16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
9:28 Пятница 24 сентября 2021

Марина Корнилова, директор ГТРК «Мурман»: «Я пришла сюда не только руководителем, а человеком с уже сложившимися принципами, поступиться которыми не могу»

9:28 – 2 июня 2009

За последние несколько месяцев на Кольской земле сменились не только главы региона и областного центра, но и руководители крупнейших средств массовой информации - газет «Мурманский Вестник», «Вечерний Мурманск» и ГТРК «Мурман»

За последние несколько месяцев на Кольской земле сменились не только главы региона и областного центра, но и руководители крупнейших средств массовой информации - газет «Мурманский Вестник», «Вечерний Мурманск» и ГТРК «Мурман». Первыми в рубрике «Наш гость» были представлены главные редакторы печатных СМИ – Николай Сигин и Наталья Червякова. Директор ГТРК «Мурман» Всероссийской государственной телерадиокомпании (ВГТРК) Марина Корнилова, к которой мы обратились с просьбой об интервью в апреле, встретиться не отказалась, но предложила взять на месяц тайм-аут. И это объяснимо – в отличие от своих коллег, вновь назначенных руководителей местных СМИ, Марина Сергеевна – не северянка. Она приехала сюда из города на Неве, и, естественно, ей потребовалось время для того, чтобы вникнуть в дело и осмотреться. Уже при первом разговоре с обозревателем редакции Мурманского информационного агентства «Би-порт» по телефону Марина Корнилова обещала: «Хоть я и буду отвечать на вопросы в статье под рубрикой «Наш гость», на самом деле я – не ваш гость, «я к вам пришла навеки поселиться». Итак, сегодня мы представляем северянам Марину Сергеевну Корнилову, директора ГТРК «Мурман».

- Я не могу сказать, что для меня назначение на эту должность стало какой-то неожиданностью, потому что определенные разговоры со мной велись и ранее, - рассказывает она. - Поэтому 9 апреля, как только меня информировали о том, что момент настал, я за 2 часа собралась и прилетела в Мурманск, в котором раньше никогда не была.

- Отметим, будучи уже зрелым, состоявшимся в жизни человеком. Как Вы решились разом вдруг все поменять? Как отнеслись к Вашему выбору близкие?

- Я человек очень легкий на подъем и всю жизнь распоряжаюсь собой сама. Мужа у меня нет, но есть сын и внук. Внук уехал со второй бабушкой на все лето на Кипр, сын занят делами. Вот я и подумала: почему бы не провести такой эксперимент? Я объехала полмира, и к своему стыду, кроме Петербурга, Москвы, Кишинева, Одессы и Киева - в далеком детстве, больше нигде не была. В этой северной стороне я вообще впервые, и если появилась такая возможность, да еще в сочетании с работой, которую люблю, - почему я должна отказываться? И потом, в последние годы моя жизнь в Петербурге была очень спокойной, стабильной, уравновешенной. А я по знаку зодиака - Близнец, мне все время нужен какой-то драйв. И поэтому, когда мне предложили эту работу, я с радостью собралась и прилетела, заплатив кучу денег за перевес, потому что не знала, что сюда везти, в чем ходить. Мне здесь все время холодно.

- Где Вы живете?

- Снимаю квартиру на проспекте Ленина.

- Самый центр Мурманска. Каким показался Вам город на первый взгляд?

- Несколько странным. Поймите правильно: я всю жизнь прожила в Петербурге, планировка этого города содержит пересекающиеся, параллельные, перпендикулярные линии. А Мурманск произвел впечатление хаотичности, которой я поначалу не могла понять. Сейчас я вижу, что город построен на разных уровнях. По-другому здесь просто невозможно строить, и потому Мурманск мне немножко напоминает Хельсинки - примерно такой же ландшафт. Но финны как-то очень бережно относятся к своему ландшафту. На возвышенностях, где они стоят дома, нет куч мусора. В принципе, мне интересен этот город.

- А люди? В чем их особенности?

- У мурманчан, в отличие от петербуржцев, меньше озабоченности на лице. Петербург сейчас - очень сосредоточенный город, определенное влияние на него оказал кризис. Мурманчане - более спокойные, это плюс в вашу сторону. Петербург стал очень угрюмый еще и потому, что там появилось много приезжих из бывших советских республик, и ведут они себя не так, как хотелось бы петербуржцам. Я считаю (может быть, я и не права), если человек приезжает в чужой город или в чужую страну, то он может ознакомить живущих там со своими традициями, но он не должен навязывать свою культуру.

