строительстве нового КПП «Лотта» за европейские деньги в 90-х годах никто не позаботился о том, чтобы организовать энергоснабжение этого пограничного перехода с российской территории, с тех же самых ГЭС Пазского каскада, находящихся от КПП «Лотта» всего в 30 км по прямой. Вместо этого было принято решение снабжать важные стратегические государственные объекты с финской территории. Для сведения: расстояние от ближайшей узловой подстанции «Ивало» в Финляндии до пограничного перехода - 50 км. Таким образом, схема снабжения КПП «Лотта» на сегодня такова: наша электроэнергия уходит с ГЭС-4 Пазского каскада в Финляндию по линии напряжением 110 кВ, примерно через 60 км приходит на подстанцию «Ивало», там трансформируется и возвращается на КПП «Лотта» по линии 20 кВ длиной 50 км. Итого, длина линий по финской территории составляет 110 км. При транспортировке электроэнергии по нашей территории расстояние составило бы всего 30 км.

С приходом в РАО «ЕЭС России» А.Б. Чубайса и началом реформирования электроэнергетики всякая экспортная деятельность была поставлена под жесткий контроль и отдана в ведение специальной компании - ЗАО «Интер РАО ЕЭС», в которой работали доверенные лица Чубайса. Одно время там, кстати, работал и последний директор объединенного «Колэнерго» А.Алеко, так что эта тема ему, наверное, была небезразлична. В Мурманской области «Интер РАО» было назначено агентом ОАО «Колэнерго» по экспортным поставкам, и оно выполняло всю работу за рубежом. Колэнерго лишь получало деньги, хотя и держало в своем штате помощника генерального директора по экспорту, некоего господина Лишанского И.Ю., специально выписанного по такому случаю из Москвы.

В 2005 году компания ОАО «Колэнерго» разделилась на сбыт, генерацию и сети. Правопреемником по всем договорам купли-продажи, в том числе и по экспортным контрактам, естественно, была назначена сбытовая компания ОАО «Колэнергосбыт», которая покупала эту электроэнергию у производителя – ОАО «ТГК-1» по розничному договору. В 2006 году, в рамках пилотных проектов РАО «ЕЭС России», акции ОАО «Колэнергосбыт», принадлежащие РАО, были переданы в доверительное управление генерирующей компании ОАО «ТГК-1». Таким образом, совет директоров, генеральный директор, его основные заместители в ОАО «Колэнергосбыт» формировались и назначались, по сути, из ТГК-1, этот сбыт там считали «своим». Поэтому значительные дополнительные доходы, которые ОАО «Колэнергосбыт» получало от продажи электроэнергии на экспорт, фактически при этом ничего не делая (ведь агентом, по-прежнему, было ЗАО «Интер РАО», которое и «вело» экспортные контракты), в ТГК-1 тоже считали «своими». Не надо забывать, что все эти общества в те времена - и Колэнергосбыт, и ТГК-1, и Интер РАО - были дочерними зависимыми обществами РАО «ЕЭС России», а потому все они были «родственниками».

Еще одна деталь: когда заключались контракты между Колэнергосбытом и ТГК-1 на покупку электроэнергии на рознице на экспорт «для целей приграничной торговли» (именно так это формулировалось в тарифных балансовых решениях Федеральной службы по тарифам для Мурманской области), нормативная база реформирования электроэнергетики была еще очень слабо прописана. Четкого указания на то, надо ли формировать тариф для розничного договора ТГК-1 или нет, не было. По логике вещей – да, потому что поставка любой электроэнергии всегда осуществлялась строго по тарифам, за исключением нерегулируемых цен на объемы энергии, поставляемые на оптовом рынке в зоне свободной торговли. Однако здесь посчитали по-другому, ведь конечный покупатель – оптовый рынок Скандинавии Нордпул не является регулируемым, значит, тариф для ТГК-1 не нужен. В результате в контракте между ТГК-1 и Колэнергосбытом цена электроэнергии была определена как договорная - 40,9 руб. за МВтч - некая цена «для своих».

Все это продолжалось в 2006 году и плавно перетекло в 2007 год. Однако в сентябре 2006 года вышли Правила функционирования розничных и оптового рынков в переходный период в электроэнергетике, детально описывающие взаимоотношения производителей, поставщиков и потребителей электроэнергии по всем возможным поводам. Согласно пункту 126 Правил розничных рынков, точки поставки электроэнергии, по которым осуществляется экспорт с Пазского каскада, должны были быть зарегистрированы на оптовом рынке, а до этого момента вся электроэнергия в этих точках должна была продаваться по розничному договору гарантирующему поставщику, то есть ОАО «Колэнергосбыт». Кроме того, согласно этому же пункту Правил, цена электроэнергии, поставляемая ТГК-1 для ОАО «Колэнергосбыт» по розничному договору, должна тарифицироваться, но не превышать средневзвешенную цену электроэнергии на оптовом рынке, приобретаемую ОАО «Колэнергосбыт» как по регулируемым договорам, так и в зоне свободной торговли.

