Нерешенные проблемы прибрежки вызовут повышение социального напряжения в регионе

Об этом на правительственной комиссии в Москве заявил глава региона Андрей Чибис

Нерешенные проблемы прибрежки вызовут повышение социального напряжения в регионе

В распоряжении ИА «Би-порт» появилась стенограмма заседания правительственной комиссии по развитию рыбохозяйственного комплекса, из которой понятно, что обсуждение поправок, разрешающих первичную обработку рыбы на судах прибрежного лова, было отнюдь непростым.

Напомним, правительственная комиссия поправки в закон поддержала, а вице-премьер Виктория Абраменко пообещала законопроекту – «зеленую» улицу.

Как следует из выступления представителя Пограничной службы ФСБ России, у них накопилось немало замечаний к действующему федеральному закону о рыболовстве, а прибрежники так вообще оказались на подозрении.

«По нашим оценкам, предоставлена возможность рыбопромышленным предприятиям, осуществляющим прибрежное рыболовство, использовать предоставленные преференции для получения дополнительной прибыли, не обеспечивая насыщение рынка отечественной рыбопродукции и загрузку береговых перерабатывающих мощностей», – достаточно витиевато обозначил позицию пограничного ведомства его представитель.

Проще говоря, прибрежников гипотетически обвиняют в том, что они прибрежный улов, везут не на российский берег, а под видом промышленного (а в этом случае первичная обработка разрешена), например, за границу. И таким образом, извлекают прибыль, продавая рыбу дороже. Да еще и пользуются государственными преференциями. Если следовать этой логике, то, наверное, непотрошеную пикшу и треску за границу уже не продашь. Но из-за потери качества не продашь такой улов и в торговых сетях регионов РФ, как того требует Погранслужба, хотя вряд ли это можно отнести к ее компетенции.

Генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Константин Древетняк согласен с тем, что, если сначала добыть рыбу по прибрежной квоте, а потом перевести в промышленную, то это является грубым нарушением закона. Да только подобные случаи ему неизвестны. Компании прибрежного рыболовства и капитанов судов привлекают к ответственности за первичную переработку рыбы на судне, а не за подмену «вывески» улова.

Предположить, конечно, можно все, что угодно. Но если перевести ситуацию в цифру, картина получается безрадостная.

«В 2020 году из-за действий инспекторов Погрануправления мы недобрали 7 575 тонн трески и пикши, это по отношению к прибрежке – практически 20 % от квоты. В этом году за январь-месяц мы выбрали трески и пикши 741 тонну, при том, что на 3 602 тонны меньше по сравнению с прошлым годом. Я бы хотел обратиться, чтобы в протоколе было отражено, что рыбаки хотят, чтобы пока принимается закон, была возможность спокойно работать – люди не выходят в море, боятся», – прокомментировал положение дел в отрасли глава Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев.

Как сообщал «Би-порт», мурманские прибрежники уже «оставили в воде» более 700 млн рублей. А это зарплаты экипажам судов, и доступность охлажденной рыбы для потребителя, которой, к слову, уже не найдешь на прилавках мурманских магазинов.

Точку в споре между пограничниками и прибрежниками в Москве поставил губернатор Мурманской области Андрей Чибис. Он точно и жестко сформулировал, чем может закончиться волокита по принятию поправок в закон о рыболовстве, разрешающих вести первичную обработку прибрежного лова.

«Если мы эту проблему оперативно не решим, уровень социального напряжения вырастет радикально. А если, в принципе, мы эту проблему не решим, то квота в 20% уйдет в промышленный лов, и тогда никаких ограничительных мер по поводу того, что продукция станет уходить за пределы РФ, вообще не будет», – заявил Андрей Чибис.

Возвращаясь к напечатанному, глава региона поручил профильному заместителю и сенатору от Мурманской области продолжать держать вопрос принятия поправок по прибрежке на контроле.