16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
10:07 Пятница 24 сентября 2021

Алексей Преснов, председатель Совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», генеральный директор ООО «КРЭС» и ООО «КРЭС-Альянс»: «В реформировании отрасли есть серьезные проблемы. Они возникли не сегодня, просто стали более явными в кризисный период»

15:48 – 20 апреля 2009

Они в РАО ЕЭС написали модель переходного розничного рынка, скомпилировав его основные черты из различных зарубежных аналогов, создали плохо работающий гибрид, некоего франкенштейна, а несколько очевидных и глобальных проблем не решили

15 апреля 2009 года в Московском Центре Международной Торговли состоялась конференция «Рыночные механизмы и государственное регулирование в электроэнергетике России». Это была первая в этом году большая конференция, организованная сравнительно новой структурой в отрасли - Некоммерческим Партнерством «Совет Рынка». Событие, на первый взгляд, вроде бы достаточно обычное и рядовое: очередное профессиональное сообщество собралось для обсуждения своих наболевших проблем. Однако некоторые обстоятельства, а именно продолжающаяся реформа рыночной электроэнергетики в условиях кризиса и, очевидно, связанный с этим небывалый рост стоимости электроэнергии в последние месяцы заставляют нас пристально следить за тем, что происходит в отрасли. Это понятно - от «здоровья» этой отрасли зависим все мы, так или иначе являющиеся потребителями ее продукции. От Мурманской области в конференции традиционно приняли участие наши основные энергосбытовые компании - Колэнергосбыт и КРЭС. О своих впечатлениях Мурманскому информационному агентству «Би-порт» рассказал председатель Совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», генеральный директор ООО «КРЭС» и ООО «КРЭС-Альянс» Алексей Преснов.

- Алексей Викторович, расскажите, кто участвовал в конференции и насколько название конференции отражало обсуждавшуюся тематику?

- В конференции приняли участие основные действующие лица в отрасли - генерирующие компании и их акционеры, представители сетевых структур - Федеральная Сетевая компания, Холдинг МРСК, Системный Оператор, энергосбытовые компании, крупные потребители. Государство было представлено Минэнерго, Федеральной службой по тарифам, Федеральной антимонопольной службой, Госдумой. Рынок был представлен организаторами - партнерством НП «Совет Рынка», так же участие принимало НП «Гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний» (НП «ГП и ЭСК»). Три «круглых стола», а вернее, дискуссионные панели, построенные по принципу модных сейчас свободных обсуждений с участием аудитории, пытались осветить три основных вопроса: прогнозирование в электроэнергетике, оптовый рынок и розничные рынки. Заявленная тема конференции «Рыночные механизмы и госрегулирование» присутствовала во всех трех обсуждениях. Потому что абсолютно ясно, что никакой рынок вообще, а уж тем более рынок переходного периода, да еще и в нашей стране, не может работать без государственного регулирования. Насколько оно является адекватным и отлаженным, насколько сегодняшняя рыночная модель, созданная под надзором и при участии того же государства, работоспособна, какие меры нужно предпринять по совершенствованию этой модели – вот вопросы, на которые хотели получить ответы участники конференции.

Мы все видим, что в реформировании отрасли есть серьезные проблемы. Они возникли не сегодня, просто стали более явными в кризисный период. Здесь много всяческих нюансов, но основная проблема, затронувшая широкий круг потребителей в последние месяцы – неадекватный рост свободных цен, связанный с введением в июле 2008 года рынка мощности. Это накладывается на проблему отсутствия реального выбора поставщика у потребителей на розничном рынке и вызывает у последних бурю негативных эмоций. Отсутствие конкуренции на рознице, в свою очередь, связано с перекрестным субсидированием, прежде всего населения за счет предприятий и организаций. В конце концов, потребитель выражает свое отношение к реформе единственным доступным ему способом – перестает платить. По данным НП «Совет Рынка», задолженность перед гарантирующими поставщиками по ценовым зонам федерального рынка (сюда не входят Архангельская область, Республика Коми, Калининградская область, а также ряд краев и областей Дальнего Востока и Сибири) составляет порядка 91 миллиарда рублей. Задолженность ГП на оптовый рынок тоже не маленькая – 29 миллиардов рублей. Сюда нужно добавить еще задолженность перед сетями. Все участники процесса электроснабжения – генераторы, сети, сбыты - перестали доверять друг другу, «побежали» за финансовыми потоками к потребителям - туда, где есть живые деньги, пренебрегая при этом какими-либо правилами и приличиями. Регуляторы, а они и представляют на рынке государство, заняли позицию невмешательства: чуть что, идите в суд. Суды завалены исками и разбирательствами, но проблемы не решаются и не могут быть решены только судебной властью. С этим надо что-то делать. Поэтому на такой представительной площадке мы надеялись получить какие-то ответы.