- Многие гости Мурманска говорят, что у мурманчан и петербуржев схож менталитет.

- Наверное. Мне не трудно с мурманчанами. Я не ощущаю себя на чужой территории, и для меня это самое главное. Естественно, в каждом незнакомом городе, в который ты приезжаешь, чувствуешь себя чужеземцем. В Мурманске этого нет, несмотря на то, что здесь у меня пока - очень ограниченный круг общения. Все свое свободное время я провожу в основном в телекомпании или в Доме радио. Единственные для меня знакомые лица – это работники ГТРК «Мурман». Да, я познакомилась с губернатором Дмитрием Владимировичем Дмитриенко, с некоторыми чиновниками из его окружения, у меня сложились хорошие отношения с Дмитрием Ищенко, начальником управления по информационной политике и взаимодействию со СМИ правительства Мурманской области. Я встречалась со спикером областной думы Евгением Викторовичем Никорой, мэром Мурманска Сергеем Алексеевичем Субботиным. Но это люди определенного статуса, которых нельзя зачислить в знакомые или друзья.

- После того, как руководство ВГТРК прервало контракт с прежним генеральным директором ГТРК «Мурман» Дмитрием Васильевичем Передерием, здесь некоторое время работал антикризисный управляющий. Почему Вы не приехали сразу?

- Станислава Маринина направил на ГТРК «Мурман» Владимир Иванович Шаронов, заместитель Олега Борисовича Добродеева, генерального директора ВГТРК. Дело в том, что Стас Маринин одно время работал в экономической дирекции Второго канала, он приезжал сюда именно как специалист в этой области. Чтобы на месте разобраться, в каком экономическом состоянии находится телерадиокомпания. Он мне помог тем, что очень хорошо проник в ситуацию, снабдил меня готовой информацией, и мне уже не надо было поднимать кучу бумаг и устраивать проверки, потому что любая проверка - это большой стресс для коллектива. Уход Дмитрия Васильевича, появление антикризисного директора, потом мое - и все это происходило в течение короткого промежутка времени. Для людей это - тяжелое испытание.

- За минувшие полтора месяца Вы ознакомились с работой структуры ГТРК «Мурман». К какому мнению пришли?

- Я не хотела бы быть некорректной в отношении Дмитрия Васильевича, я не могу себе этого позволить, потому что он здесь проработал много лет. Но если бы эта компания столько лет была моей, она была бы другой.

- Наверное, каждому вновь пришедшему руководителю кажется, что он бы все делал много лучше. Разве нет?

- Я имею в виду не лучше, она бы по духу была другой. Меня очень удивило, что здесь существует какая-то разобщенность. Иногда складывается впечатление, что я руковожу тремя разными компаниями: технической, радио- и телекомпанией. Я сейчас пытаюсь, как человек, любящий корпоративный дух, как-то их объединять. Не хочу сказать, что испытываю какое-то сопротивление - ни в коей мере. Может быть, просто им этого не предлагали. Потом - я сама журналист и очень люблю журналистов, потому что знаю, как они работают. И я понимаю: чем больше руководитель уделяет внимания журналистам, тем лучше продукт, который они создают. Вот вы, например, как зритель, заметили, что за минувший месяц в телепрограмме «Вести-Мурманск» появились какие-то изменения?

- Конечно. Стало меньше официоза, больше так называемой «социалки», более качественная подготовка сюжетов. Я так понимаю, это следы Вашей «генеральной линии»?

- Не хочу сказать, что это моя заслуга - это мое личное отношение к ней. Повторюсь: я глубоко уважаю профессию журналиста, хотя в ней очень много издержек и негатива, особенно это проявляется во время избирательной кампании.

Я хочу изменить здесь многое, даже внешний облик ведущих. Сделать так, чтобы они по-другому выглядели на экране, ввести определенный стиль в одежде. Сейчас работаем над имиджем компании, сделали баннеры, заказали кружки с логотипом. Это все такие мелочи, но из этих мелочей складывается общность людей. Сейчас заказываем жилетки для операторов, тоже с логотипом, чтобы все видели: работает ГТРК «Мурман».

- Как эта Ваша инициатива соотносится с установкой президента и премьера на оптимизацию расходов в период кризиса?

