Мурманчанин рассказал, как спасся из горящего SSJ 100

В результате авиакатастрофы выжить удалось четырем членам экипажа и 33 пассажирам

Мурманчанин рассказал, как спасся из горящего SSJ 100

Житель Мурманска Евгений Климов рассказал «360» о том, что происходило на борту самолета Sukhoi Superjet 100 во время авиакатастрофы. Пассажир отмечает, что хотя во время полета он дремал, но вспышку молнии он увидел даже с закрытыми глазами. После этого экипаж сказал, что самолет разворачивается и летит обратно.

«Когда только самолет ударился второй раз, там такое пламя. Это ж керосин авиационный, он высокотемпературный. Я не видел, но слышал, мужики там говорят, что лопнул иллюминатор, естественно огонь попал прямо в салон», – рассказывает Евгений Климов.

Пассажир рассказывает, что сначала особой паники не было, но все изменилось, когда самолет загорелся, женщины начали кричать, а мужчины призывали выходить быстрее. Когда были открыты двери, то в самолет потянуло весь газ и люди, сидевшие в хвосте самолета, не успели даже шелохнуться.

«Всех, кто шел, я пропускал, выталкивал. Потом вижу: дым идет прямо поверху, черный дым. Чувствую, что у меня уже перехватывает дыхание. Я пригнулся ниже к полу. Стал мелкими вдохами вдыхать воздух, задержал дыхание. Вижу, что уже никто не идет. А впереди тьма черная. Я иду туда в сторону пилотов. Я думал, что как заходили, туда и выходить надо. Но меня стюардессы тут же толкнули, я вылетел на свежий воздух по желобу. А за мной уже стюардессы соскочили», – пояснил мурманчанин.

Выживший также отметил, что никакой давки не заметил и с чемоданами вышли только несколько людей, при этом преград не создавая.

«Я стоял, повернулся назад, там видимости ноль. Не исключено, что люди в панике не знали, куда бежать. Там газ такой… Я чуть-чуть глотнул и понял, что самочувствие такое, как будто спазм всех дыхательных произошел», – сказал Евгений Климов.

Мурманчанин настоял на том, чтобы его отправили домой в тот же день и он улетел рейсом на 23:20.

Ранее своими эмоциями поделились капитан «Норманнов» Михаил Савченко и глава Североморска Владимир Евменьков. Они отмечали работу бортпроводниц, которые открывали двери аварийных выходов и выталкивали людей на воздух. Напомним, бортпроводниц Ксению Фогель, Татьяну Касаткину и погибшего бортпроводника Максима Моисеева могут наградить государственными наградами.

В авиакатастрофе в Шереметьево погиб 41 человек, 26 из них были жителями Мурманской области. В регионе продолжается траур.

Фото: Федор Малинин / ТАСС