- Ваши надежды оправдались?

- И да, и нет. Подтвердились наши опасения, что ответы, по существу, сводятся к одному: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Пока, ни НП «Совет Рынка», ни регуляторы не осознали всей тяжести положения, и у них нет готовых решений по волнующим нас и наших потребителей животрепещущим вопросам. Генераторы настаивают на сохранении той модели рынка, при которой они получают гарантированный доход от продажи своей мощности – готовности обеспечить электроэнергией по прогнозным заявкам, сформированным за несколько месяцев до реального потребления электроэнергии и закрепленным в балансах энергосистем. Именно эта модель рынка мощности, не отражающая реальный спрос и предложение, привела к существенному росту цен в последние месяцы. При значительном кризисном сокращении фактического потребления от прогнозного практически неизменная стоимость мощности, учтенной в балансовых решениях, приходится на меньший реальный объем потребления, и в результате цена за единицу мощности растет. Большинство потребителей работает по одноставочному тарифу, при котором они оплачивают и объем электроэнергии, и мощность по одной шкале – за киловатт-час. Но это не означает, что они не покупают мощность: она пропорционально распределяется на них и пересчитывается в кВтч. В тарифе есть еще одна градация потребителей - по числу часов использования мощности в году, и все малые и средние предприятия, не имеющие почасового учета, автоматически попадают в самую дорогую группу, даже имея ровный график нагрузки. Рост стоимости электроэнергии они видят, прежде всего, в цене киловатт-часа, продаваемого по свободным ценам. Со своими претензиями потребители приходят в сбыт, а мы в этой модели ничем не можем им помочь.

По существу в этой схеме мы, сбыты, - курьеры или посыльные между потребителями и генераторами. Представьте себе ситуацию: вы сидите в компании, собрались на пикник, решили купить продукты на рынке. Сами на рынок не идете, вызываете курьера по телефону. Он берет такси и едет за продуктами для вас на рынок по вашему приблизительному списку. Покупает там продукты и привозит их вам. Далее происходит расчет. Он объявляет вам цену продуктов, сложившуюся на этот день на рынке, добавляет свою маржу за услуги, а также берет с вас деньги за использование такси. Вы ужасаетесь дороговизне и отказываетесь платить, но продукты куплены именно для вас и вернуть их никак нельзя. Выбрать другого курьера вы не можете, поехать сами на рынок в следующий раз тоже – нужна специальная регистрация. Именно так устроен сегодня рынок электроэнергии. Цена на оптовом рынке определяется генераторами, а мы даже не можем торговаться, так как подаем на рынок ценопринимающие заявки, то есть заявки на объем по цене, которая сложится у генераторов, – таково требование существующих правил. Такси – это плата за передачу, маржа курьера – наша сбытовая надбавка. Мощность в этой аналогии – некая абонентская плата за то, что продавцы вообще приходят на рынок и готовы вам что-то продать. Причем ее величина определяется по прогнозам вашего потребления, составленного по вашим заявкам, нашим оценкам, сведениям о подключении к сетям, прогнозам Системного оператора, регуляторов, в лице региональных органов по тарифам, и ФСТ. Точность этих прогнозов является определяющей для цены мощности в такой модели. От точности прогнозирования зависят регулируемые тарифы, а также размер субсидий по межтерриториальному перекрестному субсидированию. Именно поэтому этот вопрос был вынесен на конференции в отдельный блок. Кстати «таксисты» - сети тоже хотят получать «абонентскую плату» за мощность по прогнозным заявкам за год, то есть плату за то, что они вообще есть, «ездят» под вашими окнами. О том, что надо разделить сбытовой тариф по «точкам учета» и по объемам реализации, то есть ввести еще фиксированную плату за сбыт, независимую от объема потребления, говорили и отдельные представители сбытов.

К сожалению, мы не услышали ни от ФСТ, ни от Системного оператора ответов о том, как сделать так, чтобы с одной стороны прогнозирование было более точным, прозрачным и понятным, а с другой - снизилась зависимость стоимости электроэнергии для потребителей от неточностей прогнозирования. ФСТ считает, что ее ответственность за сводно-прогнозный баланс ограничивается только расчетом уровня регулируемых тарифов, Системный оператор вообще отвечает только за технологический режим и выполнение инвестпрограмм в рамках прогнозов по развитию энергосистем. Кто отвечает за то, что мы в результате платим за мощность, которая никому не нужна, осталось за кадром. Для нас это не праздный вопрос еще и потому, что у нас в области уже второй год не выполняется приказ ФСТ о сводно-прогнозном балансе электроэнергии и мощности в регионе в части поставок на розничном рынке электроэнергии от станций ТГК-1 для Колэнергосбыта. Кроме того, размер субсидии, полученный нами для покрытия дисбаланса тарифной политики на рознице и на оптовом рынке, также почему-то исчисляется по прогнозному балансу, а не по реальной стоимости энергии и мощности, оплаченной нами на оптовом рынке. Поэтому этот вопрос мы поставили отдельно перед ФСТ и намерены получить ясный ответ.

