16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
9:11 Пятница 24 сентября 2021

Считаю, что Мурманской области есть чем гордиться. Прежде всего – качеством образования

13:40 – 30 августа 2010

Наш собеседник сегодня – человек, в компетентности которого в этих и многих других вопросах никто не сомневается, – министр образования и науки Мурманской области Василий Костюкевич

До начала нового учебного года осталось совсем немного. Накануне 1 сентября мы решили еще раз вернуться к наиболее обсуждаемым в стране и регионе темам – оптимизации структуры образовательных учреждений, уровню подготовки выпускников школ, повышению заработной платы учителям. Наш собеседник сегодня – человек, в компетентности которого в этих и многих других вопросах никто не сомневается, – министр образования и науки Мурманской области Василий Костюкевич.

– Василий Филиппович, недавно прошла информация, что десять выпускников вузов, которые поступят на работу в конкретные школы Кандалакши, Никеля и Пушного, получат в течение двух лет по полмиллиона рублей. Известно, что это поддержка Правительства РФ. Похоже, мы возвращаемся в советские времена, когда выпускников распределяли на работу. Есть ли возможность у Мурманской области подобным или каким-то иным образом поддерживать молодых педагогов?

- Сразу скажу, что цель этой акции – не столько поддержка выпускников вузов нынешнего года, в первую очередь, это необходимость закрыть вакантные места в школах в трудных и отдаленных районах Российской Федерации. Кадровая проблема, особенно в сельских школах, очень тяжелая. В той же Вологодской области, к примеру, сейчас более 400 сельских школ, причем, малокомплектных. Ясно, что желающих поехать в такую глубинку не так много.

В Мурманской области ситуация с педагогическими кадрами не такая, я бы даже сказал – благополучная, причем на всех «северах» она такая. В силу того, что идет сокращение населения, происходит оптимизация системы образования, у нас в целом даже излишек учителей. Другой вопрос в том, что преимущественно это учителя, скажем так, преклонного возраста, у нас всего 7 процентов молодых педагогов. Конечно, такая кадровая ситуация бесперспективна, а представьте себе, если пенсия будет соответствовать европейским нормам – где-то 70 процентов от заработной платы? Тогда вообще некому будет учить...

Так вот, обстановка в школах Мурманской области несколько другая, чем в большинстве регионов России, поэтому мы и получили правительственный лимит всего на 10 кандидатур. Конкурс объявлен, сейчас есть уже несколько заявлений, хотя я убежден, что конкурсная комиссия не всех пропустит автоматически, потому что нам нужны хорошие учителя. Размер государственной поддержки составит 500 тысяч рублей (единовременно выплатят по 250 тысяч в конце 2010 и 2011 годов). Это довольно большие деньги. Но каждый молодой учитель должен быть готов переехать к месту работы на срок не менее чем на пять лет. И в дальнейшем мы надеемся, что человек не сбежит, по крайней мере, так будет заключен контракт.

А идеи вернуться в старые времена, когда было распределение, звучали не один раз. Но я думаю, такого возврата не будет: даже в силу того, что это нарушает конституцию страны, никого заставить мы не можем.

Здесь еще одна проблема, которую почему-то никто не обсуждает. Дело в том, что с 2000 года в вузах действует система целевой контрактной подготовки. Мурманский государственный педагогический университет, к примеру, в прошлые годы имел возможность готовить до 40 процентов выпускников на условиях договора с работодателем и университетом. Согласно этому договору работодатель гарантирует место работы, жилье, другие особые условия, надбавки молодому учителю. Университет обеспечивает качественную подготовку, а студент учится и приезжает на определенное место работы. К сожалению, воспользоваться этой системой в полной мере у нас не смогли. Муниципалитеты не хотели этим заниматься, ведь это сложная системная работа: надо отбирать своих выпускников школ, которые бы поступали по отдельному конкурсу; надо обеспечивать плановое освобождение мест в школах под выпускников; надо предусмотреть для них жилье и т.д. То есть, решить массу проблем. А главам муниципалитетов это не надо или не до этого. В результате мы имеем такие вакансии, достаточно острые, хотя их можно было запросто закрыть: как я уже говорил, у нас излишек педагогических кадров. Кандалакше, Никелю и Пушному, как видите, нужна помощь извне, и мы ее окажем.

Будем ли мы применять единовременные выплаты молодым учителям на уровне региона? Думаю, что нет, но разговоры с муниципалитетами мы каждый год вели и будем вести его еще жестче. Ведь у нас самих достаточно возможностей целевым контрактным образом готовить учителей. В Мурманской области 8 вузов их готовят, у нас избыток выпускников, их надо «соблазнять» и этим должен заниматься работодатель.

– В этом году как никогда много говорилось об оптимизации структуры общеобразовательных учреждений. Каковы ее итоги?

- Об оптимизации мы говорим каждый год, просто до нынешнего ее обсуждали недостаточно публично. Оптимизацией структуры общеобразовательных учреждений мы занимаемся, начиная с 2004 года, тогда был принят закон Мурманской области о нормативах финансирования общего образования, а потом профессионального и специального образования. Норматив - это количество денег на одного ученика, сейчас городской ученик стоит 43 тысячи рублей, а сельский – 63 тысячи. А дальше из этого расчета получаются штаты учреждения и все остальное.

