«Мурманское отделение ВОГ – это единственное место культурного назначения для реабилитации инвалидов по слуху»

| Виктор Нелипа | Би-порт

В сентябре 2019 года мурманскому отделению Всероссийского общества глухих исполнилось 80 лет. В честь такой знаменательной даты председатель Виктор Нелипа рассказал «Би-порту» о том, как мурманское общество ВОГ помогает глухим северянам, как городская среда «благосклонна» к инвалидам по слуху и чем ее можно улучшить.

«Мурманское отделение ВОГ – это единственное место культурного назначения для реабилитации инвалидов по слуху»

– Виктор Иванович, расскажите о мурманском отделении ВОГ и как вы стали его председателем.

– Ячейка мурманского отделения Всероссийского общества глухих образовалась еще до Великой Отечественной войны, когда Мурманская область входила в Ленинградскую. После войны общество начало развиваться. Тогда была построена школа для глухих людей.

В течение почти 12 лет обществом руководила моя жена. Когда она сменила место жительства и сложила свои полномочия, глухие избрали меня. Сейчас я уже на втором сроке, который закончится в 2020 году. А до этого я занимался дизайном. Я учился в Павловске в спецучреждении для людей с недостатком слуха. Долгое время работал в рекламном агентстве.

– Какая основная цель вашего общества?

– Сейчас целью мурманского отделения ВОГ является защита прав и интересов глухих людей в Мурманской области. В наше общество входят 420 человек. Половина их них находится в Мурманске. Также у нас есть отделения в Никеле, Кандалакше и Апатитах.

У нас есть собственная площадь, которая принадлежит обществу глухих. Тут мы проводим мероприятия и просто отдыхаем. Для инвалидов по слуху это единственное место культурного назначения для реабилитации.

Всего в мурманском отделении ВОГ семь сотрудников. Штат у нас настолько компактный, что каждый выполняет функции нескольких должностей. Я, как руководитель, отвечаю не только за общество, но работаю и в хозяйственной, культурной, экономической частях, в реабилитациях, участвую в проектах гранта.

– Как люди с проблемами слуха узнают о существовании вашей организации?

– Чаще всего люди узнают о нашем обществе из средств массовой информации. Также мы поддерживаем связь со школой-интернатом на улице Баумана, где учатся молодые люди с нарушением слуха. Раньше в школе в основном занимались глухие дети, их было 100-120 человек. Сейчас уже их стало меньше. Теперь там учатся также и слепые, и с задержками развития.

В Мурманской области множество людей с нарушением слуха, которые не являются членами нашей организации. По данным сурдологии больницы имени Баяндина, в регионе их насчитывается 40 тысяч человек. Это могут быть пенсионеры, которые поздно потеряли слух. Это даже могут быть люди, которые адаптируются к жизни сами.

Здесь, в отделении, люди чувствуют себя как дома, громко говорят. Стоит выйти на улицу – вы о них узнаете в том случае, если только машут руками. Если раньше таких считали людьми «другого сорта», то сейчас о нас больше знают, больше общаются и более толерантны к нам.

– Чаще ли люди стали приходить в мурманское отделение глухих?

– Количество членов мурманского отделения ВОГ уменьшается каждый год. Кто-то в больницу попадает, кто-то умирает. К нам в основном обращаются же люди среднего и старшего возраста. Молодые лучше приспосабливаются к жизни. Сейчас в интернете есть все необходимые услуги – можно что-нибудь купить, оформить паспорт или заказать билеты. Пожилым людям этим сложно овладеть.

Посмотрим, как будет дальше развиваться наше общество глухих. Главное, что оно существует и нам есть чем гордиться. Так, например, у нас есть библиотека объемом 3,5 тысячи книг. В других отделениях страны подобные библиотеки были закрыты. Читающих конечно стало меньше, но главное, чтобы история культурной жизни была рядом, чтобы люди были приобщены к этому.

– Как происходит обучение детей жестовому языку?

– А никак. Дети учатся жестовому языку на бытовом уровне, например, у своих друзей и родных. А такого предмета в школе нет, чтобы люди изучали жестовый язык как письменный русский. Есть же предметы «родная речь», «литература», «русский язык». Было бы замечательно, если бы ввели и изучение жестового языка. Министерство пока не одобрило эту идею. Сейчас школьники не могут быстро освоить программу.

