Как строилась министерская дача Эльвиры Макаровой

Руководитель Мурманского лесничества Константин Седелкин заявил, что обвиняемая и другие члены ДНП «Родничок» просили его помочь в составлении нового проекта освоения лесов

Как строилась министерская дача Эльвиры Макаровой

Если строить жилые дома в лесном фонде нельзя, но ты чиновник и очень хочется, то сделать так, чтобы строить было можно — вопрос времени и смекалки. В Мурманске продолжается судебное заседание по уголовному делу в отношении бывшего министра природных ресурсов и экологии Мурманской области Эльвиры Макаровой. Её обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями. В частности, она построила на землях лесного фонда индивидуальный дом, в котором проживала совместно с сожителем, а в последующем легализовала свою постройку. 29 мая 2017 года чиновницу уволили с занимаемой должности в связи с утратой доверия.

Одним из свидетелей по делу сегодня выступил директор «Североморской теплосети» Александр Кобытев. Членом ДНП «Родничок», учреждённого Эльвирой Макаровой в 2007 году, он стал в 2013 году, а через два года стал его председателем. По его словам, договор аренды земельного участка на территории Мурманского лесничества, который был заключён в 2009 году, рассчитан на 49 лет. Земля была выделена дачному некоммерческому партнёрству для осуществления рекреационной деятельности, однако, что такое рекреационная деятельность Кобытев пояснить не смог по причине незнания. Не смог он назвать и основные цели функционирования «Родничка», поскольку «давно вышел из него», а именно в 2017 году.

29 2

В 2013 году, по воспоминаниям бывшего председателя ДНП, на участке Эльвиры Макаровой уже находились какие-то постройки, а именно беседка. Кроме того, возводился точечный фундамент, который к 2015 году приобрёл понятные очертания, по словам Кобытева, «наподобие домика». Соотносились ли такие постройки с рекреационной деятельностью, пояснить он также не смог.

Макарова была не единственной, кто позволил себе возвести жилой дом там, где этого делать нельзя. Известно, что сотрудник областного Минприроды Игорь Конюхов также был среди счастливых обладателей избушки в лесу. Поняв, что их постройки могут признать незаконными, требовалось разработать новый проект освоения лесов. Александр Кобытев лично подписывал сопроводительное письмо к этому проекту и направлял его в министерство природных ресурсов и экологии. Однако, кто именно выступил с инициативой разработки нового проекта, вспомнить он так и не смог. Помогла ему в этом сторона обвинения, ходатайствовавшая об оглашении показаний Кобытева, данных ещё на этапе предварительного следствия в связи с противоречиями.

«Я, Конюхов, Макарова и Сиделкин пришли к выводу о необходимости изменения проекта», - следует из протокола допроса Александра Кобытева от 5 июля 2017 года.

В октябре прошлого года Кобытев сообщил, что уже в сентябре 2014 года указанные лица обсуждали и решили, что постройки необходимо внести в план. Почему за год Кобытев забыл собственные показания, пояснить он не смог: волнение ли перед судьёй или каменное выражение лица Эльвиры Макаровой, сидящей по правую от него руку — останется неизвестным. Он лишь добавил, что в целом отвечал в суде на вопросы «близко к тексту» данных ранее показаний.

Если Александр Кобытев одолеть провалы в памяти без посторонней помощи не смог, то руководитель Мурманского лесничества Константин Сиделкин напротив отличился бодростью речи и способностью отвечать на вопрос, озвученный всего наполовину. Сиделкин рассказал, что первый проект освоения лесов в 2009 году готовил для ДНП «Родничок» он сам — услуга была заказана у принадлежащей ему компании. По второму проекту он оказывал консультационные услуги, соответствующие переговоры велись с Александром Кобытевым и Игорем Конюховым, у которых самостоятельно проект сделать не получалось.

«В проекте у них были написаны беседки зимнего типа, а по факту были построены дома, ну, домики, как их называть», - сказал в ходе судебного заседания Константин Сиделкин.

При этом, по словам руководителя Мурманского лесничества, за помощью к нему обращалась лично Эльвира Макарова и остальные упомянутые выше лица всякий раз, когда Сиделкин оказывался в коридорах Минприроды.

«Все время, когда встречали меня в министерстве, начинали говорить, что надо где-то помочь», - признаётся он.

За советом, как быть в ситуации, когда чиновники просят узаконить незаконные постройки, Сиделкин обратился к главному специалисту отдела лесного планирования министерства Эльвире Валуевой, которая, по словам свидетеля, сказала ему сделать так, как требует начальство. Как теперь известно, постройки всё же были согласованы.

Напомним, по словам стороны обвинения, ущерб от действий Эльвиры Макаровой оценивается в 2,3 млн рублей, а лес и почва, повреждённые или уничтоженные в ходе строительства дома, будут восстанавливаться до 100 лет. Свою вину бывшая чиновница не признаёт.

Фото: bloger51.com