Вячеслав Зиланов о рыбном хозяйстве: рыба гниёт с головы

За законодательство отвечает Николай Федоров, за исполнительную власть и рыболовство – Андрей Крайний, а за переработку – никто не отвечает? Сбытом руководит и вовсе какая-то частная компания, в результате идет накрутка между оптом и розницей более 100%

Вячеслав Зиланов о рыбном хозяйстве: рыба гниёт с головы

Вячеслав Зиланов, Председатель КС «Севрыба», член Совета по развитию рыбохозяйственного комплекса России, поделился с РИА Фишньюс своей точкой зрения на процессы в рыбной отрасли:

«Если посмотреть на цифры, которыми характеризуются объемы вылова, производства продукции из водных биоресурсов, прибыль рыбохозяйственных предприятий, налоговые поступления от рыбаков за 2012 год и три квартала 2013 года, то можно сделать вывод, что в отрасли дела идут неплохо. Однако в рыбном хозяйстве нет и того роста, который наблюдался два-три года назад. Текущее состояние отрасли я бы охарактеризовал как очень тонкое натянутое равновесие, которое может в любой момент рухнуть. Почему именно так? Потому что кризис не в отрасли, а в управлении отраслью на государственном уровне.

Объясню точку зрения более конкретно: до сегодняшнего дня так и не определено, чем занимаются наши федеральные органы, руководящие и контролирующие отрасль, – Минсельхоз, Росрыболовства, пограничники, Россельхознадзор и прочие, плюс еще четыре официальных комиссии, которые также, говоря простым языком, хотят «рулить» отраслью. Так вот все эти органы до сегодняшнего дня не знают, чем они занимаются – рыболовством или рыбным хозяйством. Понимания нет и на федеральном уровне. Например, в ряде вышедших из-под пера Правительства документов, говорится о концепции развития рыбного хозяйства России. Одно из последних решений госсовета говорит о рыбохозяйственном комплексе. А в ряде других документов, выпущенных Минсельхозом, говорится о развитии рыболовства. Что же это разные понятия? На первый взгляд это может показаться какими-то филологическими или философскими изысками, но каждый раз изобретая новые определения, мы создаем путаницу, тем самым позволяя вертеть этими понятиями как угодно, давать двойное толкование, а также не отвечать за свои решения и свои действия.

Остановимся подробнее на этом. Мне доводилось бывать на заседаниях Правительства, когда наш руководитель, глава Росрыболовства Андрей Крайний выступал с отчетами по рыбному хозяйству. И когда его спрашивали, почему в России вдруг подорожала рыба, он вполне резонно отвечал: «А Росрыболовство не занимается продажей рыбы!» – и демонстрировал положение, где указывалось, что за этим ведомством только рыболовство. Но с другой стороны в Федеральном законе «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» (после введения поправок) четко сказано, что такое рыбное хозяйство в статье 1: «рыбное хозяйство – виды деятельности по рыболовству и сохранению водных биоресурсов, рыбоводству, производству и реализации рыбной и иной продукции из водных биоресурсов».

Казалось бы, и все федеральные органы должны руководствоваться этим определением. Но нет, везде гуляет «рыбоводство», «рыболовство», «рыбохозяйственный комплекс» и т.д. Новая законодательная база готовится тоже под «рыбохозяйственный комплекс». Хотя рыбохозяйственный комплекс не такой уж и близкий синоним рыбного хозяйства.

Эта неразбериха в терминах, используемых руководством в законодательстве и повседневной деятельности, лишь симптом кризиса в управлении отраслью. Сейчас рыбаками управляет множество структур: Минсельхоз – законодательством в отрасли; Росрыболовство – в качестве исполнительного органа по морскому рыболовству, обеспечению научных обоснований общих допустимых уловов, по наделению пользователей квотами, рыбоводством и т.д.; Россельхознадзор набрал на себя функций следить за качеством продукции чуть ли не над водой и под водой; пограничники взяли на себя контроль за соблюдением указаний Правительства в рыбном хозяйстве... Весь этот сонм людей, нависших над отраслью, характеризует одна известная поговорка – «у семи нянек дитя без глазу».