ОАО «Колэнергосбыт» и ОАО «ТГК-1» в 2007 году выполнили указания Правил, но наполовину. С одной стороны все объемы, по-прежнему, поставлялись ТГК-1 в адрес Колэнергосбыт как гарантирующего поставщика, с другой - они не предприняли мер для регистрации данных точек поставки на оптовом рынке. С одной стороны ТГК-1 не получила тариф в Комитете по тарифному регулированию Мурманской области, как этого требует законодательство, с другой - цена поставки, а именно все те же 40,9 рубля за МВтч, была ниже средневзвешенной цены приобретения электроэнергии на оптовом рынке.

И хотя большую часть 2007 года участники процесса экспортных поставок прожили относительно спокойно, невыполнение Правил в полном объеме заложило основу будущего конфликта.

- И когда же конфликт разразился?

- Разразился он в конце 2007 года, когда стало ясно, что в скором времени ОАО «Колэнергосбыт» и ОАО «ТГК-1» перестанут быть «родственниками». В акционеры ОАО «ТГК-1» вошел «Газпром», ОАО «Колэнергосбыт» к этому времени стояло на продаже, интерес к его покупке со стороны акционеров «ТГК-1» не наблюдался. РАО «ЕЭС России» уверенно шло к своей ликвидации. В ТГК-1 вдруг посчитали и «прослезились»: оказалась, что львиная доля «экспортного пирога» достается ОАО «Колэнергосбыт», палец о палец не ударившему для того, чтобы его «испечь». По итогам 2007 года балансовая прибыль Колэнергосбыта по этой статье составила 200 млн. руб., при этом, что самое смешное, даже в подразделении РАО «ЕЭС России», курирующем сбыты, не знали точно, откуда взялись эти деньги, и говорили о «какой-то деятельности по оказанию услуг потребителям». ТГК-1, с другой стороны, вроде бы оказалось в убытках, хотя в справке, которую они представляли в Управление Федеральной антимонопольной службы по Мурманской области, они показывали фактическую прибыль в размере около 100 млн. руб.

Как бы там ни было, ТГК-1 не продлило существовавший договор на поставку электроэнергии на розничном рынке с ОАО «Колэнергосбыт» в 2008 году, настаивая или на другой цене, или на исключении ОАО «Колэнергосбыт» из цепочки поставщиков на экспорт. Цена, на которой настаивало ОАО «ТГК-1», судя по сообщениям СМИ начала прошлого года, определялась как цена Нордпула за минусом каких-то процентов. Эта цена превышает оптовые цены российского рынка на десятки и сотни процентов, а, значит, это требование ТГК-1 было заранее нелегитимным (см. п.126 Правил розничных рынков). Если говорить об исключении ОАО «Колэнергосбыт» из схемы поставок, то это также незаконно как по положениям п.126 (вся энергия должна быть продана либо на опт, либо розничному оператору - гарантирующему поставщику ОАО «Колэнергосбыт»), так и по приказу Федеральной службы по тарифам на 2008 год, где четко сказано, что эти объемы должны быть проданы ОАО «Колэнергосбыт» по розничному договору для целей приграничной торговли. Постулат ОАО «ТГК-1» о том, что оно вначале все поставило на оптовый рынок, а потом купило с оптового рынка электроэнергию для своих нужд в объемах экспорта, также не выдерживает никакой критики. Покупать электроэнергию с опта генератор может только для собственных нужд, а уж если он купил больше, он тут же должен отдать излишек ГП. Все остальное противоречит действующему законодательству и, вообще говоря, является предметом разбирательства правоохранительных органов по поводу «куда утекла энергия», ведь до законных адресатов она не дошла.

- Но ведь как-то ТГК-1 мотивировало свои действия? Насколько помнится, речь шла о свободе договорных отношений и свободе выбора контрагентов. В конце концов, экспорт в 2008 году был возобновлен?