В нашей области за 10 лет количество детей уменьшилось вдвое, а количество работников в отрасли сократилось всего на 20 процентов. Ясно, что это дисбаланс, получается, финансирование идет вхолостую. В Мурманске, например, у образования сейчас девять лишних зданий, и их надо содержать, то есть, – отапливать воздух, потому что школа рассчитана на 1147 мест, а учеников всего 200... Конечно, это абсолютно неразумно, поэтому в этом году об оптимизации нам пришлось серьезно разговаривать с рядом муниципалитетов. К ним относятся Мончегорск, Оленегорск, Апатиты, Кировск, Ковдор и Заполярный.

Всего за этот год упразднена 21 школа, это притом, что количество учеников за год уменьшилось всего на 2 тысячи. Сокращение количества детей будет вести за собой процесс оптимизации. Хочу заметить, что речь не идет о сельских школах, то, что случилось в Африканде, это нонсенс: с моей точки зрения, 112 учеников для сельской школы – это более чем достаточно. Многие сельские школы России могут только мечтать иметь такое количество детей и такое хорошее благоустроенное здание. И вообще наш закон о нормативах очень гуманный: он предусматривает финансирование сельской школы по факту, есть два ученика в классе, мы финансируем как 15...

Что же касается реорганизации учреждений начального профессионального образования, то в этом году мы объединили профессиональный лицей № 5 и профессиональное училище № 8 в Мончегорске. Создав Мончегорский профессиональный лицей. В Мурманске объединили училища № 16 и № 6 – создали Мурманский индустриальный лицей. Причина этому одна - уменьшение количества обучающихся.

Мы закрыли один детский дом в Ковдоре, там оставалось 4 воспитанника и 40 работающих. Хотя меня и за это тоже критиковали, говорили, что я разоряю детские дома. Считаю, что мы поступили очень разумно, детей перевели из Ковдора в Мончегорск, где больше возможностей для продолжения учебы, что для сироты чрезвычайно важно. На сегодняшний день в 12 детских домах – 230 свободных мест, но здесь мы торопиться не будем. Если ребенок родился, допустим, в Кировске, то желательно, чтобы он там и жил, воспитывался, это его малая родина, и главное, там он имеет право получить жилье по достижению 18 лет.

Это все наши преобразования, которые произошли в этом году.

– В этом году неоднократно, в том числе и губернатором Мурманской области, говорилось о повышении заработной платы педагогам как о задаче. Решается эта задача или нет? Изменится что-то в ближайшее время?

- Вот представьте, в школах идет сокращение кадров, фонд оплаты остается. А это значит имеется возможность повышения заработной платы в виде стимулирующих надбавок сотрудникам, прежде всего учителям. Поэтому повышение заработной платы идет. Но всем хотелось бы, конечно, не этого, а одноразового повышения всего фонда оплаты труда или отдельно повышения зарплаты учителей, но понятно, что это не может произойти в отрыве от других бюджетных отраслей.

Правительство Мурманской области прорабатывает вопрос о повышении заработной платы учителей не менее чем на 5 процентов ориентировочно с 1 декабря этого года.

– Готов ли к работе в новом учебном году областной институт повышения квалификации работников образования и культуры, который в этом году переезжает в новое здание?

- Сейчас областной институт повышения квалификации работников образования и культуры прочно стоит на ногах. Кстати, инициатива объединить работников образования и культуры для процесса переквалификации была наша. Ведь работники культуры есть во всех общеобразовательных учреждениях. Например, библиотекари, учителя изобразительного искусства, пения. В институте создали целое отделение для работников культуры, набрали подготовленные кадры. Кроме того, это большая экономия областных денег.

Институт переехал в здание 16-го училища, помещение меньше, но мы сняли с института девять несвойственных ему функций, на которые он серьезно отвлекался. Например, аттестация педагогических кадров: это семь тысяч аттестуемых, большое количество документов. Мы эту функцию сняли и некоторые другие и создали под них новое учреждение - региональный центр оценки качества образования. Он начнет работать с 1 сентября. В институте остались только функции переподготовки и повышения квалификации. Я думаю, что это позволит им более сосредоточиться на этих вопросах, потому что формы подготовки постоянно меняются.

– Чем сегодня может гордиться система образования Мурманской области? Недавно прошла информация о том, что Министерство образования и науки РФ засомневалось в высоких показателях ЕГЭ выпускников Мурманской области…

- По итогам рейтинга, который проводит Министерство образования и науки РФ, Мурманская область перешла с 23 места на 6. Это большое движение вперед, хотя я считаю, нашу область можно оценить еще выше по многим показателям.

Причины такого успеха очевидны. В нашей области всего 8 процентов села, то есть, население сосредоточено в городах. Город-это высокотехнологичное производство, которое требует высокообразованных людей. В Мурманской области количество жителей с высшим, средним и начальным образованием выше, чем в целом по России. Все это объективно создает основу для того, чтобы у нас было достаточно высоким качество обучения и воспитания. Поэтому я считаю, Мурманской области есть чем гордиться, и прежде всего качеством образования.

