Привыкаем жить без мойвы. Что будет с «народной рыбой»

Из-за экономических страхов норвежцев и слабой позиции российской стороны, Россия рискует остаться без мойвы надолго

Привыкаем жить без мойвы. Что будет с «народной рыбой»

Не секрет, что смешанная российско-норвежская комиссия по рыболовству ввела запрет на вылов мойвы в 2016 году по причине недостаточных запасов этой рыбы. «Всю» мойву съела треска, которой, напротив, в Баренцевом море много. На минувшем заседании СРНК, которое прошло в Астрахани, обще допустимый улов трески утверждён на уровне 2015 года – 894 тысячи тонн. Хотя, по мнению учёных, ловить треску можно в объёмах 1,5 млн тонн или даже 2 млн тонн, однако норвежскую сторону такой расклад не устраивает. Как рассказал корреспонденту ИА «Би-порт» председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов, норвежцы считают, что увеличение ОДУ по треске обрушит рынок.

«А почему российская сторона соглашается с таким решением, я не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос. Наверное, они либо не понимают чего-то, либо силёнок не хватает. Мойвы нет из-за слабой позиции российской стороны», - рассказал Валентин Балашов.

По его словам, необходимо вылавливать вдвое больше трески, только тогда, через пару лет, мойва снова появится в Баренцевом море.

«А пока мы не вылавливаем треску, она ест всё. Там каннибализм уже идёт, треска ест молодую треску, ей не хватает кормовой базы», - добавил Балашов.

Проблема, как утверждает эксперт, в слабом управлении со стороны центрального отраслевого ведомства.

«Пока мы будем играть по чужим правилам, у нас не будет мойвы», - подчеркнул Валентин Балашов.

Фото: fishretail.ru