- Я уже сказал, что ОАО «ТГК-1» давало объяснения своих действий в УФАС Мурманской области, куда ОАО «Колэнергосбыт» обратилось с жалобой в начале 2008 года. Объяснения там путаные и свидетельствуют о том, что господа слабо знакомы с основными положениями Правил функционирования рынков. Правда, это беда не только ТГК-1: сам Колэнергосбыт в своих жалобах и в УФАС, и в арбитражный суд, да и в публичных объяснениях тоже довольно слабо опирался на нормативную базу. Дело, наверное, в том, что все бывшие дочерние зависимые общества РАО не уделяли достаточно времени и внимания изучению нормативной базы реформы, ведь они привыкли, что им все указывали делать сверху из РАО, и думали, что они «великие» и Правила написаны не для них, а «под них». Думаю, что в ТГК-1 до сих пор так во многом думают. Они ведь соответственно и поступают, как будто закон для них не писан.

Что касается существа дела, то надо понимать еще вот что. С 2006 года покупателем всех экспортных объемов с Пазского каскада, передаваемых и в Финляндию, и в Норвегию, стала компания Scaent AB, а затем - ее родственная структура Scaent Europower LTD. Именно эта компания является стороной договора с ОАО «Колэнергосбыт», представляемого агентом «Интер РАО ЕЭС». Эта компания является зарегистрированным трейдером на бирже Нордпул спот (NordPool Spot) и торгует нашей электроэнергией в Скандинавии. Конечными покупателями являются, очевидно, некие скандинавские потребители или энергосбытовые компании. Таким образом, вырисовывается довольно длинная цепочка: ТГК-1 – Колэнергосбыт – Интер РАО – Scaent – НордПул – конечные покупатели. ТГК-1 вырабатывает электроэнергию, конечные покупатели потребляют и платят, Нордпул организует продажу, Scaent – трейдер на бирже. Не совсем понятна роль Интер РАО, ведь если оно само не торгует на скандинавской бирже, то вроде как без него можно и обойтись. Но оно, наверное, занималось бюрократическими процедурами с таможней и переводило контракты на английский язык. Да оно ведь и было назначено сверху. А вот роль ОАО «Колэнергосбыт» вообще не понятна. Ничего не делать и такие деньжищи получать! Вот его и сделаем «слабым звеном». На том и «порешили».

В результате агент(!) Интер РАО взял и поменял принципала(!) Колэнергосбыт на ТГК-1 в своем договоре со Scaent. Благо, сделать это было несложно, они в Москве по одному адресу сидят: и Интер РАО, и Scaent располагаются на ул. Краснопресненской, 12. Что не совсем понятно для солидной компании, Scaent никак не озаботился незаурядным юридическим действием по замене принципала агентом, а ведь агентский договор между Колэнергосбытом и Интер РАО не расторгнут и «жив» до 2011 года. В апреле 2008 года упоминавшийся бывший помощник А. Алеко по экспорту Лишанский, к тому времени уже зам. генерального директора по экспорту в ОАО «Колэнергосбыт», взял да и подписал с ТГК-1 новый договор на поставку электроэнергии задним числом - с 27 февраля 2008 года. По новому договору у Колэнергосбыта осталась покупка электроэнергии с Пазского каскада только в объемах нужд КПП «Лотта». Правда, из договора непонятно, откуда осуществляется поставка, ведь КПП «Лотта», как уже говорилось, присоединено только к финской сети, а там Колэнергосбыт не является ГП. А точка поставки, между прочим, является существенным условием договора - без этого договор, вообще говоря, может быть признан недействительным. Но, очевидно, господин Лишанский просто очень спешил и не обратил внимание на такие мелочи, ведь на следующий день он уволился из Колэнергосбыта и благополучно вернулся в Москву с «золотым парашютом» за плечами. С «мелочами» теперь приходится разбираться нам.

- То есть, КПП «Лотта» снабжался весь 2008 год по незаконному договору?

- Да, получается так. Мы пытались что-то изменить после своего прихода в мае 2008 года, в конце концов, подали в суд с целью изменения условий этого договора, приведения его в соответствие с законом. Ведь нарушены не только наши интересы, нарушены интересы сетевой компании «Колэнерго» - она не получала в 2008 году причитающиеся ей деньги за транзит: ТГК-1 считает, что ничего ей не должно, так как у них нет договора.

- Каково положение на начало 2009 года? И как разрешить этот кризис, если Вы сами признаете, что на самом деле ОАО «Колэнергосбыт» ничего не делает в этой экспортной схеме?