- Это минимальные расходы, которые мы можем себе позволить даже в период кризиса, потому что экономить на имидже нельзя. А максимальные, это… Нам, например, позарез нужна еще одна новая легковая машина. Пока купить ее не можем, но постараемся договориться с Москвой. Новая телекамера нужна обязательно. Новая студия. И не обязательно привлекать к этой работе людей со стороны. Студию могли бы сделать те «технари», которые работают у нас, за определенную прибавку к зарплате. Я считаю, визуально эффект центральной студии «Вести-Россия» должен сохраняться в любой студии – самарской, новосибирской, мурманской. Все они разные, но стиль должен быть один.

- Это что касается внешнего антуража, а какие-то принципиальные изменения в работе ГТРК «Мурман» ожидаются? Как, к примеру, телекомпания будет выстраивать свои отношения с областными властями, городскими? Насколько сильна будет зависимость региональной позиции от мнения Москвы? Ведь, согласитесь, центр не всегда объективно подходит к оценке происходящего в регионах?

- Я считаю, государственная компания обязана выстраивать адекватные отношения с местной властью – мы находимся на ее территории. Генерального директора ВГТРК, которому я подчиняюсь, назначил президент, губернатора - тоже. Поэтому их взгляды принципиально расходиться не могут, они оба проводят в регионе государственную политику. Мэров городов выбрали люди, здесь проживающие, и к их выбору мы не можем не относиться с уважением. Значит, разногласий не может возникнуть и с этой стороны. Мне за прошедший месяц не было навязано абсолютно ничего и ниоткуда.

- А Вы навязываете кому-то свое мнение? Своим подчиненным, например?

- Если мне свою точку зрения никто не навязывает, почему я должна навязывать свою?

- Может быть, потому что у Вас другое видение или хотели бы положительный петербургский опыт перенести на местную почву.

- А вы знаете, здесь работает профессиональный коллектив. Но самое главное - эти люди абсолютно адекватны, с ними очень интересно разговаривать и очень интересно работать. Для меня это безумно важно. Непосредственно с тележурналистами работают мой первый заместитель Саша Волков и его заместитель Таня Шувалова. Они могут ко мне прийти по вопросу, который требует обязательного согласования, либо у них появляются какие-то сомнения, и мы разрешаем их вместе. Не вмешиваться в творческий процесс - это моя принципиальная позиция. Журналисты – свободные люди, у них есть шеф-редактор, с которым они работают в течение дня, есть руководитель службы информации. Этого достаточно. Я могу высказать своему первому заместителю по информации - что, с моей точки зрения, было сделано не так. Журналисту или ведущему, если я с чем-то не согласна в его работе, я не буду ничего говорить на общей планерке. Это было бы неправильно, потому что у меня есть возможность сказать все это конфиденциально. А говорить при всех, когда человек может обидеться, - я таких вещей себе не позволяю.

- Что для Вас неприемлемо в работе журналиста и чего бы Вы не простили ему никогда?

- Разглашения конфиденциальной информации о нашей компании и предательства по отношению к ней. Я не имею в виду ситуацию, когда человек встал и сказал: «Извините, Марина Сергеевна, но мне на другом канале будут платить на 5 тысяч рублей больше. Я хочу зарабатывать больше». Это не предательство, а нормальное, естественное состояние человека, который хочет жить комфортно. Я бы не простила журналисту своей компании заведомой лжи или очернения человека, как это часто бывает у наших коллег, особенно накануне выборов.

- С Вашей точки зрения, каково основное предназначение журналистики?

- Она должна информировать и воспитывать, потому что сейчас начался какой-то странный процесс. Я сужу по петербургским каналам и радиостанциям, здесь мне делать какие-то выводы сложнее. Что меня обрадовало в телерадиокомпании «Мурман»: здесь очень хороший русский язык. Не могу слышать, когда журналист говорит со зрителем или со слушателями на определенном сленге, хотя формат многих FM-радиостанций это предполагает, я имею в виду крупных. Совершенно это не приемлю и считаю, что журналист должен обладать хорошим русским языком. Его речь не должна быть приземленной, она должна быть нормальной, живой, русской речью. В Петербурге я вела программы по русскому языку на «Сотом» телеканале. И для демонстрации того, как говорить нельзя, я ни одного примера не брала с улицы, а все находила либо на радиостанциях, либо на телевидении. Столько там огрехов, стилистически неправильно построенных предложений, неправильных ударений, подмены понятий! Журналисты, кроме того, что они информируют, должны говорить хорошим русским языком. При этом они имеют право на свою точку зрения. Журналист не должен ее навязывать, но может высказывать. Но при этом обязательно нужно ставить под сомнение свое высказывание.

