Валентин Балашов: мурманчане сидят без рыбы в угоду интересам олигархов

Ситуация в рыбной отрасли уже не просто сложная, а опасная

Валентин Балашов: мурманчане сидят без рыбы в угоду интересам олигархов

Ситуация в рыбной отрасли уже не просто сложная, а опасная. В этом уверен председатель правления ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов. По его словам, задаваться вопросом, почему рыба такая дорогая, уже поздно. Скоро может случиться так, что рыбы вообще не будет.

«Сегодня был в магазине, где лежит треска с Дальнего Востока. Фабрики переходят на производство продукции на дальневосточном сырье. Треска, лососевые, минтай — с Дальнего Востока. Мурманск — рыбная столица, до трески четыре часа ходу на пароходе, а трески нет», - сказал Валентин Балашов.

Он предлагает новую риторику — куда уходит рыба? А уходит она в Нидерланды, Великобританию, Норвегию. Дефицит трески в магазинах Мурманской области особо привлёк внимание этой осенью. Причину рыбацкое сообщество называет одну - решение Северного научно-промыслового совета о передаче остатков научных квот — около 10 тысяч тонн — не прибрежникам, а океанистам, тем, кто повезёт эту рыбу продавать за рубеж. Причём представители Мурманской области проголосовали «за» это решение.

«Мы спрашивали, что вы делаете, вы же понимаете, что эта рыба уедет в Голландию? В ответ мы увидели опущенные глаза. Сегодня только середина сентября, а фабрики уже закрываются. Что же будет в ноябре? У нас просто встанет рыбопереработка в Мурманской области. Это стыдно», - рассказывает Валентин Балашов.

И фабрики закрываются. Прекратила работу «БаренцРыба», ещё ряд компаний размышляют о своих перспективах. Те перспективы, которые рисует федеральное правительство, в отрасли называют теорией, и не понимают, почему надо строить новые фабрики, когда старые умирают. Людям, которые в этой ситуации остаются без работы, никто не даёт ответов.

Механизм инвестиционных квот, который должен был стать благом и не только нагрузить российские судоверфи работой и обновить отечественный флот, но и обеспечить компании квотами, на практике ударил по малому бизнесу и колхозообразующим предприятим. Например, в Архангельской области или Ненецком автономном округе, где есть деревни, на базе которых функционирует колхоз с одним-двумя пароходами. Понятно, что средств на постройку нового судна им в жизни не собрать, а тут ещё и квоту гигант рынка забирает.

«Деревня загнётся, а крупные компании построят на эти квоты пароход, увеличат, как нам говорят, свою эффективность. Но эффективность это что? Цифры в бухгалтерском отчёте конкретной фирмы? Если политика в области развития рыбного хозяйства направлена на повышение эффективности крупнейших бизнесменов, тогда так и скажите, что мы отстаиваем интересы крупнейших бизнесменов. А ваши заботы нам не интересны, это ваши проблемы», - подытожил Валентин Балашов.