Для человека с обычным слухом первый язык – это русский. А для глухих первым языком является жестовый русский язык. Когда он идет в школу он получает второй язык – русский письменный язык. Для нас письменный язык все равно, что для вас английский или французский.

– Обычные люди стали общаться с инвалидами, как и должны – на равных. Означает ли это, что и высшие чины стали учитывать потребности инвалидов по слуху, например, при формировании городской среды?

– Если здоровый человек видит инвалида, например, без ноги или незрячего, то у него проявляется жалость, он пытается ему помочь. Но с первого взгляда не поймешь, глухой человек или нет. Он же может сам ходить и бегать. Мне кажется, это также влияет на то, какое решение принимают «наверху». Для инвалидов строят пандусы, для незрячих – тактильные плитки и таблички Брайля, а вот глухим меньше внимания уделяют.

Необходимо внедрять технические средства в городскую среду. Например, индукционную петлю для слабослышащих. У каждого слабослышащего есть звуковой аппарат. При помощи индукционной петли на него передаются звуковые сигналы без шумовых помех.

Я как-то пришел на концерт в мурманскую областную филармонию. Там висела табличка со словами, что работает индукционная петля. Подключился, но что говорила диктор, я не услышал. Поинтересовался в чем проблема, а мне сказали, что не знают как этим пользоваться. Это говорит об отношении к инвалидам. И это ни где-то там, а прямо под боком у Комитета по культуре.

– Помимо этого, какие еще проблемы встречаются в вашей работе?

– До сих пор у глухих остаются проблемы в трудоустройстве, в общении в поликлиниках, например. Конечно, у нас есть переводчики, они оказывают услуги. Когда нет возможности воспользоваться услугами переводчика, люди пользуются Skype. Например, в поликлинике они звонят нашему оператору-сурдопереводчику, который озвучивает слова глухого врачу, а затем передает слова врача при помощи жестов глухому. Эта служба появилась в конце 2014 года и за все время ей воспользовались примерно 2,5 тысячи раз.

У нас были проблемы с кадрами – не хватает переводчиков. Также проблемы с оплатой – нет возможности, чтобы оператор работал круглосуточно. Сейчас он доступен с 9 до 16 часов. В следующем году в Правительстве Мурманской области пересмотрят ценовую политику, чтобы привлечь больше заинтересованных переводчиков. Эта профессия очень редкая, но востребованная. Пока еще Правительство пытается решить проблемы, но по большей части – по доступной среде. А вот иметь переводчика в штате может позволить себе не каждая организация. Они же оказывают услуги, соответственно должны создать условия, чтобы глухой мог получить услуги наравне со слышащим в любом учреждении.

– А на какие средства живет мурманское отделение ВОГ?

– Правительство Мурманской области выделяет средства на реабилитацию инвалидов. Раньше были периоды, когда у них не было возможности помочь нам, приходилось самим выкручиваться. А вот с прошлого года стабильно выделяют 250 тысяч рублей в год на уставную деятельность. Плоды есть, качество жизни понемногу улучшается. Например, программа внутренней среды отражается на качестве жизни. Мое дело – контролировать, где-то что-то указать, помочь Министерству социального развития. Мы в какой-то мере реализуем их функцию.

Члены нашего общества участвуют в различных культурных и спортивных мероприятиях, которые организует администрация Мурманска и области. Например, в апреле проходил чемпионат России по карате среди глухих. Со всей страны к нам приезжали.

– Развитие каких технологических средств могло бы упростить жизнь обычного глухого северянина?

– В будущем, я надеюсь, будет усовершенствован преобразователь голоса в электронный текст. Сейчас такие программы работают не точно на 100%. В новостных программах за рубежом есть люди, которые быстро пишут в режиме онлайн. У нас только в прошлом году первые «слушатели» поступили в Москве на специальности, где обучаются на необычных машинках для перевода голоса онлайн в текст. Также было бы здорово, если бы приложения переводили жесты в слова или наоборот, человек говорит, а программа с помощью жестов будет показывать. Вариантов много.