- В последнее время очень часто говорится о необходимости введения некоторого общественного контроля на телевидении. Вы считаете, такой контроль нужен?

- Может быть. Я бы намного меньше показывала разной «чернухи». Поясню. В свое время я очень любила смотреть НТВ, но сегодня некоторые программы этого канала выбрали именно этот путь – путь «чернухи». К ней я отношу истеричную программу «Максимум», где даются анонсы и ты ждешь какого-то ужаса, а на самом деле ужаса никакого нет, только глупость, бестактность и неадекватность. Я бы, конечно, не разрешала пропагандировать насилие. Сейчас очень многие дети смотрят телевизор, и я благодарна ВГТРК за то, что у нее есть канал «Бибигон», который смотрит мой внук. Во времена перестройки на телеканалах практически совсем перестали давать детские программы, заменяя их дешевыми зарубежными боевиками и «мылом», и в результате сегодня мы наблюдаем потерю целого поколения.

- Давайте поговорим о радио - Мурманском областном беспроводном радио. Вы считаете, его нынешний формат удовлетворяет требованиям сегодняшнего дня? И потом - уже не один год радийщики с нетерпением ждут перехода на FM-волну.

- Когда-то, наконец, это случится. Просто сроки сдвинулись. Руководство ВГТРК давно рассматривает этот вариант, потому что это правильно. В таких, например, городах, как Петербург и Москва, уже не строят жилье с радиоточками. Поэтому меня очень поразило, что в Мурманске и области люди слушают проводное радио.

Я не могу сказать, что у меня не дошли руки до нашего радио, но пока я нахожусь по отношению к нему …в некоем недоумении. Я еще ломаю голову над тем, каким образом нужно изменить формат, потому что, по большому счету, там не очень большой блок вещания. Но как его изменить, чтобы для тех людей, кто к нему привык, не был болезненен переход к другому формату?

- Не первый год существует практика подработки радиожурналистов в телекомпании, но никогда - наоборот. Почему? Радийщикам много меньше платят, чем их коллегам из телевидения, у них излишек свободного времени, творческий штат Дома радио непомерно раздут, или есть какая-то другая причина? Вы намерены продолжить уже сложившуюся практику?

- Я думаю, каждый молодой журналист, приходящий на радио, все равно мечтает стать тележурналистом, чтобы быть узнаваемым. Ведь очень многих журналистов радиостанций в лицо не знает никто. Наверное, поэтому им идут навстречу, разрешая совмещать работу на радио и телевидении. Однажды на «Сотый» канал, где я работала, пришла радиоведущая с «Эха Москвы». Вы даже представить себе не можете, сколько было звонков в студию. И не по поводу русского языка - люди восторгались, что теперь, наконец, знают эту ведущую в лицо. «Теперь, когда мы будем слушать радио, то сможем Вас себе представлять, потому что очень Вас любим», - говорили зрители. Молодежи не хватает узнаваемости.

А по поводу штатного расписания на Мурманском радио - и штат вроде небольшой, и объем вещания, но я пока не могу понять, кто и чем там занят. Месяц, по-моему, очень маленький срок для того, чтобы прийти к каким-то конкретным выводам. Через неделю мы встретимся с работниками радио и будем вместе думать над тем, как и что там изменить.

Еще в составе ГТРК «Мурман» есть радиостанция «Маяк», куда мы тоже должны привлекать слушателей. Мне было очень странно слышать от одного достаточно влиятельного в Мурманске человека, что радио «Россия» он слушает редко, а вот «Маяк» любит. О том, что мы здесь представляем триумвират – телевидение, проводное радио и радио «Маяк», он, оказывается, даже не догадывался. И я уверена, что для многих в Мурманской области это обстоятельство – откровение.

- С чего начинается Ваш рабочий день?

- Каждую неделю в понедельник проводится планерка с техническим персоналом компании. Во вторник – планерка с теми, кто готовит программу «Вести-Мурманск». Мы просматриваем план работы до конца текущей недели, начиная со вторника, и на начало следующей недели. Определяем, какие могут быть события, какие нам прислали пресс-релизы. Сколько поступило сообщений на автоответчик, какие темы берем, какие нет, потому что сообщений много, автоответчик у нас разрывается. В среду - аппаратное совещание, на сопку Варничная приезжают коллеги с радио, собираются технические работники, представители «Вестей». Вместе обсуждаем наши общие проблемы. В четверг – планерка на радио, я выезжаю туда, но уже в 12 часов встречаюсь с сотрудниками телекомпании. Идет «разбор полетов» за прошедшую неделю, обсуждаем, какие сюжеты были лучшие, отмечаем отличившихся журналистов. Утро пятницы у меня свободно - могу поехать на радио или остаться в телекомпании разбираться с текущими вопросами. В субботу и воскресенье я просматриваю текущий эфир. Эти дни для меня считаются выходными. В майские праздники я не отдыхала, провела их на сопке Варничной с теми из телекомпании, кто работал. Но не потому, что не доверяю своим подчиненным, а для того, чтобы поучаствовать в творческом процессе. И потом, праздники были длинные, а у меня здесь, как я уже сказала, еще никого из друзей нет. Коллеги - это единственные люди, с которыми я общаюсь постоянно, за исключением петербургских друзей, с которыми я разговариваю по телефону.

