16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
9:42 Пятница 24 сентября 2021

Игумен Митрофан: «Курск» ушел в небытие для того, чтобы мы вернулись из небытия

9:00 – 11 августа 2010

Игумен Митрофан (Баданин) – клирик Мурманской епархии Русской православной церкви, благочинный церквей Терского берега Кольского полуострова, автор книг и публикаций по богословию, истории Крайнего Севера. Потомственный военный моряк

Игумен Митрофан (Баданин) – клирик Мурманской епархии Русской православной церкви, благочинный церквей Терского берега Кольского полуострова, автор книг и публикаций по богословию, истории Крайнего Севера. Потомственный военный моряк. С 1976 года служил на Северном флоте, с 1979 года – командир кораблей различных классов. В 1997 году демобилизовался по сокращению в звании капитана 2 ранга. В 2000 году принял монашеский постриг.

Летом 2010 года в издательстве «Ладан» вышла книга отца Митрофана «Неугасимая лампада «Курска»», посвященная погибшей подводной лодке и возможным причинам и предпосылкам трагедии. 10 августа 2010 года в Мурманской областной библиотеке состоялась презентация книги.

- Отец Митрофан, вы родом из потомственных военных моряков, капитан 2-го ранга, двадцать шесть лет отдали службе в ВМФ…

- Мой прадед Степан Никитович 12 лет отслужил на Императорском флоте под началом адмирала С.О.Макарова, прошел с ним две «кругосветки». Мой отец капитан 1 ранга В.А.Баданин – подводник, участник войны. Пережил много трагедий при испытании новых лодок в 50-е годы XX века, и потерял немало близких друзей. Его самого Господь миловал, видимо для того, чтобы он мог потом написать книгу об этих тяжелых событиях, и рассказать правду родным погибших подводников. Отец тридцать лет ждал, когда снимут гриф секретности с материалов о тех авариях на подводных лодках. Вскоре после выхода книги «Подводные лодки с единым двигателем» он скончался. Мы с братом отслужили офицерами, командирами кораблей на Северном флоте и демобилизовались в конце смутных 90-х годов.

- Какой главный жизненный урок Вы получили на военной службе?

- Весь процесс формирования морского офицера есть величайший жизненный урок. Человек обретает важнейшие качества, которые и делают его человеком и созидают настоящего мужчину. Это мужество, стойкость, умение «держать удар» и не бояться брать на себя ответственность. То есть – надежность и лидерство. Вспоминаются очень важные строки из Корабельного устава о том, как должен командир управлять вверенным ему кораблем: «смело, энергично и решительно, без боязни ответственности за рискованный маневр».

Главный же урок состоит в осознании того, что всякий, кто выбрал себе путь профессионального военного служения, – без колебаний должен принять в свое сердце обязательное условие этого выбора – постоянную готовность умереть. В этой «постоянной готовности», в ощущении передернутого затвора и взведенного курка сокрыта вся моральная тяжесть воинской службы. Именно здесь истоки того изнуряющего внутреннего напряжения и подчас непомерной нагрузки, неотступно лежащей на военном человеке. И это условие абсолютно и непременно. Ибо если нет этого «согласия на смерть», то человек не состоялся, как воин, как защитник, и более того, он не родился для вечной жизни. Внешне на нем может быть одета военная форма, но по своей сути он «пустоцвет».

- Какие самые памятные моменты Вашей службы?

- Самое памятное в службе – это само море. Когда корабль, экипаж отрывается от суеты и мелких дрязг береговой жизни и начинает жить единым организмом, подчиненным единой воле командира. Эта прекрасный образец монархии, и это угодно Господу. Здесь посрамляется всякая демократия и возвращается к своим первоистокам устройство человеческой цивилизации. И по-другому с этой грозной морской стихией общаться невозможно, поскольку, как записано еще в древней книге Поморского морского устава: «Человеку на море – страшно, ибо он пред морем, как пред Самим Господом».

- Как Вы пришли к вере?

- У каждого человека изначально воспитанного вне веры, и который, наконец, обрел Бога, остается в памяти это удивительное, яркое событие, этот, по сути, момент истины. Но ступени, этапы, ведущие к этому событию, многочисленны и ими наполнена вся жизнь.

Думаю, наиболее осознанно я задумался о Боге в 1983 году, во время тяжелого шторма в котором мы оказались в Северном море. Я перегонял с Севера для ремонта на Балтике корабль, который был очень изношен долгими годами боевых служб у берегов Африки. Серьезные волновые нагрузки жестокого шторма привели к появлению трещин в корпусе корабля. Проржавевшее железо не выдерживало ударов стихии и волнами вырывало иллюминаторы. Вода начала поступать внутрь, что вызывало замыкания 380 вольт на корпус, поскольку изоляция кабелей крошилась и рассыпалась от долгого времени эксплуатации в тропическом климате. Стало выходить из строя навигационное и ходовое оборудование и ситуация катастрофически ухудшалась.

Я, как командир, был единственным, кто полностью владел обстановкой и понимал всю тяжесть положения корабля в целом. Но весь экипаж надеялся на меня и ждал моих команд. И именно тогда, в ту страшную ночь у Фарерских островов, у меня появилась мысль: «Все смотрят на меня, надеются и доверяют мне, а на Кого смотрю я, на Кого я сам надеюсь?»

Именно тогда я впервые попросил у Него помощи, и дал какие-то обещания. Ситуация была взята под контроль, и нам удалось совершить практически невозможное. Корабль благополучно пережил ту страшную ночь и восстановил свою боеспособность.

