Лекарство от всех видов и стадий злокачественных опухолей может быть доступно через три-четыре года

Препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу

Лекарство от всех видов и стадий злокачественных опухолей может быть доступно через три-четыре года

В Государственном научно-исследовательском институте особо чистых препаратов Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России завершаются доклинические испытания лекарства, которое может совершить революцию в онкологии. Об этом пишут «Известия».

Препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу, рассказал заместитель директора института по научной работе, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Андрей Симбирцев. Это молекула, которая синтезируется клетками организма человека в ответ на различные стрессорные воздействия.

«Первоначально предполагалось, что белок может только защищать клетку от повреждения. Позже выяснилось, что помимо этого он обладает уникальным свойством — помогает клетке показывать свои опухолевые антигены иммунной системе и тем самым усиливает противоопухолевый иммунный ответ», — уточнил Симбирцев.

Он объяснил, что организм сам не справляется с раком из-за того, что количество этого белка в нем минимально. Также невозможно просто забрать эти молекулы из здоровых клеток, чтобы ввести в больные. Поэтому была разработана особая биотехнология по синтезированию белка в необходимом количестве.

«Мы выделили ген человеческой клетки, который отвечает за производство белка, и клонировали его. Затем создали штамм-продуцент и заставили бактериальную клетку синтезировать человеческий белок. Такие клетки хорошо размножаются, что позволило нам получить неограниченное количество белка», — рассказал профессор.

Изобретение состоит не только в создании технологии получения белка. Ученые также смогли изучить его структуру, расшифровать механизм противоопухолевого действия на молекулярном уровне. Успех в создании препарата был достигнут благодаря возможности ФМБА проводить медицинские исследования с помощью космических программ. Эксперимент прошел в 2015 году.

«Для рентгеноструктурного анализа действия белка необходимо сформировать из него сверхчистый кристалл, — пояснил Симбирцев. – Однако в условиях земного притяжения получить его невозможно — белковые кристаллы растут неравномерно. Родилась идея вырастить их в космосе. Мы упаковали сверхчистый белок в капиллярные трубочки и отправили их на МКС. За шесть месяцев полета в трубочках сформировались идеальные кристаллы. Они были спущены на землю и проанализированы в России и Японии».

Белок был протестирован на грызунах, у которых развивались меланомы и саркомы. Курсовое введение препарата в большинстве случаев приводило к излечению даже на поздних стадиях. В его основе — молекула, которая синтезируется всеми видами клеток. Профессор считает, что благодаря этой универсальности препарат также будет действовать и на другие виды опухолей.

Ученые уже изготавливают препарат на производственных участках НИИ. Он представляет собой раствор белка, который можно вводить пациентам. Грызунам его вводили внутривенно, но, возможно, во время испытаний будут найдены более эффективные подходы, например, адресная доставка белка в опухоль. Побочных эффектов, по словам Симбирцева, пока не обнаружено.

«Во время тестирования «Белок теплового шока» не проявил токсичности. Но окончательно мы сможем сделать вывод о полной безопасности препарата только после завершения доклинических исследований. На это потребуется еще год. На доклинический этап мы получили грант от Министерства образования и науки», — отметил ученый.

Клинические исследования, подчеркнул он, стоят около 100 млн. рублей. Обычно в таких случаях находится частный инвестор, который вкладывает средства, а государство возвращает 50% в случае успешного завершения. Ученые рассчитывают на поддержку Министерства промышленности и торговли или Министерства здравоохранения. Пока инвестор не найден.

«Полные клинические испытания обычно проходят два-три года. К сожалению, быстрее не получится — это серьезное исследование. То есть с учетом финальной стадии доклинических исследований пациенты получат новое лекарство через три-четыре года», — заключил профессор. Попытки получить препарат ведутся и в других странах, но их результаты пока не опубликованы.

Фото: plus.google.com