Радийщики в майские праздники отдыхали. Они и в воскресенье не работают, потому что у них отобрали воскресную программу. И этого я тоже не понимаю. Когда я работала в Петербурге, меня нужно было убить, чтобы отобрать программу.

- Разве их кто-то об этом спрашивал? Просто поставили перед фактом.

- Надо было бороться. Я, чтобы отстоять свою программу, ездила отстаивать свою позицию в Москву.

- Ваш предшественник вынашивал планы объединения теле- и радиокомпаний. Вы будете этим заниматься?

- На мой взгляд, объединяться стоит. Если бы все службы работали вместе, не было бы такой разобщенности между людьми. Но в Доме радио мы не поместимся, там всего 990 квадратных метров, а здесь - 5 тысяч. Но при переезде на сопку Варничную возникнет проблема доставки на службу большего количества людей. Опять же вывозить коммерческий отдел радио из центра города – нецелесообразно, потому что из-за неудобного местоположения офиса мы можем потерять часть рекламодателей. Владимир Иванович Шаронов предлагал переезжать в Дом радио, но здесь, помимо малого метража, есть еще одна проблема - энергетики не смогут выделить нам дополнительные мощности в течение неопределенного количества лет. Сейчас мы составили смету, послали документы Рифату Абдулвагаповичу Сабитову, новому руководителю регионального департамента Всероссийской государственной телерадиокомпании. Если все же всем съезжаться на сопку, то сдавать здание Дома радио на Русанова, 7 в аренду мы все равно не имеем права, потому что это федеральная собственность.

- Но определенные площади в Доме радио в аренду все же сдавались.

- Это было до меня, и я сейчас с этим буду разбираться. Мы не имеем права сдавать площади в аренду, но это здание обязаны содержать. Если в 2010-м году, как ожидается, постановлением российского правительства отменят статью закона, запрещающую сдачу в аренду федеральной собственности, радийщики переедут на сопку Варничную. Когда мы показали директору Дома радио Михаилу Некрасову помещения для переезда, они ему понравились.

- Сейчас многие печатные и электронные средства массовой информации создают свои Интернет-порталы и уделяют большое внимание работе с ними. Вы планируете совершенствоваться в этой области?

- Сейчас на сайте «Вести-Мурманск» отмечается 9 тысяч посещений в месяц. Я думаю, это не самый худший показатель для Мурманской области. Точно такой же ресурс мы хотим создать и для радио. Заглянув на сайт, радиослушатели смогут увидеть лица ведущих и журналистов, которых слышат каждый день.

- Вы будет оптимизировать штатное расписание, повышать зарплату?

- Оптимизация численности работающих производиться будет. С минимальными потерями. Мне сложно это комментировать, это не моя история…

- И все же?

- Сокращения коснутся тех людей, которые я не пойму чем здесь занимаются. Мне это будет намного легче сделать, чем, например, Дмитрию Васильевичу, потому что у него здесь были дружеские связи, какие-то другие точки соприкосновения. Я в этом отношении - абсолютно свободный человек. Изучая штатное расписание, я поняла, что тот-то и тот-то по каким-то причинам был нужен прежнему руководителю, но у меня в нем заинтересованности нет, к тому же он уже давно находится за пенсионным возрастом. Глобального сокращения не будет, потому что в стране - кризис. Я не могу себе позволить выгнать людей на улицу, даже если будет указание сверху, но, надеюсь, его не будет. Я же пришла сюда не только руководителем, а человеком, сложившейся личностью. У меня есть собственные принципы, поступиться которыми я не могу.

После проведенного сокращения зарплаты будут повышаться. Коммерческий отдел, я постараюсь, начнет работать на нашу компанию, приносить какие-то деньги, потому что, несмотря на кризис, рекламодатель все равно сохранился.

