16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
3:22 Понедельник 2 августа 2021

«Наш коллектив обречён на успех, где бы он ни был»

7:23 – 21 февраля

Сегодня ансамбль песни и пляски Краснознамённого Северного флота переживает не самые лучшие времена, но невзирая на пертурбации, его артисты остаются верны зрителю. Его художественный руководитель Заслуженный артист РФ Дмитрий Акманов, волею реформы снял погоны капитана второго ранга, но по-прежнему определяет курс развития и надежд ансамбля

За 70-летнюю историю существования этому ансамблю рукоплескали в залах Мурманской области, в городах постсоветского пространства, в «горячих точках», звучали овации и за границей. Сегодня ансамбль песни и пляски Краснознамённого Северного флота переживает не самые лучшие времена, но невзирая на пертурбации, его артисты остаются верны зрителю. Его художественный руководитель Заслуженный артист РФ Дмитрий Акманов, волею реформы снял погоны капитана второго ранга, но по-прежнему определяет курс развития и надежд ансамбля.

О зарубежных гастролях мы уже не мечтаем

- Дмитрий Александрович, насколько болезненно прошла реформа армии для ансамбля?

- Последние годы были очень тяжелые и печальные, потому что ни для кого не секрет, что нас очень сильно сократили. Когда я пришёл в ансамбль в 2003 году, было 72 человека, осталось 44. Под раздачу первыми попали бухгалтер, комендант, обувщик, портной, администратор, а затем добрались и до артистов. По сути, есть 43 артистические должности я, директор ансамбля, и ни одной единицы технического персонала.

Несмотря ни на что, ансамбль сохранил свои традиции. В первую очередь, благодаря усилиям командования флотом, которое искренне заинтересовано в нашем ансамбле. И я всегда говорю, что у самого мощного флота страны должен быть не менее мощный коллектив. Первоочередная наша задача — это флот, военнослужащие, члены их семей; это люди, для которых мы работаем, поднимаем их дух.

О зарубежных гастролях мы уже не мечтаем, хотя сейчас министр обороны дал «зелёный свет» всем ансамблям Вооружённых сил, сказал, что мы должны ездить за рубеж, представлять там ВС РФ. Наша отдалённость от большой земли нас и губит: есть желающие с нами работать, импресарио, есть много предложений. Но расстояние от центра, а от центра до Европы — люди включают калькулятор... и в результате мы остаемся здесь, варимся в собственном соку.

Невзирая на всё, главное — сохранить то, что было наработано за 73 года.

- Кстати, до 75-летия ансамбля осталось не так уж и много. Подготовка к юбилею уже идёт, ведь процесс кропотливый?

- Честно? Не знаю ещё, не знаю. Будучи руководителем ансамбля, я провёл два юбилея. Были бессонные ночи, вакуум в голове, а потом ворох мыслей. Придумать концертную программу сложно. На 65-летие в одну из бессонных ночей появилась идея сделать программу-экскурс в прошлое. И мы решили, что концертная программа должна длиться 65 минут. Мы начали с 1940-го года, когда в Полярном был создан наш ансамбль. В попурри попало военное время, флот, Север, народный блок, иностранный... - всего порядка 50 песен! На 70-летие ансамбля был такой же ступор. И пришла идея сделать программу, посвящённую жизни и в СССР, и в России. Звучала ностальгия о Советском Союзе, правда о границах, а закончили общей пляской «Дружба народов». Главной идеей было единство.

Идея появится, конечно. Может быть, завтра? Может быть, через месяц. Может быть, мы, как именинники, усядемся в зале, а на сцену выйдут наши друзья, коллеги.

- Молодняк в ансамбль приходит, как раньше, со срочной службы? Новая кровь ансамблю нужна? Как они вживаются в репертуар, уклад ансамбля?

- Эта традиция сломалась, хотя раньше была определённая преемственность. Когда срочная служба была два года, за этот срок человек успевал войти в нашу программу, изучить репертуар. Сейчас в ансамбле военных должностей нет и ребятам, которые приходят к нам со словами «Я хочу у вас служить», мы вынуждены говорить, что нет, дорогой, не получится. К нам приехали сейчас ребята из Воронежа, Астрахани, мы взяли их просто на работу.

Мне многие советуют омолодить коллектив. Но, к сожалению, нынешняя молодёжь — это другое поколение, воспитанное на другой музыке, у них другие ценности. Можно научить, перевоспитать, сломать, в конце концов, но их видение не изменить. Да, почётные старики уйдут, но мы должны молодым что-то оставить, передать традиции. Наш жанр не должен размываться.

- Если ваши новые артисты имеют хотя бы мало-мальское представление о репертуаре, то как реагируют зрители на ставшие классикой песни о флоте, танцы?

- Мое личное мнение, что все срочники дома успеют наслушаться r'n'b, хип-хоп, поп — для этого есть телевидение, радио. Но если он пойдёт служить и хоть раз попадёт на наш концерт, услышит наши песни... Иногда меня спрашивают, а почему вы старьё поёте? «Прощайте, скалистые горы», «Усталая подлодка» - да мы должны петь это! Ансамбль Александрова как пел «Священную войну», так и поёт, хотя война скоро 70 лет как закончилась. На гражданке срочник такие песни не услышит. Вот воспитание, которым мы занимаемся.

Раньше такие песни писали, что их тексты можно было читать как стихи! А сейчас? Попробуйте продекламировать:

«О боже, какой мужчина

Я хочу от тебя сына...»

Ну, вот как это назвать?!