- То есть изменений в модели рынка, приводящей к росту свободных цен, в ближайшей перспективе не предвидится?

- Мы этого на конференции не услышали. Однако было несколько знаковых выступлений на эту тему.

Во-первых, выступил президент одной из крупнейших энергокомпаний страны - ЗАО «КЭС-Холдинг», владеющей и генерацией, и сбытами, Михаил Слободин. Он нарисовал очень мрачную картину ближайшего будущего. Потребление, по его мнению, восстановится на уровне 2008 года не ранее 2012 года, а на уровне 1991 года - не ранее 2017 года. Это означает, что все планы по вводу новых мощностей, о которых так много говорилось в последние годы и которые, собственно, и были основным посылом для масштабных реформ в отрасли, будут существенно урезаны. Стоимость новой генерации, по мнению М. Слободина, в условиях кризиса вырастет в разы от запланированной, что приведет, в случае реализации планов по строительству новой генерации взамен старой, к еще более стремительному росту цен на электроэнергию. В то же время, учитывая низкий КПД наших сегодняшних станций, большие постоянные издержки и отсутствие стимулов по выводу неэффективных станций из работы, рост цен на электроэнергию продолжится с ростом доли либерализации рынка в любом случае.

Во–вторых, выступил г-н Доминик Фаш из итальянского энергетического гиганта ENEL, представляющий на рынке «иностранцев» - зарубежных инвесторов, приобретших активы генерации при распродаже РАО «ЕЭС России». Как известно, активы РАО были проданы частным покупателям с условиями реализации инвестиционных программ по строительству новой генерирующей мощности. По словам г-на Фаша, они полностью соблюдают свои обязательства по инвестпрограммам и намерены делать это и далее, но ожидают того же и от российских властей. То есть та модель, те «правила игры», при которых генераторы получают гарантированные доходы, которые и привели к резкому всплеску цен на розничном рынке, должны работать. В качестве аргумента г-н Фаш привел тот факт, что в России цены на электроэнергию в два–три раза ниже, чем в Европе, а потому нам есть «куда расти». Если реформа будет остановлена, предупредил г-н Фаш, инвесторы уйдут и больше не вернутся, а российская электроэнергетика продолжит стремительно деградировать.

В-третьих, выступил представитель крупного потребителя ОАО «ТНК BP», работающего на оптовом рынке, вице-президент компании Павел Струнилин. Он рассказал о позиции крупных потребителей по отношению к долгосрочному рынку мощности. Действующая сегодня модель – это модель переходная, она должна быть заменена моделью долгосрочного рынка на несколько лет вперед, ведь для того, чтобы строить и вводить новые объекты, нужно устанавливать правила на срок их окупаемости. Так вот, Павел Струнилин отметил очень важный, на мой взгляд, момент. Рынок переменных издержек в генерации сегодня работает именно как реальный рынок спроса и предложения. Это так называемый рынок на сутки вперед - РСВ. Генераторы подают заявки, в которых отражены их переменные расходы, прежде всего, на топливо, и в зависимости от спроса на электроэнергию в данных узлах энергосистемы складывается цена на РСВ. Сегодня она в среднем ниже, чем в прошлом году, ведь стоимость топлива и спрос на электроэнергию упали. Кстати, в Мурманской области эта цена объективно еще ниже, чем в целом по стране, из-за того, что у нас «заперта» относительно дешевая энергия гидростанций и атомной станции. В модели рынка мощности основную роль играют уже постоянные издержки, ведь готовность станций к работе – это содержание их инфраструктуры. Генераторы пытаются навязать нам всем некие средние постоянные издержки по отрасли, которые, по оценке экспертов, вообще-то близки к максимальным. В результате все станции, подчеркиваю - все, гарантированно продают свою мощность, при этом эффективные станции получают сверхприбыль. В результате стимулы как к сокращению издержек, так и к выводу неэффективных станций из эксплуатации, отсутствуют. Более того, у генераторов нет стимулов и для переговоров о цене с потребителями. Именно поэтому на оптовом рынке не работают инструменты долгосрочных отношений - двусторонние договоры - и все объемы продаются на ежедневном спотовом рынке по очень сложным и непрозрачным механизмам формирования цены. ОАО «ТНК ВР» уже более года пытается заключить с генераторами двухсторонние договоры, но везде сталкивается с отказом. Павел Струнилин предложил оплачивать постоянные расходы безоговорочно только для самых эффективных станций, по остальным станциям – договариваться. Но это предложение не получило поддержки ни от генераторов, ни от государственных регуляторов.