ЕГЭ - это коллективный результат усилий. Наша область участвует в ЕГЭ на протяжении восьми лет, и уже на второй год наши выпускники показали результаты выше, чем в целом по России.

Два года назад к нам на экзамены неожиданно нагрянула большая комиссия с Рособрнадзора. Искали все, что можно, и даже то, что было нельзя найти. В результате титанических усилий проверяющих были найдены некие недостатки, которые касались технической стороны дела, но по существу – никаких нарушений не нашли. Конечно, это вовсе не означает, что у нас нет недостатков. В этом году во время сдачи экзаменов мы проверили все муниципалитеты области. Шести муниципалитетам были выписаны предписания, но они тоже касаются технологии, а не содержания ЕГЭ.

Очень высокие показатели вызывают некое удивление федеральных структур. В этом году я сам был поражен после экзамена по русскому языку, когда мы получили 25 «стобальников». В прошлом году у нас по всем предметам их было всего 8, а в этом году 43.

Государственная комиссия приняла решение проверить всех 25 «стобальников». Мы проверили, и вопросы отпали сами по себе, потому что дети все годы учились на отлично, все они узнаваемы, это победители Всероссийских олимпиад, других конкурсов по русскому языку и литературе. Но думаю, что дело не только в этом. Русский язык у нас традиционно был силен. Еще одна причина, скорее всего, та, что по этим предметам в этом году были легкими контрольно-измерительные материалы. Если обычно в России по русскому языку «стобальников» набиралось всего человек 100, то в этом – 1300. К сожалению, такое случается, но бывает и наоборот, в этом году в Мурманской области ни одного «стобальника» по математике, хотя она тоже является для нас традиционно сильной.

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки от нас затребовала 400 работ. Все работы нам вернули без единого замечания. За восемь лет мы доказали, что у нас качество образования высокое.

- Василий Филиппович, Ваша биография связана с образованием и воспитанием, кроме того ваша супруга Людмила Петровна тоже работает в системе образования. Пошли ли дети по стопам родителей?

- В этом году исполняется 26 лет моего «чистого» педагогического стажа в вузах. Я работал всю жизнь, даже в условиях, когда партийные комитеты не одобряли этого. Сейчас большая часть моего времени занимает работа в министерстве, но, не смотря на это, я остаюсь действующим преподавателем университета. Читаю лекции, руковожу дипломниками в выходные и праздничные дни. Конечно, сейчас мне приходиться тяжело физически, думал даже в этом году закончить с преподаванием. Но мне это необходимо, во-первых, потому что нравиться, а во-вторых, я держу себя в тонусе. Например, хочу я этого или нет, я знаю все нормативные документы по вузам. Меня уже не обманет не один студент, хотя я иногда делаю поблажки.

Что касается наших детей, как-то с самого начала наша профессия им не удалась. Дочь по профессии врач, а сын экономист и юрист. Но оба они защитили кандидатские диссертации. Именно тогда, чтобы они почувствовали, что такое быть педагогом их мать заставила преподавать. Сейчас, правда, с не большим желанием, они все же иногда преподают. Я считаю, что это полезно для них, когда преподаешь необходимо постоянно быть в поиске знаний самому, быть на передовой. Но сказать, что им нравится эта профессия - нет. И я их не осуждаю, потому что все профессии интересны.

Наша справка.

Костюкевич Василий Филиппович – министр образования и науки Мурманской области, член правительства Мурманской области.

Родился 7 ноября 1948 года.

Окончил Мурманский государственный педагогический институт, Академию общественных наук при ЦК КПСС, Московский государственный социальный университет. Учитель истории, политолог, юрист.

Кандидат философских наук, доцент.

Автор более 140 научных и методических трудов, в том числе учебника для вузов "Социализация молодежи" (в соавторстве), 9 учебных пособий, 3 монографий. Подготовил четырех кандидатов наук в области философии и социологии.

С 1970 по 1991 годы работал в комсомольских, советских и партийных органах Мурманской области, преподавал в вузах.

С 1992 по 1995 год – директор Мурманского областного научно-методического центра системы образования. Под его руководством в Мурманской области началось проектирование и разработка национально-регионального компонента государственных образовательных стандартов. Созданный им научно-издательский центр "Пазори" внес большой вклад в пропаганду передового педагогического опыта.

Был одним из научных руководителей, разработчиком региональных программ развития образования с 1994 года. Программно-целевой подход в управлении образованием области позволил сохранить единое образовательное пространство, определить приоритеты в развитии и смягчить последствия социально-экономического кризиса.

В 1995-2000 годах работал ректором Мурманского областного института повышения квалификации работников образования.

С июня 2000 года – председатель комитета по образованию Мурманской области, с октября 2008 года – министр образования и науки Мурманской области.

Под его руководством разработан и внедрен нормативный подход в финансировании учреждений образования, комплексный проект модернизации системы образования на 2007-2010 годы, новая система оплаты труда в отрасли.

Награжден орденом Дружбы народов, двумя медалями.

Женат. Имеет двоих детей.

Лента новостей