110 лет со дня рождения полярного капитана Николая Хромцова. Один день в истории

Николай Иванович Хромцов скоропостижно скончался в расцвете физических и творческих сил на своем боевом посту – на борту ледокола «Ленин» 23 сентября 1943 года. Смерть не столь редкая для полярных капитанов. Он похоронен на Вологодском кладбище Архангельска

17 2Николай Иванович Хромцов родился 22 марта 1902 года на маяке Инцы (берег Белого моря) в семье смотрителя маяка. Был восьмым ребенком в семье.

До девяти лет Николай жил с родителями на маяке. В семь лет уже самостоятельно ходил на охоту. Сначала учился в деревне Зимняя Золотица в церковноприходской школе, а в 1911 году отец отвез его в Архангельск. Там он поступил в приходскую школу. Когда погиб отец, Николаю Хромцову исполнилось одиннадцать лет. По окончании приходской школы, он был принят в Архангельское начальное училище, но, проучившись два года, вынужден был его оставить, так как мать не имела средств содержать сына.

С детских лет Николай познакомился с морем по-настоящему: каждое лето ходил зуйком на парусных судах, принадлежавших судовладельцу Федору Ладкину. Скупой и жадный Ладкин денег ребятам не платил. А работать приходилось много - от зари до зари. Николай рос ловким, сильным и смышленым пареньком. Он быстро освоил морскую науку: выучился и на руле стоять, и с парусами управляться. С четырнадцати лет он стал ходить на парусниках, принадлежавших тому же Ладкину уже матросом. На этих небольших парусниках матрос Николай Хромцов ходил из Архангельска к Мурманскому берегу и в Норвегию (до Вардё).

Поднакопив денег, Николай поступил в Патракеевскую мореходную школу, но учиться в ней ему пришлось только год. Подрастали младшие члены большой семьи Хромцовых, мать нуждалась в помощи, и молодой помор снова устроился на работу матросом. Потом его перевели на должность третьего помощника капитана парохода «Антоний» - небольшого трехсоттонного грузопассажирского судна, принадлежавшего богатым судовладельцам Антуфьевым.

На нем Николай ходил из Архангельска на Мурман, к Канинскому полуострову, на Печору и даже к проливу Югорский Шар на Новой Земле. В ноябре 1921 года Хромцов поступил матросом на принадлежавший Северному пароходному обществу (впоследствии Совторгфлоту) ледокольный пароход «Александр Сибиряков», который зимой работал на зверобойном промысле в Белом море, а летом совершал рейсы из Архангельска в Мурманск и обратно.

В 1922 году Николай Хромцов в качестве матроса 2-го класса уходит в дальнее плавание на ледокольном пароходе «Владимир Русанов», который после окончания гражданской войны совершает свой первый заграничный рейс - идет с грузом леса в английские порты Лондон и Ярмут, откуда уходит на ремонт в Германию (Гамбург).

В 1923 году матрос Хромцов участвовал в одной из товарообменных Карских экспедиций, осуществленной на «Русанове» под начальством Б. Вилькицкого. Был призван на военную службу, которую проходил на Балтийском флоте. За пять лет службы (с 1924 по 1929 год) молодой краснофлотец окончил по первому разряду Школу подводного плавания в Ленинграде - по классу рулевых на подводных лодках - и был оставлен при школе инструктором.

17 3За время службы в подплаве Николай окончил вечернее судоводительское отделение Ленинградского морского техникума и получил диплом штурмана дальнего плавания. После демобилизации Николай Иванович вернулся в Архангельск и поступил на должность второго помощника капитана на пароход «Пеша» (бывший «Антоний»), на котором совершал рейсы к берегам Норвегии.

15 декабря того же года он перевелся на ледокольный пароход «Сибиряков». На нем ходил сначала третьим, а затем старшим помощником капитана. Летом 1930 года Хромцов на «Сибирякове» побывал в Русской Гавани на Новой Земле, куда ледокольный пароход доставил уголь.