- Вы имеете в виду, какой коммерческий отдел: телекомпании или радио?

- У телекомпании нет коммерческого отдела. Здесь с коммерцией сложилась такая странная ситуация. Вот Петербургская компания, как и ГТРК «Мурман», работает с крупнейшим российским рекламным холдингом «Видео Интернешнл», и все права на рекламу принадлежат ему. Собственно реклама, спонсорство, бартеры какие-то - все через него. Здесь «Видео Интернешнл» представляет господин Быков, с которым я недавно встречалась. В свое время, когда ему дали полномочия заниматься рекламой, он взял только телерекламу. Коммерческий отдел на радио, как я понимаю, был создан потому, что реклама проводного радио и радио «Маяк» осталась бесхозной. В Петербурге «Видео Интернешнл» успешно продает весь пакет рекламы, потому что так делать намного выгоднее. На одном ресурсе рекламодателю предоставляется скидка, на другом – бонус, а за рекламу на третьем он заплатит крупную сумму. Но у господина Быкова, видимо, были свои расчеты и резоны, поэтому и возникла некая коммерческая самодеятельность. Мы с ней будем активно бороться и заниматься рекламой профессионально.

- Во все времена существовала практика привлечения новым руководителем на работу в своей команде людей, с которыми он работал раньше. Вы планируете пригласить в ГТРК «Мурман» своих коллег из Петербурга?

- Открою тайну: когда я уезжала из Петербурга - у меня стояла очередь из журналистов, с которыми у меня сложились хорошие отношения. Я была в раздумьях, потому что, действительно, работать с людьми, с которыми хорошо знакома, намного проще. Но когда я приехала в Мурманск, познакомилась с людьми и поработала с ними, то приняла решение: никого из Петербурга я приглашать не буду, хочу работать с теми, кто здесь есть.

- С другой стороны, своим друзьям Вам пришлось бы положить больше зарплату, а с Вашим обостренным чувством справедливости – это было бы невозможно. Кстати, а Вы сами, сменив место работы, потеряли в деньгах?

- Мои друзья - тоже такие же, немного ненормальные, как и я, им просто захотелось экстрима, новых впечатлений, а не денег. Что касается меня, то в зарплате я немного потеряла.

- А отказаться Вы могли?

- Могла, совершенно спокойно, но не захотела. Я в своей жизни никого не боюсь, кроме одного - угрозы жизни и здоровью моим близким.

- Школа профессионализма для Вас это?..

- Самая хорошая профессиональная школа, которая у меня была, - это школа Ленинградского радио. Я заканчивала факультет журналистики ЛГУ, но сначала поступила на филфак. Поступление далось легко, потому что я хорошо училась в школе. Но у меня была мечта стать журналистом, а для того, чтобы поступить на журфак, в те времена требовался двухгодичный опыт работы в средствах массовой информации. Я уже несколько лет отучилась на филфаке, когда позвонила знакомая моей мамы и сказала, что в отделе писем в «Ленинградской правде» есть вакансия. Я без сожаления забрала документы из вуза, отработала два года в этом издании, получила рабочий стаж и поступила на журфак, который впоследствии и закончила.

- А на радио попали по распределению или это был Ваш выбор?

- Мне дали свободное распределение, потому что на руках был маленький ребенок. Проработала внештатно полгода на телевидении, журналистом, и однажды мне надо было поехать в Дом радио, а это огромное красивое здание, с запутанными коридорами и лестницами - там в прошлом веке размещалось купеческое собрание. И пока я по нему ходила, пришла к мысли, что хочу здесь жить - большую часть жизни мы ведь проводим на работе. Я нашла на радио вакансию музыкального редактора, потом была школа дикторского мастерства. Все это заложило азы практического профессионализма.

- Какое Ваше последнее место работы перед приходом сюда?

- Научный сотрудник Центра новых технологий и инноваций тележурналистов Санкт-Петербургского государственного университета факультета журналистики. Параллельно вела программу на «Сотом» канале. Когда-то я работала директором Радио России в Петербурге, откуда ушла по личным мотивам. В Мурманск я бы не поехала, если бы это не была работа, связанная с деятельностью ВГТРК, которая оставила существенный след в моей жизни. Я очень люблю радио, но сегодня мне интереснее работать на телевидении, уже не как журналисту, редактору программы, а как руководителю.

- Поздравляем Вас с назначением и Вашим выбором. Творческих успехов Вам и всем сотрудникам ГТРК «Мурман»!

Лента новостей