Как можно избежать этого? Дмитрий Медведев, когда он стал президентом, одним из первых указов переподчинил Росрыболовство Минсельхозу, превратив его в агентство. Думаю, это произошло не без помощи Владимира Путина, который был тогда премьером. Однако затем Дмитрий Медведев внес важную поправку и переподчинил Росрыболовство напрямую Правительству РФ. И именно этот период с 2008 по 2012 годы в рыбном хозяйстве успешно доказал правильность существования такой схемы управления. На практике мы видели постепенный рост показателей отрасли. Кроме того эта схема соответствует существующим системам управления в мировых рыбных державах. И конечно она соответствует уровню развития нашего рыбного хозяйства. Главной ее особенностью является тот факт, что 90% сырья, добываемого российскими рыбаками, находится в федеральной собственности, в то время как производственные ресурсы – в частных руках. Владельцы флота руководствуются не только национальным законодательством в сфере рыболовства, но и международными нормами, взаимодействие с которыми должно контролировать государство.

В 2012 году после очередного переподчинения Росрыболовства Минсельхозу, произошло разрушение этой вертикальной схемы. В феврале на III Всероссийском съезде рыбаков, на котором присутствовал первый заместитель председателя Правительства Виктор Зубков, было высказано четкое предложение – создание министерства рыбного хозяйства со всеми вытекающими полномочиями и подчинением Правительству. И Виктор Зубков одобрил это предложение. Эта структура может называться как угодно, но ее подчинение должна быть только напрямую Правительству.

Законодательные инициативы, контрольные функции, нормативные акты – это прерогатива федеральных органов власти. Если политика государства или президента ведется в соответствии с позицией, что рыбное хозяйство не должно вносить существенную лепту в копилку продовольственной безопасности, то скажите, пожалуйста, нам рыбакам, что промышленное морское рыболовство не нужно стране. Что России достаточно только мелкого прудового хозяйства.

Однако нам никто этого не говорит, а водные биоресурсы наоборот включают в объекты продовольственной безопасности. Но в это время мы находимся меж двух огней – Росрыболовством и Минсельхозом. Пусть между ними недолгая дорога – от Рождественского бульвара до Орликова переулка я и сам добираюсь ровно за 25 минут. Однако для бумаг чиновников этот путь занимает долгие месяцы.

Хочется упомянуть и положительные моменты в отрасли: на сегодняшний день уже утверждены распределения квот для Северного и Дальневосточного бассейнов на 2014 год, чего не было в прошедших годах. Это, безусловно, плюс, но это лишь благодаря тому, что сохраняется исторический принцип распределения квот. Установили квоту для Баренцева моря по треске в 400 тыс. тонн, заложили в «машину», и она отсчитала, сколько получит каждый пользователь на основании бывших у него долей. Сейчас Федеральная антимонопольная служба захотела это разрушить. А что такое ФАС – это федеральный орган, который тоже не будет действовать по необдуманным инициативам без указки сверху. И весь этот фарс происходил при молчаливой поддержке Минсельхоза. К счастью, на втором заседании рабочей группы с помощью рыбаков удалось отстоять и убедить федеральные органы, что исторический принцип должен сохраняться.

В целом, можно сказать, что если оставить все как есть, со всеми этими разбросанными между Росрыболовством и Минсельхозом функциями, то кризис в управлении отраслью неизбежно приведет к кризису самой отрасли. Если президент считает, что Росрыболовство должно оставаться под Минсельхозом, то пускай этот единый орган называется тогда Министерством сельского и рыбного хозяйства. Создайте структуру, которую возглавит человек, ответственный и перед рыбаками, и перед властью за состояние рыбного хозяйства. Поскольку современное распределение обязанностей просто комичное. За законодательство отвечает Николай Федоров, за исполнительную власть и рыболовство – Андрей Крайний, а за переработку – никто не отвечает? Сбытом руководит и вовсе какая-то частная компания, в результате идет накрутка между оптом и розницей более 100%! В этом случае ФАС куда смотрит? Министерство должно отвечать за все действия с рыбой, от вылова и переработки до оптовой торговли. С розницей пускай разбираются бизнес, торговые сети и антимонопольное ведомство.

Моя точка зрения как специалиста с 60-летним стажем простая – без рыбы нам не обойтись. Мы как давали 15-20% обеспечения продовольственной безопасности животными белками, так и будем давать. Государство должно очень серьёзно относиться к этой отрасли, как это делала предыдущая власть, и как этим занимаются в других рыбных державах».