Смотрю на срочников, которых приводят на наши концерты. Они сидят, все такие развязные: «А кто это к нам пришё-ё-ё-ёл?». Но уже ко второму, третьему номеру их рот открывается: люди-то поют вживую, фонограммы нет. Потом подходят и благодарят за наши выступления! Уж если во время Великой Отечественной войны ансамбль Северного флота дал три тысячи концертов, то сейчас не выступать нельзя.

Приказ дан — сцене служить

- Ваш ансамбль бывает в самых удалённых уголках Мурманской области. Чем зритель там отличается от зрителя на большой земле?

- В былые времена из десяти рабочих месяцев только два ансамбль находился в Североморске, остальное время — на гастролях. Были на Новой Земле, на полуострове Рыбачий, Умбе, Африканде, Гремихе — наш коллектив выступал там, где не бывали другие артисты.

Особые воспоминания — о Новой Земле. Был 2009 год, июнь. Тогда начальником штаба был Симоненко, он позвонил спросить, полетим ли мы на Новую Землю. Да с удовольствием! В самолёт, правда, не поместился оркестр. 6 июня вылет: здесь робкое лето, там — сугробы выше человеческого роста и узкие тропинки. И понимаешь, вот он, конец географии. Там словно мир заканчивается, небо низкое. Ах, и инструктаж был, чтобы к белым медведям не лезли. А люди там самые обычные, радушные. Но, видимо, они настолько надоели друг другу, что были очень рады новым лицам.

И чем военный коллектив отличается от гражданского? Вот скажи другому, что нужно лететь на край земли. А какие там условия? А зачем? Наши тоже могут покапризничать, что приходится лететь, согнувшись, на Ан-26, ездить в плацкарте. Но ведь летаем и ездим!

- Вот ансамбль МВД славится музыкальными экспериментами. Они идут в пляс на сцене, исполняют популярные песни, например композицию «Get lucky» группы «Daft Punk». В ансамбле Северного флота такие эксперименты бывают?

- Ансамбль МВД называют прославленным. Вот чем он прославленный, если был создан в 1973 году? Я его называю ансамблем имени Кобзона. Для военных все эти заячьи ушки и танцующий хор недопустимы.

Мы экспериментируем, но в рамках разумного. Мы исполняем «Памяти Карузо», «Bésame mucho», «Tu vuò fà l'americano» - песни, прошедшие через десятилетия.

- Не могу не спросить о группе «Король и Шут». В июле 2013 года не стало их солиста Михаила Горшенёва. Затем группа объявила, что будет переименована в «Северный флот», как одноимённая песня из альбома «Бунт на корабле».

- Такого я не слышал... Вообще это стоит опротестовать, наверное. Вспомните группу «Уматурман». Им пришлось видоизменить написание на «Uma2rmaн», потому что агенты актрисы предъявили претензии. Ансамбль Александрова в заграничных турах на афишах обозначается «The Red Army Choir». Под таким же названием, без злого умысла, ансамбль Балтийского флота отправился в зарубежный тур. В результате ансамбли судились, была неприятная история. Поэтому я думаю, что переименование в «Северный флот» должно быть согласовано. С таким же успехом группу назвать «Владимир Путин». Демократия — это хорошо, но нас постоянно куда-то уводит, все границы переходим. Может быть, они сами догадаются, что перегнули палку?

Рабочая кухня

- Что, кроме репетиций, остается для зрителей вне поля зрения?

- У любого ансамбля есть «зелёные» концерты. Когда идут большие гастроли, то крайний концерт - «зелёный». Артистам разрешается где-то схохмить, сделать что-то иначе. Главное — это должны заметить другие артисты, но не зритель.

В Бельгии на завершающем тур концерте девушки-скрипачки вышли на сцену с хвостиками и бантами. Играют как обычно, всего лишь прически сменили. В другой раз наша визитная карточка — народный артист РФ Анатолий Иванов поет «Les feuilles mortes», ему аккомпанирует малый состав оркестра. Стою в кулисах, думаю, как бы мне «подзеленить» концерт. А тут же за сценой стоит наша клавишница. В проигрыше хватаю её под руки — и на сцену, кружим в вальсе. Зал был уверен, что так и надо!

Иногда случаются своеобразные ЧП. В Архангельске в 2009 году прямо во время концерта вдруг вырубило электричество. Выступал бы кто другой, в зале бы повисла тишина. А мы продолжили, играли в полной темноте, пока свет не починили.

- Интерес к армии возрос, это очень заметно. Как внутри ведомства относятся к тому, что имидж Вооруженных сил меняется?

- Возможно, когда я снял погоны (Акманов — капитан 2 ранга в запасе), уже не так стал задумываться об этом. Но мне кажется, что вышло наоборот, когда военнослужащих так сильно оторвали по зарплате от гражданских. Я застал этот период, было приятно, что Родина так оценила мой труд. Но было неловко, ведь мы в ансамбле делаем общее дело, а я получаю чуть ли не в три раза больше, чем мой коллега-гражданский, хотя работаем на равных. Нужно ведь поднимать зарплаты и гражданским! И я езжу в транспорте и слышу разговоры, что военные зажрались. Да потому, что перегиб налицо.

Движение пошло с приходом нового министра. В новостях то и дело — корабль сдают, авиация возобновила полёты. Ждём только, чтобы такое движение произошло и в культуре, ждём конкретных действий. А об Управлении культуры Минобороны слышим настолько редко, что успеваем забыть о его существовании.

Как бы нескромно это ни звучало, наш коллектив обречён на успех, где бы он ни был. Даже после всех сокращений мы остались на плаву и готовы потягаться с другими военными ансамблями.

Беседовала Анжела Коляда.

Лента новостей