Я не скажу, что я тогда уверовал, или, что жизнь моя радикально изменилась. Нет, до этого было еще далеко. Но это было со мной впервые. Это был мой первый опыт общения с Богом.

- Вы приняли постриг в год катастрофы на «Курске», почему так получилось?

- Мой монашеский постриг был совершен в ночь на 12 июня 2000 года. До трагедии «Курска» оставалось ровно два месяца. Относительно того, «почему так получилось», то этому вопросу, и многим иным фактам, порождающим этот вопрос, посвящено большинство страниц в моей книге.

- Вы знали погибших моряков-подводников?

- С моряками «Курска» я не был знаком. Подводный и надводный флота практически не соприкасаются в повседневной жизни, особенно если имеют разные точки базирования. Я познакомился с ними уже заочно, лишь когда писал книгу, общался с их родными, с командованием, с товарищами, оставшимися в живых.

- А можно ли было их спасти?

- В своей книге я сознательно не касаюсь технических вопросов трагедии, о которых на сегодня написано уже с избытком. Моя книга о другом.

Но Вы задали мне этот вопрос, и я отвечу. Спасти оставшихся в живых 23 человека, собравшихся в девятом отсеке «Курска», было, увы, невозможно. По заключению экспертов-криминалистов, входивших в бригаду, работавшую в то время по девятому отсеку, и с которыми я встречался в ходе написания книги, – ребята погибли в течение нескольких часов в результате вспыхнувшего в отсеке пожара.

Капитан-лейтенант Колесников, взявший на себя командование оставшимся экипажем, попытался вместе с другими мичманами и офицерами запустить установку по выработке кислорода. Но при том уровне разрушений коммуникаций и количестве разлитого масла в отсеке это, конечно, было очень опасно, но иного выхода не было. В результате, к сожалению, произошло воспламенение кислорода с маслом, и большинство находившихся рядом с установкой погибли сразу. Немногие оставшиеся остальные моряки приняли кончину от отравления угарным газом.

- Вы пишете в книге: «Курск» был нам необходим. «Курск» ушел в небытие для того, что бы мы вернулись из небытия»…

- Да, именно так, «Курск» ушел в небытие для того, чтобы мы вернулись из небытия. То духовное разорение, моральная деградация и беспамятство, в котором оказалась страна к концу страшного XX века, больше невозможно было терпеть. Господь пожалел Россию и положил предел распаду и разложению нашего некогда великого народа.

Нужно было обозначить рубеж, последнюю черту на пути нашего духовного падения. Израненная громада «Курска» легла пред нами, не позволяя на этот раз перешагнуть и забыть, как мы уже не раз делали в таких случаях. Рваный металл искореженной лодки по живому резанул сердце каждого русского человека. Ребята с «Курска» уходили в жизнь вечную, дабы мы никогда не забывали о вечности живущей в нас. О том и плакала тогда вся наша громадная страна, вдруг осознавшая себя единой общностью, ставшая в этот момент одной семьей.

- «Отчаиваться не надо» – сказано в предсмертной записке Дмитрия Колесникова. Но как жить и не отчаиваться тем, кто потерял близких?

- Отчаяние, как следствие запредельных переживаний, связанных со смертью кого-либо из близких людей, есть трагедия человеческого неверия. Проблема состоит в невозможности для человека вместить непреложную истину, состоящую в очень простых и удивительно светлых словах: «Смерти нет, ребята». Умереть для человека вовсе не значит исчезнуть, испариться, аннигилировать… Умереть, значит завершить этот утомительный отрезок бытия, этот, по сути, «миг между прошлым и будущим», этот краткий, но необычайно важный этап нашего существования...

Но, что поделать? Вера наша слаба. Находясь пока еще на земле, в этом дольнем мире, человек не способен в полной мере принять в свое сердце это спасительное понимание, это утешение, эту истину. Не скорбеть о родном человеке ушедшем раньше нас в мир иной – выше человеческих сил…

- Какова судьба икон, посвященных «Курску», о которых Вы рассказываете в книге и где они сейчас?

- Иконы находятся в Никольской церкви поселка Видяево, там, где по-прежнему базируются атомные подводные лодки Северного флота. Но гарнизон Видяево закрытый. Увидеть же эти и все иные святыни, связанные с «Курском» можно будет этой осенью в Москве. Наша Мурманская епархия предполагает приехать на выставку «Православная Русь», которая откроется 4 ноября в Манеже. Мы посвятим нашу экспозицию десятилетию трагедии «Курска».

- Где можно найти Вашу книгу?

- Я могу сказать, где эта книга будет наверняка. В Санкт-Петербурге – в магазине издательства «Ладан» – «Добрые книги» на улице Достоевского, в системе книжных магазинов «Буквоед»; в Мурманске – в церковной лавке храма «Спаса-на Водах», в книжном магазине «Вехи» на проспекте Ленина. Что касается Москвы, то, насколько я знаю, мои книги бывают в Сретенском монастыре, в «Православном слове» на Пятницкой. И, конечно же, книга эта будет в моем Успенском приходе села Варзуга, что на Терском берегу Белого моря. Куда я вас всех приглашаю в гости.

Анна Данилова, главный редактор портала «Православие и мир».

В сокращении.

Справка о книге:

Неугасимая лампада «Курска». Игумен Митрофан (Баданин). Издательство «Ладан», 2010.

Книга выпущена к 10-летию гибели АПЛ «Курск» в Санкт-Петербургском издательстве «Ладан». Издание содержит много новых материалов о трагедии, представлено более 110 фотографий.

Лента новостей