В июле 1932 года Хромцов назначается старшим помощником капитана на «Русанов». В летнюю навигацию 1933 года Хромцов совершил рейс в море Лаптевых. 22 октября 1933 года «Русанов» вышел из Архангельска, а 23-го прибыл в Умбу. Высадив пассажиров, он на другой день с рассветом снялся с якоря и пошел в Кандалакшу.

После ремонта «Русанова», Хромцов вышел из Мурманска в Белое море на промысел гренландского тюленя. В Мурманске Хромцов получил благодарности и за старую работу - проводку судов. О нем писали в местной газете. А 7 апреля «Русанов» вышел во второй промысловый рейс, из которого вернулся в мае. После ремонта летом 1934 года «Русанов» под командованием Хромцова отправился в море Лаптевых. В бухту Нордвик нужно было завезти продовольствие и оборудование для Нордвикской экспедиции.

В ноябре - декабре 1934 года Н. И. Хромцов совершил чрезвычайно ответственный и трудный зимний рейс к далекому Шпицбергену, куда нужно было срочно доставить взрывчатку для советских угольных копей. Вернувшись из штормового рейса в Мурманск, «Русанов» приступил к выгрузке угля и устранению полученных во время шторма повреждений. На время студенческих каникул приехала в Мурманск жена капитана, так как самому ему вырваться в Ленинград не удалось. 19 февраля 1935 года Хромцов снова вышел на «Русанове» в очередной рейс - в Белое море, на промысел гренландского тюленя.

В навигацию 1935 года Хромцов ходил на «Русанове» в Восточно-Сибирское море к дельте Индигирки - доставить различные грузы для Якутии и высадить зимовочную партию под начальством Николая Николаевича Францевича, которая направлялась для изучения и освоения природных богатств этого района. В летнюю арктическую навигацию Н. И. Хромцов как капитан «Садко» принял участие в Третьей высокоширотной экспедиции Всесоюзного Арктического института Главсевморпути, начальником которой был опять назначен профессор Р. Л. Самойлович.

1 февраля 1939 года Хромцов был назначен капитаном на новый ледокольный пароход «Леваневский», строившийся в Ленинграде, но ходить на нем ему не пришлось. Весной он серьезно заболел: сказались тяжелые условия прошлогодней зимовки. Вернулся «Дежнев» со Шпицбергена в Мурманск уже в 1941 году, а через месяц, после небольшого ремонта, ушел на зверобойный промысел в Белое море.

В первый же день Великой Отечественной войны Хромцов принял командование ледоколом «Ленин», который в это время находился в ремонте и стоял в доке судоремонтного завода в Мурманске. Затем он переключился на проводку судов через льды Белого моря в порты Архангельск и Северодвинск. За период с 21 ноября по 31 декабря им были проведены пароходы: «Буг», «Кара», «Сакко», «Герцен», «Леонид Красин», «Иртыш».

Летняя арктическая навигация 1942 года проходила в условиях, отличных от условий навигации 1941 года. После безуспешных попыток захватить Мурманск и Полярное с суши немецко-фашистское командование основные боевые действия перенесло на северные моря - Баренцево и Карское. Вернувшись из Арктики в Архангельск 1 декабря 1942 года, Николай Иванович в тот же день приступил к проводке судов во льду по реке Северной Двине, а с середины января 1943 года он снова занялся проводкой караванов транспортов и военных судов через зимние льды Белого моря.

Был женат, супруга капитана после его кончины написала о нем книгу «Сквозь льды и штормы» (в соавторстве), изданную в Архангельске в 2004 году.

Николай Иванович Хромцов скоропостижно скончался в расцвете физических и творческих сил на своем боевом посту – на борту ледокола «Ленин» 23 сентября 1943 года. Смерть не столь редкая для полярных капитанов. Он похоронен на Вологодском кладбище Архангельска.

Имя полярного капитана Николая Хромцова было присвоено кораблю, приписанному Мурманскому морскому пароходству.