Вот из этих трех позиций, а также того факта, что в этой дискуссии с генераторами места для сбытовых компаний вообще не нашлось, можно сделать вывод, что будет в ближайшей перспективе с ценами на оптовом рынке. А мы в этой схеме - обычные «курьеры», мы это все «оттранслируем» вам, уважаемые потребители. «Таксисты» - сети, если получится, тоже «дожмут» и получат свою долю постоянных издержек в конечной цене, по которой вы и купите электроэнергию.

- Означает ли это, что розничный рынок не играет никакой роли в реформе?

- Да, розничному рынку, по-прежнему, уделяется минимум внимания. Я, слушая выступление председателя комитета Госдумы по энергетике Юрия Липатова, поймал себя на мысли, что это «де жа вю»: ровно год назад он говорил те же слова в другом зале на последней конференции, организованной РАО «ЕЭС России». Смысл этих слов был в том, что розничного рынка нет, ему не уделяется должного внимания, одни проблемы и т.д. и т. п…. надо усилить, внести, заставить и т.д…. В чем проблема? На мой взгляд, в том, что авторы реформы и тогда, и, увы, сейчас «страшно далеки от народа», как говорил классик революции. Они в РАО ЕЭС написали модель переходного розничного рынка, скомпилировав его основные черты из различных зарубежных аналогов, создали плохо работающий гибрид, некоего франкенштейна, а несколько очевидных и глобальных проблем не решили. Как только РАО «почило в бозе», их модель стала трещать по швам: разные по своей природе субъекты розничного рынка стали «перетягивать одеяло» на себя. Теперь уже в НП «Совет рынка», замечу - теми же авторами, прорабатывается так называемая «целевая модель» розничного рынка, который должен действовать с 2011 года. В принципе, модель неплохая - но фундаментальные проблемы, без решения которых двигаться вперед просто опасно, опять оказываются на обочине. Это – «перекрестка» и непрозрачный, сложный механизм формирования цены на опте без участия потребителей и сбытов. На мой прямой вопрос - доколе мы будем откладывать их решение и когда сможем внести «кричащие» коррективы в действующую модель – ответа по существу не последовало. Вообще, третий «круглый стол» по розничному рынку был самым малопредставительным по рангу чиновников и самым малоподготовленным в плане дискуссии. Даже количество микрофонов в зале сократили, приходилось по 10 минут стоять, чтобы высказаться. Позицию сбытов озвучил председатель правления НП «ГП и ЭСК» Василий Николаевич Киселев. Он предупредил участников конференции о том, что если они не повернутся лицом к проблемам розничного рынка, то «всех нас вынесут потребители вместе с нашей реформой». К сожалению, его, по-моему, тоже пока не услышали.

- То есть конкуренции на рынке как не было, так и не будет?

- Что касается конкуренции, то она может возникнуть только после решения проблемы «перекрестки» в сбытовой надбавке и в конечных тарифах. Не понимаю, почему не идут на то, чтобы срочно перевести всю существующую «перекрестку» между населением и прочими потребителями в тариф на передачу. Это было бы первым шагом, который позволил бы сбытам начать реальную конкуренцию, может, и не только и не столько в ценовых показателях, но в качестве обслуживания уж точно. Идея специального неналогового сбора с юридических лиц в качестве замены перекрестки, проект закона о котором ходит где-то по кабинетам, на наш взгляд, может иметь столько минусов, что реализовать ее на практике будет очень непросто. Между тем, времени у нас всех практически не осталось. Сегодня ситуация с разработкой той же целевой концепции розничного рынка напоминает здание в момент землетрясения. Стены рушатся, пол гуляет ходуном, а господа из НП «Совет рынка» и федеральных ведомств пытаются повесить на стену картинку так, чтобы ровненько было…

Тем не менее, я остаюсь оптимистом. У нас в стране уже сложилось довольно крепкое сообщество рыночников-практиков, прежде всего в профессионально-интеллектуальном плане, и это на прошедшей конференции тоже было заметно. Уверен, мы сможем рано или поздно донести до самых верхов наши идеи и реализовать их в жизнь. Конечно, хотелось бы, чтобы это случилось как можно раньше. Но в нашей стране так всегда: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Лента новостей