В России могут появиться антибуллинговые программы

Воспитание ребенка должно быть системой, а разрыв всегда ведет к печальным последствиям

В России могут появиться антибуллинговые программы

Вооруженные нападения на школьников в Перми и Бурятии и убийство студентки ВШЭ, совершенное студентом МГТУ им. Н. Э. Баумана, всколыхнули общество. Психиатры, психологи, социологи, юристы и педагоги на круглом столе в «Известиях» поговорили о подростковой и молодежной агрессии.

«Воспитание ребенка должно быть системой, а разрыв всегда ведет к печальным последствиям, – считает Зураб Кекелидзе, генеральный директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» Министерства здравоохранения России, главный внештатный специалист психиатр Минздрава. – Часть людей легко внушаемы, управляемы, другие, наоборот, стараются манипулировать другими людьми. И общество должно стараться управлять поведением подростков и молодых людей. Надо создавать в школе и за ее пределами такую систему, чтобы на первом месте были человеческие ценности».

Кекелидзе отметил, что это и называется воспитанием — домашним, школьным, общественным. Анатолий Кучерена, адвокат, председатель общественного совета при МВД России также считает, что главное – это среда, в которую помещен ребенок, то есть, в первую очередь, семья и школа. Также нужно помнить, что есть дети с психическими отклонениями.

По словам Якова Турбовского, педагога, эксперта по подростковой преступности, у малолетних преступников есть схожие характеристики. Например, у них часто плохая успеваемость. Школа формирует детей, потенциально готовых к преступлениям, считает он, ведь ребенок приходит учиться, но вскоре желание у него пропадает. Поэтому к каждому нужен индивидуальный подход.

«Но невозможно обеспечить индивидуальный подход учителя к ученику, не обеспечив индивидуального подхода к учителю, – считает Турбовский. – Мы ни одного учителя индивидуально не формируем. Правительство до сих пор не может осознать, что не экономика определяет бытие народа, а образование и культура. Мы пытаемся сэкономить на том, на чем экономить нельзя».

Эксперты также отметили, что сейчас стало больше психически нестабильных детей. Это связано с никотиновой зависимостью ребенка из-за курения женщины во время беременности, халатности суррогатных матерей, наследственностью доноров яйцеклеток и спермы, формирования нервной системы вне утробы при искусственном оплодотворении и т.д.

«Сейчас психиатр осматривает ребенка профилактически с трехлетнего возраста, до трех лет — невролог. Но есть расстройства, которые видны с первого года жизни. Нужно, чтобы профилактические осмотры психиатра были и в раннем возрасте», – уверен Кекелидзе. Кроме того, считает он, в детском саду обязательно нужен психолог. Уроки по психологии могут появиться и в школьной программе.

В мире существуют эффективные программы по работе с травлей и школьным насилием. Они охватывают все элементы школьного сообщества, работу с родителями и учителями. Мария Новикова, психолог, научный сотрудник лаборатории асоциального поведения Института образования ВШЭ выразила надежду, что антибуллинговые программы в России появятся в ближайшее время. Программа сейчас на этапе разработки.

«Больше половины родителей не знают, что их детей травят в школе. Здесь очень большую роль играет классный руководитель, важны отношения родителя с ним, чтобы можно было прийти и поговорить. Нужно выстроить и сохранить доверительные отношения с ребенком. Не взламывайте страницы детей в соцсетях, не читайте дневников без разрешения детей. Крайне желательно, чтобы ребенок родителя «зафрендил». А еще для ребенка важно, насколько в семье принято говорить о переживаниях, эмоциях», – сказала Новикова.

Фото: Getty Images/Slonov