- На 2009 год нами была подана оферта договора с ТГК-1, где все прописано в строгом соответствии с действующим законодательством. Ведь, несмотря ни на какие ухищрения ТГК-1 и некоторых «сочувствующих» в нашей области лиц, баланс на 2009 год утвержден ФСТ России в соответствии с законом: весь объем по розничному договору с Пазского каскада должен быть продан ТГК-1 для Колэнергосбыта. Тем не менее, до конца года мы не получили ответ от ТГК-1 на нашу оферту. Новый гендиректор г-н Вайнзихер Б.Ф. вроде бы собирался с нами встречаться, когда был с визитом в Мурманске, но, видимо, не получилось. Внятного и оформленного предложения от ТГК-1 по поводу продажи нам электроэнергии на рознице в соответствии с балансовым решением мы не получили. Тарифа на рознице у них тоже нет. Единственный документ, который есть, это письмо за подписью гл. инженера филиала «Кольский» ОАО «ТГК-1» Новикова А.А. с предложением пролонгировать прошлогодний незаконный договор, но с другой ценой. При этом это все без печатей и надлежащего юридического оформления. Мы с тактикой руководства филиала ТГК-1 уже хорошо знакомы по другим вопросам: выставлять на переговоры неуполномоченных лиц, тянуть как можно дольше, а затем менять все договоренности, кивая на вышестоящие инстанции. Поэтому - все только в строгом соответствии с законом и процессуальным кодексом.

Были мы в контакте и с Интер РАО ЕЭС, объяснили им свою позицию, предложили не торопиться с исполнением незаконного контракта с ТГК-1 на 2009 год и вернуться к законному контракту с нами. Пока ответа нет. Что касается энергоснабжения КПП «Лотта», то мы вышли с предложением на прямой договор на передачу с финской компанией, осуществляющей транзит по территории Финляндии от точки входа линии электропередач от ГЭС-4 Пазкого каскада на финскую территорию до точки выхода линии от подстанции «Ивало» на территорию Российской Федерации. Это означает, что точка поставки от ТГК-1 в адрес Колэнергосбыта должна быть на ГЭС-4, а значит, весь объем электроэнергии, уходящий по линии электропередач в Финляндию, должен быть продан нам. Любая другая схема снабжения КПП «Лотта», по нашему мнению, незаконна. Пусть с этим разбираются соответствующие органы. Если законно наше исключение из цепочки поставщиков, то пусть тогда ТГК-1 или Scaent, или еще кто-нибудь и снабжает таможню и пограничников. Только тогда им придется принять для этого дополнения в действующее законодательство. До конца января должно быть принято какое-то решение. Иначе финская компания, не получив деньги за транзит, может просто отключить рубильник, и «граница во мгле» может стать реальностью.

Как вариант, на «уведенные» у нас в 2008 году деньги, а это свыше 500 миллионов рублей, можно быстренько построить линию от ГЭС-4 до КПП по нашей территории и раз и навсегда закрыть вопрос энергоснабжения наших стратегических объектов с территории, я бы сказал, «несоюзной» страны. Если подключить ЛЭП на генераторном напряжении, ТГК-1 может законно снабжать все объекты КПП и не только. Вообще на эти деньги можно электрифицировать и район пос. Светлый на 207 километре, и другие близлежащие живописные места вдоль реки Лотта, создать там инфраструктуру и продавать участки под дачи. Все очень быстро окупится, я вас уверяю. Это так, в порядке бесплатной бизнес-идеи для ТГК-1. Пока же мы не знаем, куда и как тратятся деньги от нашего экспорта. Подозреваю, что им находится применение где-нибудь в Санкт-Петербурге.

Если говорить вообще, то, на наш взгляд, все в этом вопросе надо приводить в соответствие с действующим законодательством. А именно - регистрировать точки поставки за границу на опте, в том числе как экспортные. Тогда в этих точках на российском опте появятся покупатели, возможно, и Колэнергосбыт в том числе, конкурирующие между собой и поднимающие цену для ТГК-1 в зоне свободной торговли оптового рынка. Соответственно, экспорт для покупателей энергии в этих точках либо будет экономически оправданным, либо будет невыгодным, так как цена может оказаться слишком высокой для продажи на Нордпул. И тогда электроэнергия потечет в Россию, в том числе на западный берег Кольского залива, туда, где мы вынуждены отказывать потребителям в удовлетворении заявок на подключение. Но это все в будущем. А пока ОАО «Колэнергосбыт», субсидирующее немалое число социальных потребителей в области, несущее на себе нагрузку дисбалансов тарифов и неплатежей потребителей в связи с неудачными решениями в ходе реформирования рынка, имеет законное право на получение этих дополнительных доходов и будет добиваться его реализации на практике всеми доступными средствами. То есть здесь нам повезло также, как нам не повезло в другом месте - например, в необходимости снабжать энергией Ловозерский ГОК, приносящей компании ежемесячные убытки в миллионы рублей, и конца и края решению этой проблемы не видно. И во многих-многих других местах. Все это вместе называется «переходный период», и мы надеемся, что когда-нибудь он закончится и мы все перестанем спорить и судиться, а будем только дискутировать на выездных форумах на приятные темы развития энергетики будущего.

Лента новостей